ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Владыка Баскервиллей (часть 1 из ?)




В один печальный осенний вечер мы с Холмским епископом запоздало возвращались с всенощного бдения на третьей песне канона. Шел дождь , поэтому только закрыв зонтики и сняв мокрые рясы мы заметили новый предмет в обстановке нашей комнате.
- Ого. А это еще что такое? - машинально спросил я, вешая рясу на крючок.
- Судя по-всему, забыл один из посетителей.- Ответил владыка, подошел  и наклонился , чтобы рассмотреть предмет поближе.
- Вот, отец Иоанникий.- сказал он.- Посмотрите.
 Я тоже наклонился и потрогал пальцем добротное серебряное кольцо шириной около полудюйма. На кольце было начертано:
"Наташа".
- Ну-с, и что вы о ней думаете? - спросил Холмский викарий.
- По-моему, все очевидно.- Ответил я. - Это жена какого-то священника.
  Я осторожно поправил поровнее берет на аккуратной головке женщины, сидевшей на стуле. Выражение ее лица, выражавшее одновременно полное отсутствие присутствия и безграничное терпение, не изменилось.
- Разумеется.- Заметил епископ, садясь в кресло и звоня в колокольчик, чтобы хозяйка нашей квартиры принесла нам ужин.- Но неужели это все, что может вам подсказать исторический научный метод, почерпнутый вами на уроках библейской экзегетики в Академии?
- Ну, почему же. Судя по всему, машины у них нет, поэтому они решили сэкономить на метро. Поэтому матушка осталась у нас, а батюшка побежал в Софринский магазин за свечками и иконками. Скорее всего, они с обычного подмосковного прихода, раз понадобились ему вы , а не владыка Авксентий, и по-какому то нехитрому приходскому делу. Далее... судя по тому, что кольцо совсем новое, а также по следам зубов на коленке, женаты они совсем недавно. В общем, можно сделать вывод: это молодой священник,недавно рукоположенный после окончания духовных школ,  который пришел подписать прошение на отлучиться на недельку к родителям в Питер или Калугу.

Я победоносно посмотрел на епископа. Владыка задумчиво перебирал четки.
- Ну что же, отче. Вы делаете успехи в рассудительности, столь необходимой в пастырской практике...
 Я самодовольно потупился.
- Однако, ваши размышления недостаточно духовны. Вы смотрите на материю, а не обращаете внимания на дух. Во-первых, сразу бросается в глаза, что несмотря на то, что мы уже как минимум полчаса обращаемся с ней , как с пустым местом, она не только не подает никаких признаков возмущения, но по бесстрастности может сравниться с афонским репринтом Добротолюбия. Отсюда вывод - она частый и привычный гость архиерейских приемных. Далее. Пожалуй, я соглашусь с вами, что они пришли сюда пешком, однако насчет зубов на коленке...
  Владыка взял с полки рулетку, подошел к нашей таинственной гостье и тщательно измерил красные пятнышки.
- Вот, видите, о.Иоанникий. Отпечатки явно меньше по размерам чем  зубы священника...
  Владыка подкатал рукав своей  рясы и показал на своем  предплечье не вызывавший сомнения образец.
- Это мы одного благочинного переводили на сельский приход.- Ответил он , увидев немой вопрос в моей отвисшей челюсти. - ... и в то же время крупнее собачьих ... - владыка закатал рясу и осмотрел второй образец на голени... Хм... Кто бы это мог быть?
 Владыка опустил полу , с легким шелестом упавшую обратно,  задумался, подошел к окну и вдруг воскликнул:
- Ну конечно же! Это шестилетний ребенок! Видите, о.Иоанникий. Ваш счастливый молодожен испарился и на его месте появляется скромный умудренный опытом и архипастырскими указами иерей,также  обременный большим семейством и строительством нового храма.
- Постойте, постойте! - уязвленно воскликнул я.- Владыка, но как вы можете сказать по следам от зубов, что это именно шестилетний ребенок?И при чем тут строительство храма?

Владыка не успел ответить. Открылась входная дверь, на пороге появился сутулый священник средних лет , заросший бородой до самых воскрилий,  и раздался звонкий детский голос:
- Ну папа! Я же тебе гавалила - мы маму забыли, а ты  - алхитектола, алхитектола!
 Священник смущенно потеребил рюкзак и робко посмотрел на нас.
- Ваша супруга? - Добродушно спросил епископ.
- Моя.- Устало согласился священник.-  Так вот я ее где забыл. Значит, архитектора я забыл в епархиальном.

-Видите ли, отец Иоанникий, - обратился ко мне владыка, разжигая лампадку.- Вы, как мой келейник, далеки от суровых будней приходской жизни. Духовникам в монастыре хорошо. Всегда найдется повод смирить гордыню инока. Он постоянно навиду, всегда есть к чему придраться. А что делать владыке митрополиту? Как ему прилагать попечение о душах вверенных ему настоятелей? Появляются они у него редко, да и то, за небольшое  время приема придраться можно разве что к бороде. Где возможность для смирения? никакой. Вы не застали то время, а владыка Авксентий рассказывал, как он, еще будучи простым советским иподьяконом, был свидетелем, как владыка Гамалиил, приезжая на приход, часами думал, как сбить спесь с городского протопопа, но так ничего и не мог придумать. Строить-то тогда не разрешали. Другое дело сейчас. Строительство - это прямо благословение какое-то. Всегда можно спросить - почему так медленно идет стройка, а в крайнем случае всегда можно заставить перестраивать.  Итак, отец...
- Отец Мартиниан.
- ... отец Мартиниан, чем я могу вам помочь?
 Владыка вернулся в кресло и устроился в нем поуютнее.
 Отец Мартиниан осторожно приютился на кончике стула и настороженно выглянул на владыку из-за бороды.
- Владыка, тут вот одна книга...
  Батюшка полез в карман, из которого торчала свернутая в трубочку книжица в мягком переплете.
- Начало 20 века издания Пантелеимонова монастыря на Афоне, репринт Оптиной пустыни 90-х годов.- Лениво проговорил владыка, вытащив на секунду просфорку изо рта.
- Верно!- изумился отец Мартиниан.- Как вы догадались, владыка?
- Невозможно не догадаться, учитывая, что найти духовную книгу, которую не отрепринтили наши оптинские старцы, гораздо сложнее, чем ее написать.
- Да, все верно. Это жизнеописание калужских подвижников благочестия 18 века. Я хочу вам зачитать одно жизнеописание... Вот, послушайте.
   И священник принялся читать ровным дидактическим баритоном, периодически машинально поглядывая на нас так, что мне захотелось поднять руку, ответить на какой-нибудь вопрос и получить пятерку.
 "Много ходит легенд о Монашеском Уставе, но будучи казначеем N ского монастыря и будучи наслышан о сем проклятии от своего предшественника, а тот - от своего духовника, я положил записать сие , чтобы вы уверовали, что каждое согрешение носит в самом себе свое собственное возмездие. Воздержание от подвигов  и полное послушание  отцу эконому  - вот единственное ,что может спасти нас от Устава. Знайте же, что во времена кроткия царицы Елисаветь был игуменом сего монастыря некто Григорий, и можно было назвать сего игумена человеком прежестоким и немилосердным. Митрополит  прощал ему все его пощения, молитвы и растрату денег на новый храм, но даже в самой натуре Григория была склонность к бесчеловечию. Однажды, в Михайлов день, игумен отобрал к себе самых отчаянных и беспутных товарищей и затеял гулянку на всю ночь с пением и беготней по заброшенному храму. И сказали они  , что у них теперь будет  скит, и  всенощное бдение. На беду, в монастыре как раз был проездом местный епископ, который во оное время пребывал во блаженном успении в верхнем покое. Сквозь сон  услышал он  пение, крики и звон кадила снизу,и ужаснуся, ибо по свидетельству тех, кто знал игумена Григория, он был столь несдержан на язык во время чтения канона, что редко кто из братии  доживал до отпуста. Под конец страх довел владыку до того, что он отважился на поступок, от которого бы отказался даже самый ловкий и смелый послушник: а именно - без благословения выбравшись через дверь, спустился по голой  каменной лестнице без ковра с третьего этажа  и пустился бежать прямо  через лес в губернское управление.
  По прошествии некоторого времени  игумен Григорий оставил своих прихлебателей  с намерением отнести своему преосвященному пленнику освященного хлеба и вина, а может , у него в мыслях  уже было что-то худшее - он наверняка намеревался под притворным  предлогом получения благословение  заманить того на свое нечестивое сборище и там всласть натомить беспомощного епископа на полиелее. Но увидел, что  клетка опустела и птичка вылетела на волю. И тогда его обуяло зло, ибо вбежав в алтарь храма, он позвал всех на помощь и пообещал во всеуслышание , что предаст душу и тело  монашескому уставу, если ему удастся догнать епископа. Пока его сослужебники стояли,  пораженные такой ужасной клятвой, он вызывал послушника-привратника, показал ему в видении рясофор и вдвоем они пустились по свежим следам преосвященного. Прочая же братия, зная от отец, что кто с Уставом в монастырь придет, того этим же уставом и прибьют,они долго не решались последовать за ними. Наконец, они, ободренные перспективой необходимости избрания нового игумена, ,бросились вслед за архиереем.
  Ночь была темной и безлунной, и псалмы и стихиры постепенно выветрились из головы иноков, и обуял их некий ужас. Они последовали в самую чащу дремучих калужских лесов, и на одной из полянок они вдруг увидели великое  зрелище. Игумен и епископ воспевали вдвоем предначинательный псалом  по Уставу, который кружил вокруг них. Увидев иноков, Устав поднял голову и радостно осклабился. Объятые паническим ужасом, братья  бросились бежать без оглядки.

 С тех пор прошло уже почти  сто лет, но никто больше не видел ни епископа, ни  игумена. Говорят, что они поют уставную всенощную до сих пор и уже добрались до шестопсалмия.

  Дети мои, сия повесть написана, в остережение, ибо есть в мире силы, которые неподвластны даже архиереям. Проклятие это может настигнуть в самую любую минуту. Посему, творите добрые дела, и остерегайтесь ездить по скитам, наипаче же Великим Постом, когда безраздельно властвует Устав."
- ну как, разве это неинтересно? - спросил о.Мартиниан, поглядывая на нас поверх очков умными добрыми глазами.
- Интересно.- Зевнул преосвященный, откусывая очередной кусок просфорки. - Для любителей патериков.
- Владыко святый, - прошептал я.- Просфорку вы уже скушали, это уже ряса.
  Преосвященный Василий выплюнул рукав и , как ни в чем ни бывало, продолжал:
- Я несколько не могу понять , чем я могу помочь. история XVIII века. Поздновато вы спохватились. Тем более, если, как вы говорите, Устав - сила неподвластная архиереям.
- Вот как? - его глаза блеснули за очками.- А вот "Журнал Московской Патриархии" двухлетней давности. Рубрика "Вечная память".

"14 июня сего года преставился схимитрополит Геронтий. Его жизнь была полностью посвящена Церкви, до последней минуты он работал у себя в кабинете..." - отец Мартиниан прервался и испуганно посмотрел на смертельно побледневшего епископа, который вжался в кресло и судорожно сжимал подлокотники.
- С  владыкой все нормально? - вполголоса спросил он у меня.
- Не обращайте внимания, отец, это у него после беспримерного подвига, когда владыка тысячу дней и ночей читал ЖМП за всю  Русскоую Православную Церковь. Как только вы прекратите читать, ему полегчает.
- Тогда я продолжу.- Сказал о.Мартиниан и, откашлявшись, действительно продолжил.
" ЕГо беспримерными трудами обновлены и украшены десять святых обителей, восстановлено множество храмов и рукоположено множество священников. Владыка не был чужд и широкой благотворительности, которая всегда проходила в полном согласии с социальной концепцией русской православной церкви, принятой священным синодом на последнем помест..."
  Я грустно посмотрел на трех свалившихся на подоконник мух и вытер пену с губ преосвященного.
 "Духовно нравственные ориентиры..."- отец Мартиниан перелистнул страницу. Со стороны комнат нашей почтенной домохозяйки послышался глухой стук падающего тела.
- А это кто?- вздрогнул батюшка.
- Это наша хозяйка, у нее тоже был беспримерный подвиг - она тысячу дней и ночей слушала чтение владыки.
-Короче...короче...- просипел викарий.
- Короче, - сказал отец Мартиниан.- Когда схимитрополита понесли переоблачать, я осмотрел его стол. И обнаружил, что на его бумагах были следы.
  Упоминание о следах заставило епископа сесть и удивленно взглянуть на нашего гостя. Владыка сделал мне знак заткнуть уши и давящим шепотом спросил у отца Мартиниана:
- Следы? Женские? или... мужские?
 Отец Мартиниан огляделся, наклонился в свою очередь к епископу и также прошептал :
- Не женские,  и не мужские. Это были следы Великого Устава.

Мороз прошел у меня по коже. ВЛадыка судорожно схватил графин со святой водой и сделал глоток.
- Кто-нибудь видел следы еще, кроме вас? - спросил  владыка Василий.
- Да, конечно, видел духовник покойного...
- На Камчатку. В миссионерский скит.- Мрачно сказал владыка , схватил со стола лист со штампом Патриархии и принялся писать резкими быстрыми движениями указ о переводе.
- Еще следователь из полиции и врач скорой помощи. - Как-то неуверенно добавил отец Мартиниан, заглядывая через спину викария на стол.
- На Камчатку. В миссионерский скит- Повторил епископ и схватил с пачки еще два листа.
- Владыко святый, - пробормотал я ему на ухо.- По-моему, вы уже забываетесь слегка.
- Это еще почему?- Его суровый и решительный взгляд остановил меня.
- Ну, как бы есть вещи, которые вы не можете делать .Например отправлять врача на Камчатку...
- Вы правы.
  Владыка задумался, потом сунул в руку в карман подрясника, извлек телефон и  также резко и быстро стал набирать смску.
- Ну вот, о.Иоанникий.- Сказал он, закончив и повеселев.- Что невозможно епископу, возможно маме епископа. Еще кто-нибудь?
- Больше никого. - Сказал о.Мартиниан. - Ну, не считая, конечно, самого схимитрополита.
 Владыка схватил со стола четвертый лист.
- На Камчатку. В миссионерский скит.- Повторил он опять, выводя указ.
 Тут уже я опять не выдержал:
- Владыка Василий! Это уже переходит все границы. Это же ваш бывший начальник! И он уже преставился !
- Вот. Канонизируем - и на Камчатку. В скит. - Решительно сказал владыка и подписал одним движением все четыре указа. - Ну вот, а теперь мы еще посмотрим, кто кого. Благодарю вас, отец Мартиниан, вы можете быть спокойны, мы сделаем все возможное, чтобы это древнее проклятие не вырвалось на свободу. Что вы хотите? Набедренник? Золотой крест?
  Отец Мартиниан как=то испуганно посмотрел на нас и робко, застенчиво продолжил:
- Вообще-то я не за этим.
  Мы с епископом недоуменно воззрились на него.
- Ну вы же знаете, владыка, эти пертурбации  с делением епархий. Вот, нашу митрополию тоже делят. И я ,собственно, пришел за советом. Что нам делать с новым епископом, который приезжает завтра из Англии.
- Из Англии?
- Да, епископ Гавриил Баскервилль.
  Мы переглянулись. Владыка встал с кресла и подошел к темному дубовому шкафу с книгами, где быстро нашел нужный номер православной энциклопедии.
- Гавриил...Гавриил...- бормотал он, листая страницы.- А. Вот он. Архимандрит Гавриил (Баскервилль) . В миру  Генри Баскервилль,  Родился в Чикаго  в 1973 году... муниципальная школа... колледж св.Иакова, член Американской епископальной церкви,рукоположен... определен на приход ... перешел в православие вместе со всем приходом после назначения его бывшей жены епископом...
- Да, помните эту нашумевшую историю.- Добавил отец Мартиниан - Сначала они, узнав об этом, хотели запереться в соборе и поджечь его , но потом отец Генри сказал вдохновенную  проповедь, что в Царство Небесное ведет не широкий и легкий путь, а узкий , полный скорбей, несчастий, искушений и бед. И все единогласно перешли  в  Московский Патриархат.
- Да-да, как же , как же.- Живо добавил владыка. - Кажется, еще потом его бывшая преосвященная супруга приходила к нему   и требовала себе половину храма и раздела духовных детей с правом видеться по воскресеньям с остальными.  Так он назначен к нам?
- Да, владыка. Он неоднократно высказывал желание послужить святым русским людям, труженникам и молитвенникам на ниве преподобных Северной Фиваиды. И нам нужен духовный совет - как нам быть с учетом факта появления ...- отец Мартиниан наклонился вперед и понизил голос до шепота...- этих жутких следов.
  Епископ Василий подошел к окну.
- Ну, думаю, он, как муж в равной степени просвещенный и преосвященный, далек от подобных суеверий. Впрочем, жду его завтра после обеда, думаю, смогу дать пару братских духовных советов.


Назавтра после Литургии я встал довольно поздно. Владыка уже приехал после приема у митрополита, а я еще не закончил размышлять, какое монашеское правило должен исполнять инок, проснувшийся в час дня - утреннее или сразу вечернее. Мы пообедали на скорую руку , воспользовавшись гостеприимным отсутствием хозяйки и ее холодильником, и не успел я помыть посуду, как в дверь зазвонили.
  Я открыл дверь и в прихожую вошли наш старый знакомец, отец Мартиниан, и невысокий крепкий человек лет сорока. Он производил впечатление живого, но выглядывающий из-под воротника подрясника кусок подвязки парамана выдавал в нем окончательно умершего для мира и особенно для бывшей жены человека.  Коричневая ряса греческого покроя и спокойная уверенная осанка выдавала в нем епископа за километр.
- Владыка Гавриил Баскервиль.- Представил его отец Мартиниан.
- Недостойный владыка Гав'иил.- с резким англосаксонским акцентом поправил его американский епископ. - Знает, владыка Васили, мне ошен нужен ваш духовный совет по поводу вот этот записка.
  Он решительно выложил на стол лист бумаги. Холмский Викарий осторожно взял его и поднес к свету.
 "Если твои овечьи мозги  дороги тебе, баран, держись подальше от N-ской епархии".
- Какое интересное письмо.- Пробормотал епископ Василий. - А в чем должен заключаться мой духовный совет?
-  Это пе'вый письмо кото'ый я получат от святой 'усский душа, я очен т'онут, что она так заботится о мой б'эйн,но 'азве это хо'ошо называт человека sheep...овца, когда Ст'ашный Суд еще не начатся? Я вполне могу оказатся не овца, а ... козел. Да, козел!  вам не кажется, что если я п'иму это письмо, то подпаду го'дыне и нанесу непоп'авимый у'он свой душа? Боюсь, эта безме'ная  любовь 'усских людей к а'хиее'ям и доводит тех до властолюбия и го'дости!
-  Хм...
  Владыка Василий задумчиво подошел к книжной полке. Его тонкие пальцы пианиста и сочинителя ораторий скользили вдоль  книг. Наконец, он нашел "Богослужебные указания за 2012 год", рассеянно пролистал их и сказал:
- Ха. Вот, послушайте.

"По 3-й песни — седален всех святых, глас 8-й: «Праотец, отец, патриарх...». «Слава» — тот же седален, «И ныне» глас тот же: «Небесную дверь и кивот...».

По 6-й песни — кондак всех святых, глас 8-й: «Яко начатки естества...», и икос, глас тот же: «Иже по всей земли мучившиися...».

- ну что?

Владыка посмотрел на нас.
- Я ничего не понять. - Сказал Гавриил.
Мы с отцом Мартинианом ничего не сказали, но были солидарны с английским гостем. Холмский викарий покачал головой.
- Но это же очевидно. Слова в записке были вырезаны из этих страниц и наклеены, чтобы составить нужную фразу.
  Наши три головы одновременно склонились   над запиской.
- Но тут все написано от руки.- Робко заметил отец Мартиниан.
- И вообще тут совсем другие слова.- Также заметил я.
- Разумеется. Неизвестный автор не нашел нужных слов на этой странице и ему пришлось писать их от руки.
  Мы переглянулись.
- Владыка. Ээээ... - начал я.
- Это потому что вы, отец Иоанникий, незнакомы с современными научными методами. Например, именно так было установлено, что два с половиной миллиарда лет назад в Гане  существовал самообразовавшийся ядерный реактор, который так же сам собой  исчез, потому что кончилось топливо. Впрочем, вернемся к нашему делу. Итак...
  Епископ поднес лист бумаги к носу и понюхал.
-... бумага содержит стойкий запах духов. Почерк резкий и решительный. Неизвестный попытался нарезать слова из книги, но единственная книга, которая ему известна - это богослужебные указания за 2012 год, поэтому он таких слов там не нашел.  Также мы знаем, что он в курсе того, когда и куда приедет наш дорогой собрат владыка Гавриил. Вывод простой, как епитимья за прелюбодеяние. Это благочинный кафедрального собора. В качестве духовного совета рекомендую благословить его изыскать возможности из средств благочиния на укомплектование собора архиерейскими облачениями всех цветов.

Мы молча поклонились.
- Что-то еще? - спросил Холмский епископ.
- Ест еще один реквест, владыко.- Сказал епископ Гавриил. - Я тут у отца Мартиниана книгу найти случайно. Про святых русских монахов. Там ест про проклятие...
  Отец Мартиниан в ужасе закрыл лицо руками под испепеляющим взглядом Холмского викария.
-... знает, я имел очен заинтересовался этот загадочный устав. Где то возможно про него узнат больше и больше?
  Наступила гнетущая тишина.
- Скажите, дорогой собрат. - Медленно начал владыка Василий.- А вы никогда не думали о Камчатке?
- Камчатке? -  Переспросил епископ Гавриил.- Что такое камчатке? Это далеко?.
- Это здесь. - Показал я ему, разворачивая атлас и тыкая пальцем.
  Владыка Гавриил надел очки и внимательно посмотрел через нос на Камчатку.
- Но... тут же ничего нет?! Пустое место!
- Масштаб очень большой. -  продолжил Холмский викарий.- Тут не видно, но на самом деле , там есть уже один духовник, врач , милиционер и мощи митрополита Геронтия.
- А!...Я понимат, понимат. - Закивал головой епископ Гавриил. - Я не настолько заинтересоватся этот Устав, чтобы думат о камчатке.
- Вот и ладно.- Голос владыки Василия смягчился. - Возвращайтесь-ка к себе, преосвященнейший, отдохните, соберите чемоданы. А мы с о.Иоанникием тут немного духовно посовещаемся.



Tags: Холмский викарий
Subscribe

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments