ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Categories:

Чума в Константинополе.

"В это время (1833 год) не было в Константинополе чумы, как за год перед тем и год спустя нашего похода. Провидению угодно было освободить столицу Махмуда от постоянного ее бича на время пребывания в ней нашего войска и флота.Но кажется, никто не может сказать, чтобы со времени завоевания Константинополя когда-нибудь в нем не было чумы. Она всегда появляется в одно время в каком-нибудь квартале , особенно в Балате и в Хас-кьой, в душных кварталах евреев. Там она имеет свое постоянное гнездо среди нищенской неопрятности и тесноты, в которой живет племя Израилево в болотной глубине залива Золотой Рог, непродуваемой сквозными ветрами Черного и Мраморного морей и хребта Гемуса. Многие приписывают только евреям постоянное существование чумы в Константинополе , она к ним пристала и переходит из рода в род ,будто продлившаяся до нашего времени одна из язв Израиля".

"В исходе весны 1812 года оказалось несколько признаков ее , но сильные жары остановили успехи заразы, и она в это время довольствовалась редкими безвестными жертвами во внутренних кварталах. К осени она вдруг явилась с таким остервенением, какого столетние старики не вспоминали, и которому вряд ли есть примеры в летописях Стамбула. Первое ее появление ознаменовано большим пожаром. В несколько часов сгорел весь еврейский квартал Балата, в котором обыкновенно гнездилась язва. Сорок тысяч евреев-погорельцев распространились по всему городу, и вместе с ними разлилась и зараза. Она объяла весь город до предместьев. Около восьмисот тысяч человек трепетали под ее смертносным действием.

ни одна жертва не переживала трех суток. В протяжение октября и ноября умирало до трех тысяч человек в день. Базары закрылись. Последними вещами , проданными в них были вещи зачумленных евреев , которые продавали платье свое и умерших родственников, чтобы достать кусок насущного хлеба. Всякий раз в эпоху чумы продажа зачумленных вещей, которые обыкновенно продаются за бесценок и охотно скупаются людьми, верящими в судьбу, служит к распространению заразы.

По приблизительным вычислениям, за 70 дней умерло более 200 тысяч человек. Четверть населения Константинополя за два с небольшим месяца сошло в могилу. Примечательно, что более трех четвертей погибших были турки-мусульмане, а христиан почти не было. Это легко объясняется тем, что по учению Магомета, все предопределено и никаких предосторожностей против чумы предпринимать не имеет никакого смысла, кроме того, они в отличие от христиан, выгнанных из города в предместья, более чистые и здоровые, сами жили большей частью в тесных стенах Стамбула, где заразу распространяли свободно бродящие кошки, мыши и даже легкий пух, переносимый ветром.

Греки рассказывали, что если во время чумы приснится матери семейства черная женщина отвратительного и страшного вида, то она проснувшись может быть уверена, что в ее доме будет больной. И с кем я ни говорил в Константинополе по этому поводу, подобное сновидение никогда не обманывало.

Вообще думают в Константинополе и по всей Европе, что человек, однажды имевший чуму, не подвержен опасности получить ее снова. Это не основательно. Есть люди, которые имели ее по нескольку раз и спасшись первый раз умирали потом, что было замечено в Лондонской и Марселской чуме.По сказанию Фукидида Афинская чума никогда вторично не приставала, а римские писатели, на которых ссылается Гиббон в своей истории в главе 18, свидетелствуют обратное"

Турки не имеют для заболевших никаких учреждений. Греческая Церковь имеет в Константинополе две большие больницы собственно для чумных. Одну в Пере у большого кладбища , другую за городом близ Семибашенного замка. Обе содержатся одними монахами. Других врачей в них нет, кроме монахов. Нет сомнения, что они лучшие врачи не толко духа но и тела в этой болезни, которую они знают о собственному опыту и которая доселе недоступна всем изысканиям медицины европейской. Они то могли бы дать самые точные сведения о ней европейским медикам, которые нередко отправляются в Константинополь , чтобы ее исследовать, но которым не позволяет факультетское самолюбие обратиться с вопросом к безграмотному монаху и потому они возвратясь к своим, рассказывают ученым собратьям небылицы, что греческие папасы подобно дервишам лечат одними амулетами и молитвами. В Стамбуле же всякий знает, что нет врача от чумы хуже, чем европейский медик.

О загадках константинопольской чумы.

Многолетним опытом доказано ее распространение с юга на север и никогда обратно. Александрия и Смирна часто сообщали свою болезнь Константинополю, но константинопольская чума никогда не поражала эти два города несмотря на постоянные сообщения со столицей.Даже если два жителя поедут в разных направлениях, то едущий на север несет за собой заразу, а при перемещении на юг болезнь теряет свою силу и заразительность, чем многие и пользовались.

Самые обстоятельства ее заболевания непостижимы. Некоторые случайно попав в чумной лазарет, остаются невредимы, но случайное прикосновение к чумной вещи сообщало им болезнь. Положительно можно утверждать, что ни по воздуху ни даже через дыхание больного она не распространяется, однако есть тысячи людей, которые спаслись от нее и утверждают, что каждый раз, когда приближается новый период заразы, они чувствуют его по боли в своих залеченных ранах. Эта боль усиливается и слабеет соответственно распространению мора. Были случаи, когда матери во время беременности заболевали чумой и умирали, а дитя рожденное было здоровым, и наоборот, дитя умирало во чреве от чумы, а мать оставалась невредима.

На Азиатском берегу Стамбула в нескольких верстах от Босфора есть гора средней высоты Алем-дагы с прекрасным воздухом. Она совершенно загадочным образом недоступна моровому поветрию. Ее вершина увенчана лесом, в небольшой деревне живут бедные семейства, промышляющие обжиганием угля. Они принимают к себе на жительство семьи из зачумленного города , в том числе и уже больных людей. И не было еще случая, чтобы зараза распространялась в этой деревне. Больные, привезенные сюда, умирают или выздоравливают, но никого еще не заразили несмотря на всякое отсутствие предосторожности со стороны местных.

(Базиль, К., "Босфор и новые очерки Константинополя, 1836 г.)

(если чо, это не злорадство, и не антисемитизм, а "страшно еже впасти в руки Бога живаго). Особо примечателен характер смерти. Чуть менее трех суток.
Tags: История, Секретные материалы
Subscribe

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment