ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Житие патриарха Никона ч.2

Детство, отрочество, юность

Никон монах.


Спустя малое время он из этого села переселился жить в царственный град Москву, и там проведя несколько лет,видя суету и непостоянство этого мира, и желая найти для спасения души удобный путь, начал свою супругу на этот путь увещать. Бог помогал ему в том увещании и супруга изволила Богу работать , а не миру , и избрала себе для богоугодного жития Алексиевский монастырь в царствующем граде Москве. Он же благодарив Бога , что по желанию его Бог освободил его от супружества, и устроив для жены келью в упомянутом монастыре, дал за ней вклад и на одежду и на пропитание, а сам задумал идти на остров Анзерский, который стоит в Океане близ острова Соловецкого .Всех лет Никита своей прожил десять, имел от нее трех детей, но все умерли в малом возрасте.

Исполняя доброе намерение, немедленно отправился в упомянутый Анзерский скит, и прийдя, постригся в иноческий образ , и наречено было ему имя Никон.И пребыл там под началом богодухновенного старца именеем Елиазара, который тому Анзерскому скиту был и основатель.

Был же обычай у отцов того скита, что келья от кельи отстоит на два поприща , в таком же удалении была и церковь. И во всех келлиях жили по одиночке, и было в том скиту только 12 братьев. Правило же у них было такое.
В субботний вечер вся братья собирались к церкви, по собрании начинали петь вечернюю службу и повечерие, не расходясь пели и утреннюю службу, после же этого читали все 20 кафизм (всю псалтирь). По десяти кафизмах читали толковое Воскресное Евангелие. Во время же чтения Псалтири вся братия сидела.

Совершив всю службу и дождавшись дня, нерасходясь совершали и Священную Литургию. После литургии дав друг другу целование, каждый шел в свою келлию, и всю оставшуюся неделю друг друга не видели.
Питание их было по большей части от государевой милости. Всякому брату на каждый год по три малых четверти муки жаловали. Кроме того рыболовы в милостыню давали им рыбу. Остальное же добывали от растущих на острове ягод и овощных насаждений.

Никон жил там по благословению отца своего начального старца Елеазара и вдался в великий пост и воздержание. И было его правило неизмеримо велико, так что на каждое ночное правило на кафизмах и канонах прочитывал всю Псалтирь и полагал по тысяче поклонов. Сна же почти не имел.

Ненавидя доброе, диавол увидел Никона, без лени работающего Богу, начал поднимать на него великую брань.
Когда он хотел немного почить от труда, немедленно приходили нечистые духи и нападали на него, давили и иные пакости делали ему, и одни превращались в страшилища многообразные и разные призраки ему показывали, и от труда покоя получить ему не давали.

Увидев такую против себя бесовскую брань, Никон, к правилу своему прибавил последование при обуревании от злых духов и начал каждый день святить воду и всю келью и вокруг кельи этой водой кропить. И тем средством злых демонов помощиею Божию отогнал и стал без пакостей принимать успокоение от трудов.

Супруга его тем временем продолжала жить в Алексиевском монастыре, но не постриженой. Вражиим же наущением забыв свое к Богу обещание о пострижении, захотела опять вдаться в мирскую суету и вступить во второй брак. О чем и получил весть Никон от одного из сродников из царствующего града. Он сильно оскорбился и его душа пришла в великое смятение. И начал молить Всемогущего Бога о ее спасении, да подаст обращение от такого неблагого начинания и прийти в покаяние, чтобы сподобил принять монашеский образ. И написал ей увещание со многими примерами от Божественного Писания и послал к сродникам своим в царствующий град Москву. Родные же получив письмо, прочитали его жене и присоединили и свои увещания. Она же устыдилась и кроме того умилилась душей , вспомнила же и о Страшном Суде Божии и немедленно отбросила колебание ума непостоянное и приняла в сердце свое твердость и силу и вскоре по молитвам Никона приняла в том монастыре монашеский образ, о чем родственники Никону все подробно и написали.

Получив эту весть, Никон воздал великое благодарение Богу , что не презрел его прошения. Блаженный Никон, видя, что совсем избавился от мирских связей, еще сильнее приложился к Богу и всеми силами трудился верно в Анзерском скиту в службе иерейской.

Однаждый захотел идти в царствующий град Москву боголюбезный старец Елеазар для собирания милостыни к постройке каменной церкви. Взял же с собой иеромонаха Никона и пришел с ним в Москву, и там от многих благочестивых людей за известное всем добродетельное житие был принят. Били челом и к благочестивому великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу, Всея Руси, и благородным боярам, и благочестивым разных чинов людям и от них приобрели на церковное строение пятьсот рублей. И снова возвратились в Анзерский скит, а собранные деньги положили в ризницу, где они и пролежали два или три года. Иеромонах Никон опасался разбойников, если те узнают о тех привезенных деньгах, то прийдут и не только деньги возьмут, но и братии за эти деньги мучение и смерть будет. И стал к своему старцу Елеазару про эти деньги говорить - чтобы или употребить их на строительство церкви, или отдать на сохранение в Соловецкий монастырь, чтобы из-за этих денег внезапной смертью от разбойников всем не погибнуть.

