Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Шесть книг о музыке св.Августина.

Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина.
Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории (не хулю, а привожу причины своего перевода)
1) дорогой
2) в малом количестве экземпляров
3) отзывы , которые она сама оставляет об этой книге (например, что она противоречит науке) заставляет сомневаться в нем. Переводить книгу, поскольку считаешь ее истинной - и переводить какой-то ненаучный  памятник культуры - это совсем разные вещи.
4) переводчик - музыковед. То есть тот же искусствовед, только в профиль.
5) И считает "шесть книг о музыке" трактатом о музыке в современном понимании - т.е. о том, как бренчать на балалайке. В то время , как это богословский трактат и речь идет о глубинах природы человека и мировой гармонии , и "музыка" здесь такая же Божественная, как геометрия св.Григория Нисского , физика  св.Иоанна Дамаскина  и космология Космы Индикоплова.

В формате docx.
https://drive.google.com/file/d/14oAF4ZDE7d1mOs8cRm_6gOZrg8VoeGEm/view?usp=sharing

В формате odt (пересохранение из MS Office, так что работу содержания гарантировать не могу)  .

https://drive.google.com/file/d/1rFYGBeyhLu-IWYrAvSncsUPUeL3q0LlO/view?usp=sharing

_______________________

Немного о самом переводе.
Первая книга практически полностью взята с уже готового перевода на народ.ру.
Впрочем, он был сверен с оригиналом и оставлен почти без изменений потому что вполне ему соответствует.

Книги вторая-пятая переведены с нуля, сверялся с имеющемся на гугле английским частичным переводом.

Шестая книга переведена тоже с нуля, но при этом сверялся я как с упомянутым переводом, так и с любезно присланным metaspector готовым переводом шестой книги от искусствоведов.

Этот перевод оставил двойственное впечатление. С одной стороны, он помог мне выбраться из пары водоворотов и темных мест, которые бы я без него не смог бы сформулировать более менее ясно.

С другой стороны там есть странные отступления от текста вроде "большинство людей рождаются от греха" вместо "многие люди рождаются от прелюбодеяния". И большая часть темных мест оригинала осталась темной и в этом переводе, так что я часто ловил себя на том, что текст распадается на набор бессвязных слов, трудно собираемых в смысл.

И это трудно поставить переводчику в вину, поскольку
а) У блаженного Августина громадный словарный запас. И когда в латинском языке кончаются слова, он спокойно переходит на греческий.
б) Громадные мысли он упаковывает в минималистические почти афористические фразы, которые упакованы как углерод в алмаз.
в) крайне специфическая тема, еще неправильно распознанная (условно говоря - музыкант переводит медицинский трактат)
г) совершенно иное математическое мышление. Я постоянно сталкивался с тем, что примитивные математические рассуждения с числами один, два и три ускользают от моего понимания. Пока не осознал, что это потому что полученное в школе образование отштамповало мозг в совершенно другом направлении. И математика блаженного Августина - ПРИНЦИПИАЛЬНО иная. По сравнению с ней школьная математика почти физически ощущается проказой на мозге.

По этой причине я сначала хотел оставить чистый текст, но потом понял, что читатель может "сломаться" на первых же главах первой книги, поскольку "детское учение" блаженного Августина мало того, что находится вне общеобразовательной парадигмы российско-советской школы, так еще и скрывает в своей специфичности универсальность, которую просто  могут не заметить, как не заметили этого корифеи предыдущих переводов, которые так и не смогли договориться, о чем трактат -  о поэзии, ритмике, музыке, богословии...

А именно - на свойствах латинской морфологии и классического стихосложения  блаженный Августин показывает универсальные принципы Божественного порядка и гармонии вселенной.

Поэтому я (может быть крайне самонадеянно) вставил в текст самые важные комментарии, которые делятся на три группы.
1) Указание универсальности отдельных пунктов, чтобы не пролистали равнодушно со словами "чо за фигня".
2) Указание на связь с учением греческих отцов-мистиков (в первую очередь, св.Дионисия Ареопагита и св.Григория Паламы) .
Нет , я не вдавался в тонкости нетварного света и созерцания иерархий - крайне ограниченный минимум   цитат, которые показывают, что учение блаженного Августина - не плод его воображения или рациональных экзерциций, а единое для святых созерцание Божественного чина в глубинах творения.
3) Указание единых принципов музыки, каллиграфии, живописи, искусства управления  и искусства искусств - добродетели.

Для кого-то эти комментарии, надеюсь, будут плюсом, для кого-то будут минусом.
Также и минусом и плюсом, возможно, будет то, что перевод я делал сначала на славянский язык , и потом его переделывал в современный русский.
И хотя я после перевода прошелся пару раз с граблями, вычесывая слишком архаичные обороты вроде двойного винительного, наверняка будут некие шороховатости и темные мысли.

Впрочем, перевод распространяется совершенно свободно , поэтому каждый волен его исправлять как ему угодно.

Формат Word +ODT  с встроенным оглавлением каждой книги.
-----------------------------
UPD
Здесь можно скачать "Святоградец" в переводе профессора Герцмана - билингва с оригинальным тестом.
А здесь - английский перевод с комментариями (также есть оригинал)
------------------------------
UPD
По ссылке можно также скачать краткое резюме по так называемому "Искусственному Интеллекту" и использовать его по своему усмотрению.

promo ortheos september 3, 2020 11:11 36
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…

Тайны и загадки сверчкового шестка

Если кто до сих пор считает, что русская пословица "всяк сверчок знай свой шесток" означает право дебила во власти унижать и топтать подчиненных и братию , прошу обратить внимание на эту статью

Но тут граммарнаци принесли кое-что не менее интересное.

Похоже "шесток" , т.е. шестой ряд в качестве работной  базы  в русской печке вовсе не случайность, а возможно имеет довольно глубокий смысл.
---------------------------------------------
Все знают слово "сенатор" и "сенат"
Происходят они от слова senex - старец.
"Сенат" - это собрание старцев, "сенатор" - это человек из собрания старцев.

Очевидно, но не всем известно, что такие слова как "сентимент" ,"сенсор", "сентенция", "сенсация" однокоренные латинские слова к слову "старец".
Сентенция - это изречение старца, сенсум (чувство) - это понимание (в первоначальном значении) ,которое открывается в старце,  сенсация -то, что рассказывают старцам.

И уж совсем неожидано (по крайней мере для меня), что само слово "старец" senex однокоренное со словом "шесть" sexus
В форме senus (шестиричный) это становится очевидным.

Старейшинство в латинском языке происходит от числительного "шесть".
Каковы тут могут быть причины и логические связи?
Шестое поколение в ряду правнук-внук-сын-отец-дед-прадед?  Сомнительно.

Единственное что я могу по этому поводу подумать - что человек был сотворен в шестой день как царь и властелин видимого мира, и отсюда через глубокие предания древности это окаменело в латинской этимологии.

Возможно, с этим связано и таинственное значение шестка русской печи  - не говорю, что через латинский язык, а по тому же преданию от глубокой древности.

Этимологическое утро

Poll #2122724 Настоятель

От какого слова происходит "Настоятель"?

Наст
0(0.0%)
Настойка
6(46.2%)
Стойка (кибадачи)
2(15.4%)
Стойка (барная)
0(0.0%)
Настольный
2(15.4%)
сокр. "для настоящих пацанов"
1(7.7%)
Настя
0(0.0%)
На стене
0(0.0%)
Стольник
1(7.7%)
Mercedes-Benz W100
1(7.7%)
  • Tags

Инженерное значение стыда.

В продолжение предыдущего поста, где выяснилось , что скверна - это жара.
В самом деле, когда человек делает скверное дело, ему говорят - " как тебе не стыдно"
"Стыд"- слав. "студ"- это "стужа, мороз, холод".
Ирмос седьмой песни на Успение Пресвятой Богородицы начинается так:  "Безстудней ярости же и огню..." - и на славянском языке получается прекрасная игра слов, отсутствующая в греческом оригинале: бесстыжая ярость и огонь без охлаждения.

Удивительно прекрасная связь - если нет стыда (холода), то происходит скверна (жара)
Что это?
Да это же очевидное инженерное - "если не охлаждать двигатель/процессор, то будет перегрев".
Скверна, окутавшая наше общество - это перегрев.
А отсутствие стыда, как понятия - это отсутствие системы охлаждения.

Гееннский пламень - вполне логичное развитие скверны, как перегрева.
Перегрева человеческой природы.
Когда блудодей  говорят объекту похоти "какая ты горячая!", он говорит - "какая ты скверная  и бесстыжая! " , а та и радуется , хотя он всего лишь сказал , что у нее отказала система охлаждения и начался перегрев, который приводит к гибели. 

Сковорода - оружие возмездия.



Летом наступает скверна-жара, появляются скверные-горячие девицы, которые соблазняют мужей на скверные-жаркие дела, за которые дома справедливо получают от жены сквернодой-сковородой со сквернами-шкварками по лбу.

В этой связи совершенно неожиданную глубину приобретает совет преподобного Паисия желающему сохранить здоровье монаху - выбросить сковороду и купить кастрюлю. 

Загадка преподобного Максима Грека.

Первую славянскую научную грамматику, по слову Востокова, составил преподобный Максим Грек.
Вот перечисление частей речи , которые он приводит
Попробуйте угадать, что имеется в виду по нашему сциентическому изводу.
Перевод - под катом

Имя
Collapse )

Слово
Collapse )

Часть
Collapse )

Загадка
Collapse )

Прозвище
Collapse )

Присловие
Collapse )

Случение
Collapse )

Сладка
Collapse )

Толкование:
Collapse )

Название славян

Филолог Востоков:

"Слути" - однокоренное со  "слух". От слова "слух" происходит "слушать" и "послушание".
Т.е. "послушание" - однокоренное со "славой".

Таким образом, в самом славянском языке содержится учение Православной Церкви о том, что послушание Богу - причастие Его славе (это буквально однокоренные слова) . Более того само слово "право- СЛАВНАЯ" содержит очевидно смысл "право-послушный", т.е. находящийся в послушании и в правом, должном послушании. Послушание бесам-  неправое послушание. А "неправославный" - это именно "неправое послушание", т.е. послушание бесам.

Интересно здесь то, что в английском языке slave - "раб". Хотя происхождение этого слова от гнусной работорговли славянами, однако в свете этимологического единства слов славянин-послушание-слово-слух , это становится нечто вроде проречества Каиафы, который хотел Господа Иисуса Христа убить, а вместо этого дал Ему славу как мессии и Единому искупителю всех. Так и тут хотели унизить - а показали святое послушание и славу Божию, сияющую на славянских народах.

--------------
И как-то не обращал внимания, но справедливо православная вера преимущественно обладает славянами.

И отсюда : кто не православный - тот не славянин, тот не послушен Богу, тот не имеет славы.

Как учить иностранные слова.


" Стоики, над которыми Цицерон по этому поводу насмехается как это может делать только он, утверждают, что нет ни одного слова, несомненного происхождения коего нельзя было бы объяснить. И ввиду этого их легко было осадить, если ты скажешь, что это дело бесконечное: какими бы словами ты происхождение некого слова ни истолкуешь, в свою очередь происхождение этих [слов] придется тебе искать, то они ответят, что оно должно разыскиваться до тех пор, пока не дойдет до того, что вещь не будет согласовываться со звучанием слова по какому-то уподоблению, например, когда мы говорим: «звон медных грошей», «ржание лошадей», «блеяние овец», «шум толп», «лязг цепей».

Ты ясно ведь видишь, что эти слова так же звучат, как и вещи, которые обозначаются этими словами. Но так как существуют вещи, которые не звучат, то в их подобии получает перевес осязание, как если бы оно дотрагивалось до чувства мягко или резко. Мягкость или резкость букв проявляется при их прикосновении к слуху — так и рождаются с их помощью имена: например, само мягкое lene звучит мягко, когда мы его произносим. Кто, равным образом, не сочтет резкость asperitas резкой по самому имени?

Для ушей мягко, когда мы произносим наслаждение voluptas, резко, когда мы произносим крест crux. Как воздействуют сами предметы, так чувствуются и слова. Мед mel: насколько приятен вкус самой вещи, настолько приятно и имя ее дотрагивается до слуха. Острое acre для обоих [чувств — вкуса и слуха] является резким. Шерсть lana и терновник vepres — как слышатся слова, так и они, когда до них дотрагиваются.

Считают, что то, где смысл вещей согласуется со смыслом звуков, является как бы колыбелью слов . Отсюда право именования переходит к сходству между самими вещами, как например, крест crux назван так по той причине, что резкость самого слова согласуется с болью, которую причиняет крест; ноги crura, однако, были так наименованы не из-за резкой боли, но потому что длиною и крепостью своей среди прочих членов тела подобны они древу креста.

Это доходит и до от-употребления(abusio) [катахреза], когда употребляется наименование, не столько подобное вещи, сколько как бы соседнее с ней. Чего же есть подобного среди значений маленького parvi и мелкого minuti, когда может существовать маленькое не только не мелкое, но даже до известной степени растущее?
Мы, все-таки, вследствие некоторого соседства говорим «мелкое» вместо «маленького». Однако это от-употребление слова находится во власти говорящего: у него ведь есть слово «маленькое», чтобы он не говорил «мелкое».

Вышеупомянутое больше имеет отношение к тому, что мы теперь желаем показать, ибо, когда в банях говорится бассейн piscina, в котором рыб piscium никак быть не может и который не имеет ничего похожего на рыб, кажется, однако, [что он] так назван не от слова «рыба», а из-за воды, где рыбы живут. Так, имя перенесено не по подобию, но используется по некому соседству. Ибо если кто-нибудь скажет, что люди благодаря плаванию делаются подобными рыбам, и отсюда происходит имя бассейна, то глупо это опровергать, когда [имя] ни с одним из предметов не расходится и в обо их из них кроется. Все же хорошо получилось, что мы уже можем рассудить при помощи только одного примера, чем различается происхождение слова, которое схвачено по соседству от того, что производится по подобию.

Отсюда переходят прямо вплоть до противоположности. Ведь считается, что роща lucus названа так потому, что меньше всего светится luceat, война bellum — от того, что вещь не милая bella, и союзу foedus [дано] имя потому, что это вещь не мерзкая foeda. Ибо, если бы оно было, как иные полагают, названо от мерзости свиньи, то происхождение [слова] воз-вратится к пресловутому соседству, когда же то, что делается, именуется от того, посредством чего делается. В самом деле, это соседство представляет собой широкое понятие и может быть разделено на ряд аспектов. [А именно:]  по причине действия , как та самая мерзость свиньи, посредством которой образуется союз, или по результатам действия , как колодец puteus называется так от того, что его действием является питье potatio, или через то, что содержит, как город urbs, который, полагают, был наименован от окружности orbis, ибо имелось обыкновение обводить плугом место, освященное птицегаданием, что и упоминает Вергилий, когда Эней обозначает город плугом*, или через то, что содержится, как если бы кто, по-меняв букву в слове амбар (horreum), утверждал, что его название происходит от ячменя hordeum, либо вследствие «злоупотребления», когда мы говорим«амбар», а в него прячут пшеницу, либо по части о целом, как весь меч назы-вают именем острия mucronis, которое является оконечной частью меча,либо по целому о части, как волос capillus словно колонна головы (capitis pilus).

К чему мне углубляться далее? Какие бы иные [подразделения соседства] ни добавлять — либо по подобию предметов и звуков, либо по подобию самих вещей, либо по их соседству, либо по противоположению, — [во всех них] содержится, как ты увидишь, происхождение слова.

 И это при том, что мы не в состоянии, и, в конечном счете, не всегда можем проследить его далее подобия звука. Бесчисленны ведь слова, происхождение которых или, как я считаю, не существует, или сокрыто, как утверждают стоики.

Посмотри все-таки, маленько, каким образом [стоики] рассчитывают дойти до этой словесной колыбели или, лучше сказать, ствола, либо даже семян, далее которых разыскивать происхождение они не допускают и никто, если даже захочет,ничего найти не сможет.

Никто не отрицает, что слоги, в которых буква «V» занимает место согласного и которые являются первыми в нижеследующих
словах: vafer (хитрый), velum (парус), vinum (вино), vomis (лемех), vulnus (рана),
издают густой и как бы здоровый (validum) звук.

Ибо это одобряет и обычай речи, когда в некоторых словах мы его опускаем, чтобы он не отягощал слуха. Действительно, откуда происходит, что amasti (вы полюбили) мы говорим охотнее, нежели amavisti, и nosti (вы узнали) — чем novisti, и abiit (он ушел), а не abivit.

Когда мы говорим «сила» (vim), то звучание слова, как оно произносится, слышится крепким и подходит к вещи, которую обозначает. Уже
по этому соседству были названы, как может представляться, «узы» (vincula),также как и «ивовая лоза» (vimen), которой нечто обвивается, то есть посредством того, что ими производится и потому, что они являются насильственными. Сходным образом, «лозы» (vites) хватают своими обвивами подпоры, на которые опираются.

Сходным образом, благодаря сходству Теренций назвалсгорбившегося (incurvum) старика согбенным (viеtum)**. И от этого же земля,которая из-за ног путников является извилистой и протоптанной, называется «дорогой» (via). Если же via так названа оттого, что, как чаще думают, была
протоптана «силою ног» (vi pedum), то происхождение ее возвращается к то-му самому «соседству». Однако произведем его по подобию виноградной(vitis) либо ивовой (viminis) лозы, названной от «изгиба» (a flexu). Итак, спра-шивает меня кто-нибудь: вследствие чего «дорога» так названа, я отвечаю, чтоот «изгиба», потому что согнувшимся (flexum) и как будто кривым называют  согбенного (vietum) старика, откуда и vietos (согбенными) именуются также и железные ободья, опоясывающие дерево колеса.

[Собеседник] продолжает расспрашивать, почему vietus («согбенный» обод) называется согнувшимся (flexum), и тут я отвечаю, что по сходству с виноградной лозой (vitis). И когда он настаивает и требует, откуда происходит такое имя лозы (vitis), я говорю: потому что она обвивает (vinciat) то, что связала. Им выведывается, откуда происходит само [слово] «обвивать» (vincire); мы скажем — от «силы» (a vi).Он осведомится, «почему сила так именуется»; тогда дается обоснование: потому что слово соответствует обозначаемой вещи своим мощным и как бы здоровым звучанием.

Далее спрашивать ему не о чем." (Блаженный Августин, "Диалектика")


А мы можем удивиться тому, как последние примеры похожи на славянское "виться", "витии" , "обвивать".

Лингвистика и теория эволюции.

Сциентическая лингвистика сходна с теорией эволюции.

Теория эволюции учит о том, что из случайных комбинаций атомов случайно появилась жизнь, которая сама собой потом развилась и превратилась в венец творения- содомита.

Лингивистика учит о том, что из уухов шимпанзе случайно появились осмысленные слова, которые потом развились и превратилось в совершенство - американские скрипты who | grep -i -m 1 $1 | awk '{print $2}

О безумии обоих этих теорий говорит многое, но в первую очередь - безумие результата.

Что такое безумие? это хаос в мыслях, отсутствие связей, когда один обрывок смысла совершенно не связан с прочими.
Это одинаково характерно для поведения содомитов и для программирования в его американском изводе.

Для любого человека очевидно, что язык представляет собой цельную иерархическую структуру. Нарушение этой иерархической структуры настолько характерно, что многие психические (например, шизофазия) и даже физические (например, инсульт) заболевания диагностируют именно по нарушению этй цельной структуры речи.

Сциентизм, который учит о том, что такой структуры нет и быть не может, поскольку является вечным случайным хаотическим бульканьем звуков, из которых сами собой непредсказуемо вылупляются слова , явлется безумием большим, чем шизофазия, поскольку шизофазия знает о целостности языка, но по немощи не может в нее.

А сциентизм ее отрицает принципиально.

При этом он настолько безумен, что постулировав случайные и непредсказуемые изменения в языке, как метод его образования и "развития", он тут же начинает "изучать их закономерности".

Нормальный человек бы сказал - "случайность" и "закономерность" это взаимоисключающие понятия.
Их отличие друг от друга заключаются именно в несовместимости.
Закономерный итог потому и закономерен, что не случаен, а случайное событие именно потому и случайное, что не проистекает неминуемо от закона.

Но сциентизм , как апофеоз безумия, это не смущает.
И в этом безумии он совершенно логичен.
В самом деле, если слова имеют случайное происхождение, то имеют и случайное значение.
А случайное значение, поскольку не имеет постоянства, не может быть определяющим.
Поэтому сами понятия "закономерный" и "случайный" не имеют никакого смысла, тем более - взаимоисключающего.
Для сциентиста слова - просто пустая оболочка вокруг понятий, которые он переопределяет в любой момент, даже в
момент речи.

Это облик фантомов, которые сциентист испускает подобно кишечным газам для одной единственной цели- заражения своим безумием.

Обессмысливание слов, распад их , превращение в случайный несвязанный с цельным исключительно практический скрипт из бессмысленных, но условно заданных значений , которые находится в вечном процессе превращения ради превращения - это апофеоз лжи, апофеоз распада сознания.

Наблюдается он сейчас повсеместно  -в вздувающихся и тут же лопающихся аббревиатурах IT-индустрии, в странных словах песен, в ЛГБТ-игре с терминами и значениями слов, в новоязах и псевдоязах (вроде олбанского) всех мастей.


Это особенно любопытно по отношению к безумному и неудержимому стремлению реформаторов "перевода" Богослужения и Священного Писания .
Что они говорят?
"Они написаны непонятным сейчас языком".

Видите?
У реформаторов существует "сейчасный язык" - не русский даже,  а "сейчасный".
Т.е. тот набор условно заданных определенией морфем, который они переопределяют безостановочно.

Очевидно, что даже если бы они сделали такой "перевод", то он мгновенно перестал бы быть понятным, потому что в распаде сознания нет никаких твердых, постоянных значений.
Очевидно, что единственный "выход" - это перманентное состояние переложения Богослужения и Писания  даже не на язык - а на тредовый вирулентный набор мемасиков , который устаревает часто еще до того , как станет популярным.

Тик-токеры, как формирователи языка, сознания и  через переводы на их лексику - религии - каково?

И какой последует выход?
Правильно.
Автоматизировать перевод.

Утром назначенный реформатор загружает в систему машинного перевода текущий набор условных значений морфем из тиктокосленга.
Через пять минут получаем перевод Священного Писания и Богослужения на сейчасный язык.
Получившийся перевод патриархийные менеджеры  рассылают по электронной почте настоятелям и архиереям подобно "богослужебным указаниям", только не на год ,а на один день.
Да ну.
Мы же все знаем, что будут продавать.


Фактически реформаторы , желающие "перевода на понятный язык" - это разлагающиеся трупы, которые жаждут сгноить неразлагаемое - превратить Само Священное Писание и Богослужение Церкви в пенящуюся продуктами распада  информационную массу,   потерявшую  уже не только Духа Святого, но и человеческую душу.

Потому что главное свойство теории эволюции в том, что распад и деградацию она принимает за совершенствование.