August 15th, 2021

Святой Амвросий Медиоланский на воскресной рыбалке

Петр ловит рыбу; и в одно время ему повелевается ловить сетями, а в другое удочкой.

Великое таинство!

Очевидно, существует духовная ловля рыбы, при которой повелевается ему забросить в суетный мир удочку учения, чтобы прежде всего извлечь из моря того мученика Стефана, который в сердце (in interioribus) содержал достояние Христово; в самом деле, мученик Христов – это сокровище Церкви.

Итак, этот мученик, который первым взошел из моря на небо, – этот уловленный Петром служитель алтаря –, извлекается не сетями, но удочкой; дабы он был вознесен на небо потоком своей крови.

В устах его, когда он исповедовал и говорил о Христе, заключалось богатство. Какое же богатство присуще нам, как не Слово Божие?

Следовательно, более совершенный у Бога уловляет и сетями и удочкой; сетями он ловит, а удочкой зацепляет (adurat), но сетями уловляется множество, а удочкой выбирается один. О, если бы и мне можно было проглотить эту удочку с тем, чтобы она воспламенила уста мои и ценою легкой раны даровала мне спасение"https://azbyka.ru/otechnik/Amvrosij_Mediolanskij/o-devstve-i-brake/5

Так что рыбалка - это священное искусство. И рыбалка удочкой более священное, чем рыбалка сетями.
promo ortheos september 3, 2020 11:11 35
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…

Перед разрушением Иерусалима.

" Архиереи восстали на священников и первых людей среди населения Иерусалима. Каждый из них собрал вокруг себя дерзких людей, жаждавших переворота, и предводительствовал ими; столкнувшись, они осыпали друг друга бранью и камнями. Не было ни одного человека, который положил бы этому конец; произвол царил, словно в городе, лишенном власти

Бесстыдство и дерзость архиереев дошли до того, что они смело посылали рабов на гумна забирать десятину, принадлежащую священникам. Случалось видеть обнищавших священников, которые умирали с голоду – настолько насилие мятежников одолело всякую справедливость» (История Евсевия Памфила, кн 2, гл 20 2-3)