И эти беседы старцу Елеазару очень не нравились и он отдалил от себя иеромонаха Никона и  не имел его в прежней дружбе. Так враг смутил их, что Никон со старцем Елеазаром и видеть друг друга не могли.
Один раз Никон уснул от скорби и видел во сне стоящий сосуд, наполненный какими-то семенами. У сосуда стоял некто и сказал Никону: "от твоих трудов мера наполнена". Никон же хотел повернуться и случайно задел за сосуд и рассыпал все. И снова стал просыпанные семена в ту же меру собирать, и собрал все, но не наполнился сосуд так, как был.
Встав от сна, он понял, что на нем гнев и прещение его старца за непослушание, и не умаляющийся, а с каждым днем увеличивающийся, которого он не мог утолить.

И тогда отступил он  дал покой старческому гневу и покинул скит.

Сел Никон в малую ладью с неким христианином . Когда же плыли, поре волновалось так, что отчаялись и в жизни своей, и от бури сбились с пути и пристали к некоему острову, называемому Кий. Пристав же, со слезами принесли Богу благодарение об избавлении от морского потопления и поставили на том острове крест деревянный. Никон же обещал, что на месте этого креста, если Бог захочет и подасте ему святую помощь, то устроит на этом месте монастырь Крестный. Что и сбылось по его желанию и ныне его заботами и позволением и государевой милостью и келейной казной патриарха необычайно благолепно и удивлению достойно устроен.

Пребыли же они на острове до благоприятного времени. Когда же улегся ветер, и стала тишина, тогда поплыли морем прямо к устью Онеги, остров же тот отстоит от Онежского устья на 10 поприщ. И приплыли к устью. Никон заплатил крестьянину за  провоз , а сам пешком пошел вверх по реке Онеге. В дороге закончилась у него еда, и умирая от голода, дошел он до некоей деревни по ту сторону реки. И много просил кого-нибудь перевезти его. И никто не умилосердился об изнемогающем от голода иеромонахе страннике. Только одна убогая вдова , услышав его голос, пожалела его и велела сыну своему из-за реки перевезти его. Когда же тот перевез его, Никону нечего было ему дать за перевоз , только поклонился и сказал " Сам Господь за оказанную мне милость вам воздаст". И пошел в ту деревню , ища где переночевать, но обошел всю, и никто его не принял, хотя и были богатые дома, но немилостивые. И снова вернулся к той убогой вдове , которая показала ему милосердие в перевозе. Она же видя, что ни от кого милости Никон не получил, повелела ему переночевать у нее, хотя и в скудости, потому что в той области как раз случился голод. Как в древности Сарептская вдова приняла Илию, так сия с любовью - иеромонаха Никона приняла в дом свой и поставила бедную и скудную трапезу. Он же видев такое ее милосердие к нему, сказал ей: Если Господь захочет и жив буду, постараюсь изо всех сил отплатить тебе за оказанную твою ко мне милость. Что и сбылось. Никон же, поклонившись этой трапезе, снова пошел в путь свой.

Переночевав у вдовы, иеромонах Никон пришел в Кожеезерскую пустынь и просил игумена с братией принять его. Они же без вклада в пустынь его не принимали. У него не было что дать во вклад, отдал же им последние собственноручно написанные им книги - полуустав и канонник. Они взяли его две книги и приняли на жительство. Живя в этой обители, он литургисал, и по малом времени, истосковавшись по пустынном уединении, молил настоятеля той Кожеезерской пустни и братью, чтобы благословили его жить особо на некоем острове, чтобы он устроил себе там келью и совершал удобно прежде принятое на себя правило. Игумен и братья, посмотрев на моление иеромонаха Никона, склонились на его просьбу и отпустили его из пустыни с благословением. Он же дошел до выбранного острова и на нем своими руками устроил келью и начал жить чином Анзерской пустыни. Остров же этот стоит на том же озере, что и Кожеезерская пустыня. Он там и жил, а в качестве рукоделия имел ловлю рыбы, ибо то озеро славилось изобилием рыбы , а от жилищ мирских удалено на 40 поприщ.

Вероятно, уже после Никона к упомянутому острову сделали насыпь, и стал остров полуостровом. Там воздвигли каменный храм. Сорок лет назад я его там видел, в запустении был он.klausnickklausnickklausnick


Пока он там жил, преставился игумен Кожеезерской пустыни. Братия видя добродетельную жизнь иеромонаха Никона и данный от Бога разум, молили его прилежно, чтобы ради любви Христовы, дал им милость и оставив уединенное житие, был им игуменом. Он после долгих отрицаний , не мог презреть прошения всей братии, согласился , и ушел со своего острова.
Братия написали об иеромонахе Никоне челобитную и дали ему. Он взял грамоту и пошел с ней в Новгород Великий. Тогда на престоле правил митрополит Аффоний. Тот написанную братскими руками вручил преосвященному митрополиту и в скором времени был поставлен в игумены преосвященным Аффонием, митрополитом Новгородским и Великолуцким. Затем снова возвратился в Кожеезерскую пустынь свою и начал в ней жить и врученное Богом духовное стадо управлять и от Святаго Писания поучать братию посту, воздержанию , послушанию и целомудрию, короче говоря - всякой добродетели. И был им как отец детям. Прилагал же труды к трудам и часто сам для братии рыбу ловил , сам ее и готовил на трапезе. Прожил же в этой пустыни в неослабных трудах три года , во все службы сам входил управлением .
Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments