ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Categories:

Салтыков-Щедрин о ком-то до боли знакомом

"    Побывавши в Петербурге, Козелков окончательно убедился, что для того,
чтобы хорошо вести дела, нужно только всех удовлетворить. А для того,
чтобы всех удовлетворить, нужно всех очаровать, а для того, чтобы всех
очаровать, нужно - не то чтобы лгать, а так объясняться, чтобы никто
ничего не понимал, а всякий бы облизывался. Он припомнил, что всякий
предмет имеет несколько сторон: с одной стороны - то-то, с другой стороны
- то-то, между тем - то-то, а если принять в соображение то и то - то-то,
и наконец, в заключение - то-то. Да, пожалуй, в крайнем случае можно
обойтись и без "заключения", и "очарование" не только от этого не терпит,
но даже действует тем сильнее, чем более открывается всякого рода сторон и
чем меньше выводится из них заключений. Ибо таким образом слушатель
постоянно держится, так сказать, на привязи, постоянно чего-то ждет,
постоянно что-то как будто получает и в то же время никаким родом это
получаемое ухватить не может.
Козелков даже и говорить стал как-то иначе. Прежде он совестился;
скажет, бывало, чепуху - сейчас же сам и рот разинет. Теперь же он словно
даже и не говорил, а гудел; гудел изобильно, плавно и мерно, точно муха,
не повышающая и не понижающая тона, гудел неустанно и час и два, смотря по
тому, сколько требовалось времени, чтоб очаровать, - гудел самоуверенно и,
так сказать, резонно, как человек, который до тонкости понимает, о чем он
гудит. И при этом не давал слушателю никакой возможности сделать
возражение, а если последний ухитрялся как-нибудь ввернуть свое словечко,
то Митенька не смущался и этим: выслушав возражение, соглашался с ним и
вновь начинал гудеть как ни в чем не бывало. И действительно, внимая ему,
слушатель с течением времени мало-помалу впадал как бы в магнетический сон
и начинал ощущать признаки расслабления, сопровождаемого одновременным
поражением всех умственных способностей. Мнилось ему, что он куда-то
плывет, что его что-то поднимает, что впереди у него мелькает свет не
свет, а какое-то тайное приятство, которое потому именно и хорошо, что оно
тайное и что его следует прямо вкушать, а не анализировать.
Самая фигура Митеньки изменилась. Был он, в первобытном состоянии,
невысок ростом и несколько сутуловат, а теперь сделался, что называется,
бель-омом (*66) и даже излишне выпрямился; прежде было в лице его что-то
до такой степени уморительное, что всякий так и порывался взять его за
цацы, - теперь и это исчезло, а взамен того явилось какое-то задумчивое,
скорбное, почти что гражданственное выражение. Точно он вот-вот сейчас о
чем-то думал и пришел к безрадостному заключению, что надо и еще думать,
все думать... думать без конца. Манеры он приобрел благосклонные, но
сдержанные, и хотя всем без исключения протягивал руку, но акт этот
совершал с такою щепетильною осмотрительностью, что лицу, до которого он
относился, оставалось или благоговеть, или же прыснуть со смеху.
К правительственным мерам Митенька стал относиться критически. Находил,
что многого еще остается желать и что хотя, конечно, всего вдруг нельзя,
однако не мешало бы кой-что и поприкинуть. Но и в этом случае он надеялся,
что практика значительно поправит теорию, а под практикою разумел себя и
других Козелковых, рассеянных по лицу Российской империи. "Вся суть, mon
cher, заключается в исполнителях, - развивал он по этому случаю _свою_
теорию, - если исполнители хороши, и главное (c'est le mot) [вот настоящее
слово], если они _с направлением_, то всякий закон..."
...
Еще до отъезда своего в Петербург он постепенно образовал около себя целое
поколение молодых бюрократов, которые отличались тем, что ходили в
щегольских пиджаках, целые дни шатались с визитами, очаровывали дам
отличным знанием французского диалекта и немилосерднейшим образом лгали.
Во главе этой камарильи стоял правитель канцелярии, который хотя был малый
на возрасте и происходил из семинаристов, однако, как человек
сообразительный, вынужден был следовать за общим потоком. Митенька
гордился этою молодежью и называл ее своею гвардиею, но в городе членов ее
безразлично называли то "сосунками", то "поросятами".
Нынче довольно много развелось таких бюрократов. Начальники неутомимо
стараются о том, чтобы окружить себя молодыми людьми, которые бы имели
отчетливое понятие об английском проборе и показывали в приемах грацию.
Это, по мнению их, возвышает администрацию, сообщая ей известного рода
шик. Некоторые даже снимают с себя фотографические портреты в таком виде:
посредине сидит молодой начальник, по бокам - молодые подчиненные, - и,
право, группы выходят хоть куда! Начальник обыкновенно представляется
нечто разъясняющим, подчиненные - понимающими. Что разъясняет начальник и
что понимают подчиненные - об этом до сих пор не мог дать отчета ни один
фотограф, однако я никак не позволю себе предположить, чтобы это был с их

стороны наглый обман.
Tags: Загадки Вселенной, История, веселье, пушистики
Subscribe

  • Человек ли эмбрион? II

    Священное Писание говорит, что эмбрион - это народ. " послу́ша же его́ Бо́гъ, и зача́тъ во утро́бѣ Реве́кка жена́ его́. Игра́ста же младе́нца въ…

  • Человек ли эмбрион.

    Митрополит Тихон Шевкунов совсем недавно утверждал, что неизвестно , является ли младенец во чреве матери человеком. Ему вторят новые модные…

  • Все о дворце- и я о дворце.

    Навальный сей, егоже Путин Многоходовец созда ругатися ему А я вспомнил сей прекрасный анекдот-с. "И.Н.Корсаков по удалении от двора…

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments