September 16th, 2021

promo ortheos september 3, 2020 11:11 35
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…

Вся физика - тотальный логический фэйл.

Сциентисты любят выпячивать Логическое Мышление , как Исключительное Свойство Сциентического Ума.

Как правило, под логическим мышлением они понимают строгое, без вопросов и малейших попыток анализа , следование методичке.

Потому что если они хоть мизинцем прикоснутся к действительной логике, то от определений, которыми забита физика и математика, у них волосы встанут дыбом не только на голове.

Основа логики - это истинные определения.
Если неверно определение, то все остальные логические конструкты можно не рассматривать.

Вот канон истинных определений в изложении блаженного Августина (впрочем, точно такое же определение можно найти у всех логиков, от Аристотеля до Ч.Доджсона-Льюиса Кэрролла, отличаются только формы передачи, я предпочел блаженного Августина, потому что его изложение самое простое из всех )

"Определение должно содержать не более и не менее того, что нужно для уяснения дела; в противном случае оно неправильно.

Действительно ли оно не имеет этих недостатков, это разъясняется перестановкой. Яснее ты увидишь это из следующих примеров.

Положим, что ты спросил бы меня: что такое человек; а я определил бы его следующим образом: человек есть животное смертное.
Из того, что сказанное мною истинно, не следует, что ты должен признать и определение верным.
Прибавив к нему слово «всякий», ты должен сделать в нем перестановку и посмотреть, останется ли оно истинным и после перестановки, т.е. как истинно то, что всякий человек есть животное смертное, также ли истинно будет и то, что всякое животное смертное есть человек.

Увидев, что последнее ложно, ты должен отвергнуть определение в силу того недостатка, что оно обнимает чужое: потому что не один только человек есть животное смертное, но и всякое бессловесное животное – смертно.

Это определение человека обыкновенно исправляется тем, что к «смертному» прибавляется «разумное», потому что человек есть животное смертное и разумное, и как всякий человек есть животное разумное и смертное, так и всякое разумное и смертное животное есть человек. Следовательно, прежнее определение неправильно вследствие того, что обнимает лишнее, а последнее верно, потому что содержит всякого человека и не содержит ничего более, кроме человека.

Но его можно неправомерно сузить, прибавив слово «грамотное». Ибо хотя всякое животное разумное, смертное и грамотное есть человек, однако очень многие люди, которые неграмотны, не будут подпадать под это определение. Итак, определение это в первоначальном виде будет ложным, но если сделать в нем перестановку, оно истинно.

Ибо ложно, что всякий человек есть животное разумное, смертное и грамотное; но истинно, что всякое разумное, смертное и грамотное животное есть человек.

Но определение будет гораздо неправильнее обоих приведенных, если оно говорит ложь и в первоначальном предложении, и по перестановке. Таковы следующие два: человек есть животное белое; человек есть животное четвероногое. Скажешь ли, что всякий человек есть животное белое или четвероногое, или скажешь в обратном порядке, – одинаково скажешь ложь. Но разница будет в том, что первое определение простирается на некоторых людей, ибо немало есть людей белых; но последнее не простирается ни на кого, потому что четвероногого человека нет вообще. Усвой это на всякий случай для проверки определений, чтобы судить об их правильности, излагая их в виде предложения и делая в них перестановку. "
(О количестве души, 25 глава)

А теперь откройте любую современную лекцию по физике или математике и начните проверять определения по этим логическим правилам.
Например. учебник Васильева по механике от 2018 года. , одобренный всеми мыслемыми и немыслимыми инстанциями.
С первой страницы.

"Движением в широком смысле слова называется всякое изменение вообще".
Правильное определение?

Делаем перестановку - "Всякое изменение вообще есть движение. "
Неправильное определение. Оно включает в себя то, что движением не является.
Гниение есть изменение, но не является движением. Охлаждение, нагревание стеклянного шара есть изменение, но не является движением. (вы можете утверждать, что это движение молекул или атомов,  но не можете утверждать что это движение шара, и при этом вы не можете утверждать, что это нагрев атомов или молекул)

Второе предложение.

"Простейшей формой движения является механическое движение".
Правильное определение?
Неправильное. Тут даже к логике не надо прибегать, достаточно спросить, что значит "простейшее". По каким критериям определяли сложность движений?
Но стоит нам сделать перестановку и сказать "Всякое механическое движение является простейшей формой движения" , как бредовость этого определения становится очевидной.

Продолжение второго предложения.
"Механическое движение есть изменение с течением времени положения тел или их частей относительно друг друга."

Правильное определение?
Делаем перестановку.
Всякое изменение положения тел или частей относительно друг друга есть механическое движение.
Правильно ?
Неправильно.
При нагревании и охлаждении молекулы и атомы  (будучи частями тела) изменяют свое положение (расширение или сжатие) , но это не является механическим движением.
Надувание шарика изменяет положение его частей относительно друг друга , но не есть механическое движение.

Но может ли быть движение тел или частей без изменения их положения относительно друг друга?
Может .
Ложка и стакан на плывущей лодке не изменяют свое положение относительно друг друга, однако движутся.
Можно сказать , конечно, что надо включить в состав обязательно и берег земли, относительно которой движутся ложка и стаканы, но это совершенно не учтено в определении.

Итого. Мы прочитали только один абзац, из трех определений три оказались ошибочными .

О какой логике (не говоря уже о Познании Законов Мироздания)  у сциентистов может идти речь?

Уж не потому ли они и трындят так бесстыже и неистово о том, что святые отцы ничего не понимали в естественных науках, поэтому их негоже слушать, что именно святыми отцами и именно в естественных науках изобличается чудовищная тупость, беспросветное невежество и полное отсутствие логики в сциентизме?