ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Categories:

Белая-2

Оказывается, в русской истории 17 века есть еще одно событие, о котором молчат в школе на уроках истории , о котором не снимают  фильмов, о котором не делает передач Радзинский.



История, которая еще более невероятна, чем осада поляками Белой.
Это "азовское сидение" донских казаков.

В мае 1640 года турецкий султан Ибрагим Первый двинул под Азов 240 000 войска и больше сотни осадных орудий. Казаков в городе было 5367 мужчин и 800 женщин. Осажденные отразили 24 приступа. Ни одного перебежчика к туркам не было. Турки ловили лазутчиков из города и пытали страшными пытками,но не смогли узнать ни численности казаков в городе, ни количества у них запасов (которых не было).Турки потеряли во время осады 20000 человек и ушли спустя четыре месяца осады. ни с чем.

Как это умещается в голове историков с вещаниями о неумении русских воевать по сравнению с европейцами -  мне непостижимо.



https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%81%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5#.D0.9D.D0.B0.D1.87.D0.B0.D0.BB.D0.BE_.C2.AB.D1.81.D0.B8.D0.B4.D0.B5.D0.BD.D0.B8.D1.8F.C2.BB

И уж совсем никто даже под страшными муками и не расскажет этого:

"А во время своего сидения осадного держали мы, грешные, пост. Совершали молитвы многие, соблюдали чистоту телесную и духовную. В осаде многие из нас люди искушенные видели во сне и наяву — одни жену прекрасную и светозарную, на воздухе стоящую посреди града Азова, иные ж — Гэндальфа мужа древнего, с власами длинными, в светлых ризах, взирающего на полки басурманские.

Зачали они к нам на приступ посылать своих янычар во всякий день. По десяти тысяч наступают на нас целый день до ночи, а в ночь идут на смену им другие десять тысяч. И те наступают на нас всю ночь до свету. Ни одного часа не дадут покоя нам. А они бьются посменно день и ночь, чтобы истомою осилить нас. И от тех их ухищрений и злоумышления, от своих тяжких ран и от бессонницы, от лютой нужды всяческой и от смрадного запаха трупного стало нам невмочь, все изнемогали мы лютыми болезнями осадными. А дружины нашей совсем мало осталось; переменяться нам не с кем, ни одного часа отдохнуть нам не дадут. В ту пору уж совсем мы в жизни своей и в Азове-городе отчаялись, потеряли надежду на выручку от людей, только и ожидая себе помощи от всевышнего Бога. Прибегнем, бедные, лишь к своему помощнику — Предтечи образу. Пред ним, светом нашим, заливаемся слезами горькими:

“Государь ты, свет, помощник наш, Иван Предтеча, по твоему, света нашего, явлению разорили мы гнездо змеиное, взяли Азов-город. Побили мы в нем всех христианских мучителей, идолослужителей. Твой, света нашего, и Николин дом очистили и украсили ваши образа чудотворные своими руками грешными, недостойными. Без пения до сей поры перед образами вашими у нас и дня не проходило. Чем же мы вас, светы вы наши, прогневали, что опять идете в руки басурманские? На вас, светы вы наши, мы надеялись, сидя в осаде, оставив всех своих товарищей. А теперь от рук турецких видим впрямь смерть свою. Уморили они нас бессонницей; дни и ночи беспрестанно с ними мучимся. Уж ноги наши под нами подгибаются, руки наши от обороны затекли, уж не служат нам. Уж глаза наши не глядят от усталости, уж от беспрестанной стрельбы мы очи выжгли порохом, все в них стреляючи. Язык уже наш во рту не ворочается на басурман закричать. Таково наше бессилие: не можем в руках своих никакого оружия держать! Почитаем мы уже теперь себя за трупы мертвые. Два часа в осаде нам уже не высидеть! Теперь мы, бедные, расстаемся с вашими иконами чудотворными, с христианами со всеми православными: не бывать уж нам на святой Руси! Смерть пришла в пустыне нам, грешникам, за ваши  иконы чудотворные, за веру христианскую и за имя царское, за все царство Московское!” Начали прощаться:

“Прости нас, холопов своих грешных, государь наш православный, царь всея Руси Михайло Феодорович! Помянуть вели наши души грешные! Простите вы, государи патриархи вселенские! Простите, все государи митрополиты, архиепископы и епископы! Простите и вы, все архимандриты и игумены! Простите, все государи протопопы, и священники, и дьяконы! Простите, государи наши, все христиане православные! Поминайте и наши души грешные в день родительский! Нет ни в чем от нас позора государству Московскому! Помышляем мы, бедные, в уме своем, чтобы умереть не в ямах нам и по смерти себе добыть славу добрую”.

Подняли мы на руки иконы чудотворные — Предтечи да Николину — и пошли с ними против басурман на вылазку. И по милости их явной побили мы басурман в той внезапной вылазке шесть тысяч. И увидели люди турецкие, что хранит нас милость божия, что ничем осилить не умеют нас, с тех-то пор не стали уж посылать к нам на приступ людей своих. И тогда отдохнули мы от истомы, от смертных ран.
Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сумасшедшие с миллиардными бюджетами.

    Наше время отличается от остальных тем, что миллиардное государственное финансирование, которого не хватает на образование, здравоохранение и пенсии,…

  • Акафист Астарте

    Митрополит Вологодский Савва отслужил акафист перед картиной блудницы, которая изображает богиню любви Венеру-Астарту. Напомню, что Рафаэль…

  • "Явление на кладбище Иоанна Кронштадтского" - 2.

    В конце февраля - было ли описываемое Клаудом Роммелем явление св.Иоанна Кронштадтского на кладбище в действительности или оно выдумано (им самим или…

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments