ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Кодла

Кодла - явление специфическо советское. Это люди, которые не верят ни в Бога ни в черта, но являются ... наиболее активными прихожанами. Их манит запах денег, власти и связей, которыми они могут разжиться на доверчивых христианах.  Нижеследующий пример , может и литературный, но совершенно хрестоматийный.

Оригинал взят у zamorin в Церковный
Александр Николаевич Иванов в юности учился в военном училище по специальности "связист".  Поэтому после армии завел себе компьютерный бизнес с охранными и телекоммуникационными связями. Уверовал в Бога. Стал воцерковляться. В храме познакомился с чудесной женщиной Ольгой Алексеевной, она в одиночку воспитывала сына. Скоро они поженились, родились еще две доченьки. Бизнес шел хорошо, тем более, что на работу Александр Николаевич старался брать верующих, непьющих мужичков. Так бы она жизнь и катилась потихоньку, да в рай не распятых не пускают. Везде свои искушения. В храме познакомился он с Владимиром Петровичем, который раньше работал в КГБ, а потом стал политиком и подвизался теперь в областной администрации. Владимир Петрович, собственно сам подошел к Иванову и предложил поговорить после службы. Разговор был интересный. Владимир Петрович предлагал свои административные ресурсы в обмен на то, что часть фирмы, отвечающую за прокладку связи, Алексанндр Николаевич перепишет на него:
— Это пустая формальность, — уверял Владимир Петрович, — но это необходимо для дела. Так будет проще работать, проще государственные деньги проводить и отчитываться. Будут большие госзаказы.
Александр Николаевич взял время на подумать. Но чего тут надо было особенно думать: Владимир Петрович — церковный человек, его было видно на всех богослужениях, молебнах и Крестных ходах. Духовником его был отец Николай, всеми любимый священник. Церковные люди по определению обманывать не могут.
И Александр Иванович решился. Все-таки развитие бизнеса, шаг вперед. Да и работникам прибавка к зарплате. Они ударили по рукам и начали передавать часть фирмы с объемом работ на 3-4 миллиона рублей в месяц на Владимира Петровича. Точнее не на него, потому что он был госработник, а на каких-то его знакомых пенсионеров, которые формально присутствовали на бумаге. На бумаге проводились собрания акционеров, на бумаге ставили подписи и заверяли печати. Через какое-то время все это закончилось. Бизнес отошел Владимиру Петровичу и он как-то пропал. Появился он через месяц на постерах, он был кандидатом в депутаты. Александр Николаевич пошел к нему на прием, Владимир Петрович принял его радушно, стал угощать жасминовым чаем, но  на вопросы о дальнейшей работе отвечал уклончиво, приглашал на освящение каких-то новых корпусов вместе с отцом Николаем, все говорил о преподобном Серафиме Саровском, и какую роль этот святой сыграл в его жизни. Недоуменный разговором, Иванов ушел на работу. На следующий день он едва протиснулся через толпу работников, стоящих у его кабинета. Вслед за ним  в кабинет стали заходить и работники, пока не заполнили кабинет до самой двери:
— Это что же получается? Как можно за один день тридцать человек уволить?, — возмущались они.
— Как уволить? Кто вас уволил?
— Нам сказали, что вы уволили.
— Никого я не увольнял!
— Да сегодня к нам, на рабочую площадку приехал Владимир Петрович и сказал, что все мы уволены, и должны покинуть рабочие места.
— Да как так? У вас и подряд не закончен...
— А вот так.
Александр Николаевич пообещал работягам разобраться и поехал к Владимиру Петровичу. Того не оказалось на работе, он был на освящении корпусов. Еще неделю ездил Иванов, но так и не застал своего бизнес-партнера. Прошел еще месяц. они так и не встретились. Становилось понятно, что Владимир Петрович просто украл бизнес у Иванова, пользуясь его доверчивостью. Наконец они встретились и из краткого очень неприятного разговора стало понятно, что это действительно так. Что Иванов собственноручно отдал дело подлецу, у которого вообще напрочь отсутствовала совесть.
— Да, — сказал Владимир Петрович, — бизнес передали  в третьи руки; да, он больше не принадлежит Иванову; да, он с Ивановым больше не хочет иметь дело.
Внутри души Иванова что-то хрустнуло, но он не стал ругаться. Его жена Ольга Алексеевна возмущалась:
— Да как же он в храм-то Божий ходит? И о чем он там молится? Как же так можно? Он же специально в храм ходит, чтобы здесь знакомства заводить, а потом людей обворовывать!
Скоро от знакомых прихожан выяснилось, что это фирменный почерк Владимира Петровича, что он так украл еще много чего, оставив партнеров ни с чем. Он пользовался  своими связями в администрации и тем, что его сестра была замужем за прокурором области. Все заявления потерпевших исчезали прямо из следственного отдела. Тогда Ивановы пошли к их общему духовнику — отцу Николаю и рассказали как себя ведет вне храма известный "церковный благодетель и спонсор" Владимир Петрович. Отец Николай выглядел обескураженным:
— Как же он исповедуется? Сказано же, кто хоть единый грех на исповеди сокроет, тот сугубый грех на себе иметь будет. А тут воровство, да еще в таких размерах. Как он Бога не боится?!
И несмотря на то, что "благодетель" помог ему деньгами купить новую машину, отец Николай решил поговорить с ним серьезно. На исповеди, после чтения бумажки с грехами, отец Николай всмотрелся в лицо Владимира Петровича и спросил:
— Все?
— Все.
— А не крал ли чего?
— Да что вы, отец Николай.
И отец Николай рассказал ему, что уже знал от своих прихожан. Владимир Петрович прищурил глаза, выслушал батюшку, а потом, даже не прося разрешение грехов, развернулся и ушел из храма. Говорят он теперь ходит в другой храм, слывет там церковным благодетелем и меценатом. И весьма церковным человеком.
Subscribe
promo ortheos сентябрь 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments