Category: искусство

Бесовские хари Возрождения.

Луиджи Пульчи пишет  Лоренцо Медичи.

"Я опишу тебе вкратце этот купол Норчии, или скорее, эту гору жира, которую мы посетили. По правде я бы не поверил, чтобы его было столько во всей Германии и Сардинии. Мы вошли в комнату, где торжественно восседала эта жирная маслянница, и уверяю тебя, ей было на чем восседать. Два турецких литавра на груди, отвратительный подбородок, лицо вспухшее, пара свиных щек, шея, ушедшая в эти литавры. Два глаза , состоящие из четырех, с такими бровями и с таким количеством жира и сала кругом, что никогда еще реку По не запруживала лучшая плотина. И не подумая, чтобы ноги ее походили на ноги Юлия Постника. Я не знаю, видел ли я когда нибудь вещь столь жирную и маслянистую, столь обрюзглую и мясистую, и наконец - столь смешную, как эта странная befania. После этого мне ночью только и мерещились что горы масла и жира и пирожков и всяких других отвратительных вещей"  20 мая 1472 года.

Говнюк описывает юную семнадцатилетнюю Софью Палеолог - невесту Ивана Третьего.

Я не сильно доверяю археологическим реконструкциям, но даже 58-летняя Софья выглядела примерно так:




Для сравнения -  вот как выглядит некая  "голливудская звезда" в свои 40+




Почему же говнюк хулил внешность Софьи Палеолог?
Ответ банальный.

"Не смотря на поздний час нам не предложили ни выпить, ни закусить, ни даже стакана вина, ни по гречески, ни по латински, ни по простонародному".

Знатному деятелю Возрождения не проставили стограмм - он и отомстил как мог - вонью.
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

О подлинном искусстве.


На этой картине  вы можете видеть, как пропившихся до последнего гроша бросивших жен и детей ради привольной казацкой жизни откровенных  уголовников , которые нанялись за бутылку водки тащить баржу,  знатный лыворюционэр Репин выдает  за страждущих от кровавого царизма русских мужиков.

Из "Астраханских писем" И.С.Аксакова:

"Ямщичий староста в Царицыне, пока мы пили чай, рассказывал нам много любопытного про Астрахань, где он живал.
- У нас в народе этот город называют Разбалуй-город, а губернию народною, потому что летом изо всех губерний собираются люди на промысел. Кто раз побывает в Астрахани, тот весь переиначивается, забывает все домашнее и вступает в артель (банду- Орф. ), состоящую из 50, 100  и более человек. У артели все общее, подступая к городу , она вывешивает свои значки, и купечество спешит им отворить ворота. У них свой язык (уголовный-Орф.) , свои песни, свои прибаутки. Семейство для такого исчезает, и он делается необыкновенно общителен, сейчас знакомится со всеми незнакомыми и добывая много денег, все растрачивает в гульбе. Из них самые смирные бурлаки, потому что вместе с судами возвращаются вверх по Волге домой".

Какая однако у ынтеллигэнции болезненная любовь к уголовному элементу. А у советской школы (и искусствоведов) - к неистовой и бесстыжей брехне.

Незаживающая рана европейского ума.

В продолжение темы об аналитическом мышлении, как источнике разложения и вечной смерти.

Вот что пишет "отец европейской науки" Фрэнсис Бэкон в своем трактате " О достоинстве и преумножении наук" , показывая , каким образом происходит мышление в нем самом.

"Образы и впечатления от единичных предметов , воспринятые органами чувств, закрепляются в памяти.
При этом первоначально они запечатлеваются в ней как б нетронутыми, в том самом виде, в каком они явились чувственному восприятию.

И только потом человеческая душа перерабатывает и пережевывает их ,а затем либо пересматривает , либо воспроизводит их в своеобразной игре (in ludo) , либо соединяя и разделяя их, приводит в порядок"


Очевидно, что такое мышление свойственно не только ему, но и всем его читателям- т.е. современникам и коллегам, иначе бы он не искал и не находил  подтверждения своим словам в их собственном опыте.

Первый абзац - это не что иное, как ИКОНОПИСЬ.
 Это отпечатлевание иконы в уме от первообраза реальности. И этот процесс здравый и действительный.

А вот второй абзац - это и есть аналитическое мышление, разложение , разрушение сформировавшейся иконы, и самостоятельное конструирование из останков трупа франкенштейна воображения, иллюзии.
Обратим внимание, что Бэкон говорит , что воспроизводит их в "своеобразной игре" - in ludo. Слово "иллюзия" - это "in lusia" - "в- игрывание". Аналитическое мышление - это не реальное мышление, это мышление, которое  формирует иллюзию по своему собственному вкусу и желанию.

Ярким примером такого мышления является хохлопропаганда- впрочем, как любая пропаганда. Советская, фашистская, либеральная . Любая пропаганда построена на этом принципе - разложении цельного образа на элементы и собирание из них фантомов по собственному вкусу. Так и из кровавого тирана  Сталина получается православный святой, и из святого страстотерпца Николая кровавый тиран и душитель свободы .

Целомудренное же мышление имеет другое развитие.

"И потом человеческая душа, через постоянную практику общения с первообразом на опыте  познает сердцем и умом цельную совокупность его свойств и от этой совокупности цельно-познает первообраз

Итогом чего является имя, с которым этот опыт и совокупность свойств соединяются в уме неразрывно и неразложимо."


Самый яркий пример - это мама.
Ребенок не разжевывает маму, не пересматривает ее, не соединяет и не разделяет впечатлений от нее.
Ребенок через саму жизнь на опыте познает, что такое это- мама. И совокупность этого опыта соединяется неразрывным образом в одно имя. Которое достаточно сказать - и выразить все. Причем разложить, анализировать это понятие уже не возможно - в этом и есть целомудрие.

Если желаете, то можете взять другие такие же слова , с которыми это целомудрие через опыт сопряжено неразрывно:  "чадо", "любимая", "милость", "родина"  и многие другие.

Они неразложимы , не подвержены анализу в принципе.  И горе тому, кто подвергнет их "анализу" в своем мозгу.

Этот принцип заложен в иконопись.
Иконопись - это не  прикладное искусство со спецификой правил и канонов.
Иконопись - это подлинная наука, настоящее познание бытия , противоположное и враждебное аналитическому мышлению.

Собственно в этом и заключается пропасть между русским православным человеком и европейски образованным. Она в этой глубокой бэконовской ране ума, из-за  которой европеец не в состоянии думать цельно. Он все разлагает, все разрушает (включая "мама", "любимая", "чадо", "родина")  и из обломков лепит призраков, по своему вкусу и по текущей моде -  призраков,  которые ему до смерти милы.

Вы удивляетесь тому, что в Европе и США люди такие "доверчивые", что верят пропаганде в стиле "русские придут и съедят всех людей"?
Они не "доверчивые". Им вообще не нужна правда, т.е. неразложенные , цельные образы прототипов.

Это цивилизация , вселенная преднамеренных иллюзий. Они собственно и ждут их, и единственное требование к ним от этих иллюзий - чтобы был дизайн и тренд.

"доверчивые европейцы" бы не поняли властей, которые вдруг перестали бы эти иллюзии испускать.
Да, это не что иное, как наркомания без наркотиков.
Именно поэтому в Европе легализуют наркотики.
Наркотический бред - это естественное и желанное состояние аналитического ума.

Пресловутый же постмодернизм - это этап, когда сознание, погрузившись в мрак собственных аналитических иллюзий, вдруг понимает, что кроме них ничего не видит и не воспринимает.
И тогда оно отрицает само существование истины - цельных образов - отпечатков с истинных прототипов. И признает существование только собственных иллюзий .

И здесь удивительно сходятся в одной точке постмодернизм, европейский солипсизм, индийская философия и буддизм.
Имя этой точке- Пилатово "Что есть истина".

...


Настоящее название этой широко но мало известной картины:

Два Ивана Петрова и мертвый мальчик ищут живописца Васнецова , чтобы навешать ему люлей за чистяковщину.

Удивительно, как одни и те же люди кроют матом девочек дизайнеров и восхищаются Васнецовым.
В самом деле. Илья Муромец зачем-то отдает ворогам честь рукой в варежке , потому что этот жест, призванный заслонить глаза от солнца совершенно не в тему при пасмурной погоде (облака с тучами, серо-зеленый колорит, отсутствие теней). Долбая себя шипами  висящей палицы по животу при каждом шаге коня, Илья Муромец  копьем чуть не режет горло коню Добрыни , который в свою очередь меланхолично пытается вытащить меч единственно невозможным в принципе способом. Лица крестьян Петровых, как и загадочный взгляд мертвого мальчика выражает не поиск ворогов, а стремление как можно скорее свалить от живописца Васнецова. Чтобы мертвому мальчику было веселее, живописец надел на него тяжелый пластинчатый  доспех, превратив его зачем-то в половинку  пехотинца (нижняя половина тел как мальчика, так и крестьян Петровых брони не удостоилась) , после чего сунул ему в руку даже не половинчатый - полпехотинцу  конечно приличнее половинный лук, но нафига он тяжелому полпехотинцу - неизвестно - , а детский лук, стрелой от которого он тыкает своему коню в шею, чтобы тот, когда поднимет голову , проткнул себе ее. Вы спросите - почему детский? У монголов тоже были небольшие, но мощные луки. Но они были композитные - из кости, дерева и даже стали. Этот же лук - небольшая хрупкая деревяшка, которую легко сломает при натягивании подросток. Мало того, у него еще и модный золотой узорчик на рогах, который боевому луку нафиг не нужен, при этом должен был стереться от первого дня езды в седле. Отсюда вывод - мы видим трех ряженых, которые оружие в глаза не видели.

Морды коней , кроме коня мертвого мальчика , выражают исступленный ужас и судя по тому, что Илья где-то посеял лук (остался только колчан), богатыри находятся в состоянии панического бегства. Это подтверждается тем, что Алеша наоборот , посеял колчан со стрелами. Или экономный воевода выдал Алеше лук, а Илье - стрелы под строгий отчет с ведением журнала. 

О сидении.

"Стул художнику нужен лишь для временного отдыха и, самое большее, для детализации изображения. Когда акварелист садится на стул, ставит на колени подрамник, берет в руки палитру с красками и т. д., тогда у него начинает пропадать желание двигаться, отходить, чтобы видеть свою работу на расстоянии. Его невольно начинают увлекать детали, второстепенные подробности колорита, и вскоре он по своему творческому состоянию начинает переходить от живописи к рукоделию. Ответственная работа живописца требует непрерывных отходов, оценки каждого мазка как нанесенного, так и предполагаемого к нанесению, с многих, различно удаленных точек зрения. Лишь только для того, чтобы нанести мелкую деталь и не держать в это время руку на весу, может понадобиться стул.
Суровая обстановка мастерской не диктуется рисовкой или надуманной позой. Она необходима для требовательной творческой работы. Смягчение требовательности в этом отно-
шении может быть допущено лишь в случае болезни или каких-либо физических недо-
статков."


Это цитата из учебника по живописи.

Но интересно это в первую очередь христианам и в первую очередь с точки зрения реформизма-модернизма.

А нехотят ли реформаторы реформировать живопись для начала?

Вот пусть придут к художнику в мастерскую и скажут - а чего это ты устаревший и немодный такой все стоишь и стоишь. Сядь, отдохни, голубчик. Это современная тенденция, однако.

После этого они должны пойти к спецназовцу и прямо во время задержания террориста сказать ему: "И ты, родной, чего все на ногах да на ногах? Сядь, вот тебе и скамеечку принесли. Всей группой захвата  и садитесь - места на всех хватит. Ибо новые методы борьбы с террором такие - спецназ сидит на скамеечке, террористы бегают".

После чего они должны пойти в операционную и поставить табуретки для хирурга, медсестры и анестезиолога . По одной на брата. Чего же это они по шесть часов на ногах - несовременно однако. Сидеть надо.

А потом, конечно, они берут скамеечки и идут к бегунам на 100 метров. И тоже, упрекая их в отсталости и несоответствии греческой традиции олимпийского бега, предлагать посидеть - непременно после удара колокола выстрела из пистолета. Не до и не после, а именно во время бега.

И только после всего этого они могут попытаться засунуть свое свиное  хайло  в Церковь.

Внезапно.

А ведь тот неизвестный монах-старец, который просфоркой научил славянской азбуке отрока Варфоломея - преподобного Сергия - был не кто иной, как св. равноапостольный Кирилл, брат св.Мефодия.

Больше некому.

Всеобщий катарсис

Я со страхом наблюдаю тотальную картину разложения человеческого сознания в творческой тусовке.
Инстаграмм забит "скетчами", "инктоберами", "артфестами", "леттерингами" и прочей фигней.
Потому что настоящий художник прекрасно знает, как надо писать, иногда понимает, что надо писать, и не имеет ни малейшего представления - зачем.
И вот, тысячи, десятки тысяч людей  в инстаграмме сидят и с увлечением "рисуют скетчи" - гигабайты разноцветного мусора, не нужные ни им самим , ни зрителям. Которые даже взятые по отдельности совершенно выглядят как галлюцинации умирающего сознания, мучительно  распадающегося  на бессвязные обрывочные картинки  .

Инстаграмм - это какой-то прообраз будущего вечного огня, вечно разрушающего умы нечестивых на обрывки, никогда не могущие склеиться во едино.

Говноискусствоведы это хвалят и называют важным ученым словом "катарсис".

Пожалуй, это подходящее слово  (не считая того, что "катарсис" по гречески означает "причал", а "очищение" - это "кафарсис" , но мы не будем требовать от искусствоведов и психологов невозможного - знать смысла своих терминов)

  "очищение" - это когда нечто, имеющее в себе нечистоту, от этой нечистоты избавляется.
Собственно в греческом языке "кафарсис" - это  буквально удаление гноя или процесс дефекации .
Точно так же скетчеро-инктоберо-артфестеро-артвечеринкеры занимаются не чем иным, как срут обрывками своего разлагающегося сознания.
Я сейчас не ругаюсь - это бесстрастная констатация процесса в его буквальном содержании и даже названии.

Срут публично. Причем извергнутую нечистоту - свое "творчество" - размазывают себе по стене и показывают другим в инстаграммчиках,

Только гноя в голове от этого катарсиса  становится только больше.

Так и должно быть, потому что это катарсис вечного пламени геенны.





 

Являются ли иконами картины Васнецова?

Обычно даже большие либералы и любители русского символизма не дерзают сатаниста Врубеля , который во все услышание заявлял, что всю свою жизнь и творчество посвятил "Демону" (только просил не путать с чортом -мол, это разные персонажи, как Понтий и Пилат) - ставить в ряду великих церковных живописцев , хотя на развращение Врубелем в начале ΧΧ века был отдан не один храм.

То ли дело Васнецов - такой любитель старины, такой православный, такая Русь дышит с его картин - даже консерваторы налюбоваться не могут.

А творчество этих двух господ было мазано одним адским говном.

"..В Киеве однажды пришел к нам вечером В. М. Васнецов.
Поздоровался со всеми и, усевшись на свое постоянное место за чайным столом, сказал, обращаясь к моему отцу:
— Адриан, ты эти дни работал все дома, давно не заходил в собор и не видел еще, какую чудесную богоматерь написал на холсте Михаил Александрович.(Врубель)  Приходи завтра утром, я тебе покажу, если его еще не будет. Она стоит в крестильне открыто — значит, можно всем смотреть.
Так и условились. На следующее утро отец, по дороге в собор, зашел за Виктором Михайловичем. Пришли, когда еще никто из художников не работал на лесах. Сторож Степан отворил дверь в крестильню. Мольберт Врубеля стоял пустой.
— А где же богородица Михаила Александровича? — спросил сторожа мой отец.
— А ось cтoiть бiля стiни, зараз поверну, побачите.
С этими словами старик повернул большой подрамник, на котором вместо богородицы гарцевала на рыжем коне цирковая амазонка. Оба так и обмерли от неожиданности. Виктор Михайлович буквально застыл на одном месте, как потом рассказывал нам отец. Как раз в эту минуту пришел сам автор картины, на которого с упреками обрушился Васнецов:
— Михаил Александрович! Что вы наделали?! Как не пожалели такую прекрасную вещь, что раньше написали на этом холсте!
— Ничего, ничего!—заторопился оправдываться немного смущенный Врубель. — Я напишу другую, еще лучше прежней. Приходите посмотреть через несколько дней.
На новом холсте он написал свою "Оранту". Первоначально у нее были ощеренные зубы и пальцы поднятых ладоней скрючены, как когти. Васнецов посмотрел и ничего не сказал, а мой отец только спросил:
Почему у нее так ощерены зубы, точно хочет кусаться, и концы пальцев обеих рук так странно согнуты, точно хочет царапаться, как кошка?
— А это же "нерушимая стена" — это она защищается, защищается! — торопливо объяснил Михаил Александрович и даже подпрыгнул несколько раз на месте, показывая руками, как богоматерь "защищается", точно стараясь когтями отбиться от нападающих на нее врагов.
Резкие движения не были свойственны характеру Врубеля и его воспитанности. В. М. Васнецова и моего отца это очень удивило. Позже Михаил Александрович переделал рот и выпрямил пальцы, но это уже была не та богородица, которая так поразила и пленила Васнецова своей оригинальностью и красотой." (Воспоминания Н.Прахова)

Очевидно, что Врубель написал "прекрасную даму" под видом Пресвятой Богородицы. Причем неважно - скрючены у нее пальцы и оскален ли рот. Иконописца бы от всех мадонн Врубеля мороз по коже был бы. А если Васнецову они так нравились , то следовательно, и его малевания были того же духа - который скалит зубы и скрючивает пальцы. Никакого другого он своей живописи передать не мог. 

Притча о блудном художнике.

Сколько бродит по матушке России художников, которые для души рисуют черепа, бесов , голых рогатых блядей, но за это им никто не платит.
Даже рожец.
Даже за самых голых и за самых рогатых.

А они хотят кушать.
И бродят они по храмам и по настоятелям и блеют 
"Ммееее ... давайте мы вам храм распишем".

А потом в своих уютных бложиках этих же настоятелей  и ту же  РПЦ поносят последними словами.