ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Житие патриарха Никона ч.13

Детство, отрочество, юность
Никон монах
Никон митрополит
Новгородский бунт
Никон патриарх
Воскресенский монастырь
Начало крестного пути
Немилость государева
Суд
Низложение
Низложение ΙΙ
Ссылка


ФЕРАПОНТОВ МОНАСТЫРЬ.
Патриарха привезли в монастырь до рассвета. Навстречу ему вышел один игумен, от братии же и прочих - никого, так приказал приставник. И ввели Никона в приготовленные больничные кельи - вонючие и закоптелые, что и сказать нельзя. Патриарх же Никон, видя себя в таком озлоблении, о всем благодарил Бога и  утешал себя Священным Писанием, но много страдал от двух ран, полученных на пути.

Утром пришли упомянутый приставник Аггей, архимандрит Печерский Иосиф, игумен монастыря и келарь и повелели доложить Никону о своем приходе, пришли же, сказали, по указу Царского Величества по поводу неких дел.


Патриарх же изнемогал от боли и передал, что не в состоянии к ним выйти и повелел спросить их , какие это некие дела. Они же сказали:"Пусть Никон идет в церковь ради царского дела". Он же снова отказался, что не в состоянии, и повелел взять у них бумагу, зачем и с каким повелением пришли. Они же отвечали, что по указу царскому и по благословению святейших вселенских патриархов и всего освященного собора велено у монаха Никона взять архиерейскую мантий и посох. Услышав это, Никон нимало не удивился, но повелел как можно скорее отдать просимое, говоря при этом нечто от Священного Писания. Присланный с ним архимандрит Иосиф взял все и отвез мантию и посох в Москву.

И так начал пребывать Никон в Ферапонтовой обители. Пища его была та же, что питались братья. Хотя по царскому указу, приставник должен был готовить пищу от царских средств, но Никон не желал , а приставник Аггей об этом сильно старался и всячески пытался убедить Никона, чтобы принял пищу от милости царского величества. Тот же не хотел даже нечто малое вкусить, говоря, что если и умирать будет, но к царской пище не прикоснется. И так пробыл там приставник более месяца.

Изнемогая от ран и заточения в смрадной келье, Никон написал небольшое письмо к строителю Воскресенского монастыря старцу Сергию, чтобы упросил царя, чтобы тот  благоволил после смерти Никона похоронить его тело в его любимом Воскресенском монастыре в церкви Предтечи под святой Голгофой, что и сбылось через 15 лет по его прошению .

Потом же был прислан по указу царя из Москвы на смену приставнику некий дворянин Стефан Лавреньтев, сын Наумов, а от духовного чина архимандрит Новоспасский Иосиф. Этот Стефан был еще лютее и немилостивее Аггея. В келлиях, где жил Никон, повелел немедленно заклепать железными решетками окна накрепко, оставить только одни двери и поставить сильную стражу. И так стерегли его двери вокруг кельи с великой строгостью, и никому давали не только мимо кельи пройти, но и близ монастыря никого не пропускали, даже большую дорогу, которая была прежде у самой монастырской ограды, и ту дорогу переделали на другое место.

Никону приходилось самому носить дрова и ходить за водой , и готовить пищу самому себе и всем бывшим с ним, в чем он и трудился непрестанно, всегда благодаря  Бога. В церковь же ходил особую , надвратную, и служили в ней при нем священники, которые приехали с ним с Воскресенского монастыря, на ектеньях поминали его святейшим патриархом Никоном. Когда же он или ученики его шли в церковь, то сопровождали их крепкие караулы. Так и жил во всяком злострадании благодаря Бога и молил за всех , сделавших ему зло, говоря "Господи, не постави им греха сего"

Приставник Стефан однажды пришел к Никону и начал молить , чтобы тот подал прощение и благословение его царскому величеству и всему царскому дому. Никон спросил его:" Вот, ты говоришь нам и молишь прилежно, Стефан, чтобы дать нам Царскому величеству и всего дому его с прощением благословения. Открой мне, кто тебя этому подучил и почему ты это делаешь?"

Тот же клялся, что ему написано с Москвы об этом и велено прилежно просить.

Патриарх же отвечал:" Если это так, и не обман, а действительно, то как только благочестивый царь перестанет на нас гневаться и понапрасну мучать нас, то все просимое тобой исполнится".

И написал патриарх царю письмо:

"Великому государю Царю и великому князю Алексию Михайловичу , всея великия и малыя и белыя России самодержцу, и его благоверной государыне царице и великой княгине Марии Ильиничне, благородному царевичу и великому князю Алексей Алексеевичу, балгородному царевичу и великому князю Феодору Алексеевичу, благородному царевичу и князу Симеону Алексеевичу, благородному царевичу и князю Иоанну Алексеевичу, благородной царевне и великой княжне Ирине Михайловне, благородной царевне и великой княжне Анне Михайловне, благородной царевне и великой княжне Татиане Михайловне, благородной царевне и великой княжне Евдокии Алексеевне, благородной царевне и великой княжне Марфе Алексеевне, благородной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, благородной царевне и великой княжне Екатерине Алексеевне, благородной царевне и великой княжне Марии Алексеевне, благородной царевне и великой княжне Феодосии Алексеевне богомолец ваш смиренный НИкон, Божией милостью патриарх, Бога моля челом бью, в нынешнем 176 году сентября в 7 день приходил ко мне, богомольцу вашему, Стефан НАумов и говорил мне вашим государским словом, что повелено ему по вашему государскому указу с великим прошением молить и просить о умирении , чтобы я , богомолец ваш, тебе, великому государю Царю и великому князю Алексию Михайловичу , всея великия и малыя и белыя России самодержцу, подал благословение и прощение. А ты, Государь, богомольца своего милостию своею по своему государскому рассмотрению пожалуешь, а я смиренный тебя , великого государя царя и великого князя Алексия Михайловича и благочестивую государыню царицу и великую княгиню Марию Ильиничну и благороднейших государей царевичев и благородных государынь царевен благословляю и прощаю, а когда я богомолец ваш, ваши государския очи увижу, тогда я вам государем со святым молитвословием наипаче прощу и разрешу, якоже Божественное святое Евангелие показывает о Господе нашем Иисусе Христе и Деяние Святых Апостол всюду с возложением рук прощение и цельбу творили.
Смиренный Никон милостью БОжиею патриарх, засвидетельствую страхом Божиим и подписал своею рукою.
Я, Стефан НАумов, по приказу Великого Государя Царя и Великого князя Алексия Михайловича , Его великого государя милость сказывал и о смирении и о благословении со упрошением молил и просил и к сему списку руку приложил. "

Получив это письмо, приставник Стефан послал его с великой спешностью в царствующий град Москву, к благочестивейшему царю. Царь взял письмо, прочитал и очень обрадовался. Спустя же некоторое время послал к Никону стряпчего Иоанна Образцова с милостыней от царской казны в тысячу рублей. Также повелением царским закованные окна и двери повелел отковать, а на сделавшего это приставника притворно разгневался якобы за то, что тот самовольно без указа это учинил. Приказал же царь и новые кельи построить, и самому Никону немного ослабы дал. Однако и хождение по кельи, и в церковь было не иначе как с приставником.

Хотя и был Никон в великом утеснении, однако пищи царской, присылаемой с Москвы, не принимал. Потому что сам трудился на рыбной ловле и соорудил себе удочку, и ею ловил довольное не только для своего пропитания, но и всем братьям обители с игуменом и трудниками на каждый день.

Пришла неделя сыропустная и послал Царь к Никону разных рыб свежих - белуг, осетров, и иных не мало, так же и питья красного - рейнского, раманейского, церковного вина огромные бочки. Приставник доложил о сем и просил принять. Никон отказался, но поскольку приставник не отступал от него, патриарх уступил и повелел принять.

Утром в сыропустную неделю по обычаю трапезовал патриарх в общей монастырской трапезе с игуменом и братьями и трудниками, а присланное от царя - рыбу и питье - повелел полностью истощить на этот обед. Только немного оставить, а сам к присланной еде и питью не прикоснулся. Некоторые же приехавшие с ним монахи по незнанию немного ели от царского и за это получили от патриарха епитемью.

ВИДЕНИЕ НИКОНА.

В один из дней великого поста, Никон со своими учениками служили в келье своей утреню. И он рассказал им , что ночью было ему видение.Что оказался он в каких-то необычайно огромных палатах каменных. И там же был большого Московского собора протоиерей Михаил, и словно докладывал Никону об освящении какой-то церкви, и стали они вдвоем выходить из этой палаты, прошли вторую, третью, и  чем дальше они шли, тем красивее и светлее становились палаты, а когда вошли в пятую и дальше палату, то здания стали такими, что превышали всякое человеческое понимание и описание. И они остановились в изумлении ,и внезапно явился перед ними благообразный юноша и сказал:"Что удивляетесь эти палатам и красоте их? " Я же отвечал ему:"Как же мне не удивляться такому величию и красоте?"Он же сказал мне:"Знаешь ли ты, что это за здания?" Я же отвеча:л, что и представить не могу,мой господин, не знаю. Он же сказал:" Эти здания ты возвел своим терпением и они твои. Но постарайся дойти до конца. И еще кое-что тебе скажу: сегодня же будешь есть свой хлеб".

И немедленно невидим стал юноша, и видение закончилось. Так говорил сам Никон, а слышавшие сохранили его в уме.

В тот же день во время благовеста к святой литургии, пришли к Никону как обычно приставник и архимандрит и игумен той обители и келарь, чтобы проводить как обычно патриарха в церковь. Они сели и стали слушать слова патриарха о душевной пользе , и вдруг приходит вестник со стороны гостиницы, что пришли из обители Воскресенской нового Иерусалима патриаршьего строения иеромонах Михаил и трудники. Патриарх с радостью позвал их в келью, они вошли, поклонились патриарху, архимандриту и бывшшим там братьям своим , воскресенского монастыря, с умилением и слезами благословения просили, и получили, и вручили блаженному присланные через них двести рублей и десять хлебов от братских трудов, так же и рыбы и иного запасу не мало. Патриарх же принял все это со слезами, радостью и благодарением Богу вседетелю, дающему всякой твари пищу, и сказал :"Вот и сбылось ночное видение, что сегодня буду есть свой хлеб".

И проводил дальше время поста в молитве, посте и трудах, и непрестанном чтении книг святых, как имел обычай в дальней пустыни в Воскресенской обители.

В день святой Пасхи после святой литургии, благословил патриарх Никон архимандриту Иосифу и приставнику своему и игумену обители и келарю трапезовать с ним в его кельях. Когда же ели, то повелел святейший принести питье царское, которое прислано было ему в неделю сыропустную, и взял его в руки и провозгласил :
"Вы знаете, что от самого дня, когда повелел царское величество, до сегодня мы заточены в это скорбное место, и присылаемых от него в разное время пищи и питья никогда не касались , и сегодня мы, в подражание смирения высоты славы Божия, и вспоминая Сказавшего "Благословите проклинающих вас, добро творите ненавидящим вас", пусть благочестивый царь и в гневе заточил нас сюда, но мы вспоминаем слово нашего Спасителя, когда молился при распятии, говоря "Отче! отпусти им , ибо не ведают что творят!" и снова в другом месте:"Да не зайдет солнце во гневе вашем" - и прочая от Божественных Писаний, подобная сим, и благодарив Бога, сказал:"Не до конца вражда наша с государем пребудет". Поздравил же всех обычно с праздником и добавил:"Вот, ныне питие это во здравие благочестивейшего государя царя и со всеми вкушаю и впредь присланное от него отвергать не буду."

Слыша и видя все это, архимандрит и приставник очень обрадовались и встав, поклонились патриарху до земли, и немедленно в тот же день послали письмо в Москву. И все это возвестили царю.

И действительно, с того времени стал патриарх Никон принимать все, что присылал к нему царь. Спустя некоторое время прислал царь Никону Евангелие и церковные серебряные сосуды, ризы и иных церковных вещей не мало. Патриарх выбрал себе одну церковь, на святых вратах , во имя Богоявления Господня, и ходил туда на славословие Божие, а службу служили приехавшие с ним на заточение братья Воскресенского монастыря, его постриженники и рукоположенные им, и даже иные, пришедшие с позволения царя добровольно претерпеть иеромонахи Памва, Варлаам (который стал потом духовником патриарха), Палладий, иеродиаконы Маркелл и Мардарий, клирошане же простые монахи Висарион и Флавиан, и иные многие братья, но потом много зла приняли, гонения и заточения по разным странам северным поморским, а эти, писаные по именам, после были взяты в Москву, и там в разных заточениях на многие лета были томимы голодом в тяжких оковах, и потом и в дальних монастырях заточены, а многие и жизни в горьких мучениях лишались, поэтому многие и желавшие спострадать Никону и взять от него благословения, боялись.
Subscribe

  • "Явление на кладбище Иоанна Кронштадтского" - 2.

    В конце февраля - было ли описываемое Клаудом Роммелем явление св.Иоанна Кронштадтского на кладбище в действительности или оно выдумано (им самим или…

  • Дна нет.

    @Олимпийский комитет России (ОКР) и официальный экипировщик олимпийской команды России ZASPORT провели презентацию экипировки для сборной России на…

  • Как княгиня Дашкова бивала пруссаков.

    "Русские всегда прусских бивали" - говорил незабвенный Александр Васильевич Суворов. Но среди всех многообразных и многочастных способов,…

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments