December 16th, 2020

Советская скверна в Церкви. Перетасовки

Советский период внес огромное количество извращений.
Не скажу- в Церковь.
В околоцерковный обиход.

Мне пришло в голову собрать некую компиляцию этих извращений.
------------------------------------------------------------------

Практика перетасовок священника из храма в храм по любому капризу архиерея - это практика советских времен.
Но тогда это делалось исключительно под давлением "компетентных органов".
Сейчас же - уже по воле архиереев.
Видимо, вошли во вкус.
Дореволюционная практика, как известно, состояла в том, что священника рукополагали к какому-то храму условно говоря - на всю жизнь.
Переводы осуществлялись очень редко , преимущественно - для УЛУЧШЕНИЯ положения священника и только когда ОСВОБОЖДАЛОСЬ место естественным образом (например, священник соборного храма преставился)

Наказания в виде переводов священника с "богатого" на "бедный" приход - это произведение советских безбожников.
Чехарда с метанием их по приходам - совершенно разорительная и разрушительная для жизни семьи священника - это особый вид советских измывательств.
Почему СССР сдох, а советские измывательства остались?
promo ortheos сентябрь 3, 2020 11:11 35
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…

Советская скверна в Церкви. Церковный бухгалтер.

Ключевая роль приходского (епархиального) бухгалтера. Как правило - человека совершенно не верюущего ни во что, кроме денег и власти. Это черное наследие роли "церковного старосты", которого советский строй сделал главой прихода, при котором священнослужители (включая настоятеля) были наемными служащими. Бухгалтер унаследовал полный контроль за средствами прихода. Хотя по сравнению с советскими временами роль настоятеля выросла - сейчас он формально распоряжается доходами, однако это очень часто приводит то к войне , то к симбиозу, то к конкуренции за церковные средства, и ни один из этих вариантов на самом деле не представляет какого-то облегчения. Бухгалтер, стакнувшийся с настоятелем, участвует в "нецелевом расходовании" средств, и по этой причине является теневым правителем прихода, без "благословения" которого муха не чихнет. Бухгалтер, воюющий или только конкурирующий с настоятелем , вносит очевидный хаос и раздор. И оба варианта чреваты неизбежными скандалами.

Советская скверна в Церкви. Святотатство.

Операция по лишению средств к существованию Церкви настолько согласована в течение столетий при самых разных правителей и режимах, что не возможно не увидеть в этом черный , нечеловеческий , бесовский ум.

Благочестивые люди, начиная с князей и заканчивая простыми людьми и нищими , делали пожертвования.
От княжеских земель и поместий до лепты вдовицы.

Это может не нравится.
Это может вызывать лютую афедроноболь.
Но это никак не отменяет того, что это была добрая воля людей. Собственников этого имения.
Которое , по их воле, должно быть в Церкви и служить для Ее существования.
И это не выдумка хитрых русских попов - это заповедь Евангелия.

И посмотрите , как Церковь была ограблена.

Иван Третий под влиянием своей жены Софьи Палеолог (находившейся под крайне сильным влиянием католических и оккультных кругов) поднимает вопрос о том, что обладание собственностью не нужно монашествующим.
Алексей Михайлович лишает патриарха безусловных и исключительных прав на управление церковной собственностью и учреждает Монастырский Приказ.
Петр Первый под предлогом безделья монашествующих превращает монастыри в гибрид тюрьмы, психбольницы и дома престарелых для военнослужащих (впрочем, этим баловались и Грозный, и Алексей Михайлович)
Екатерина Вторая под видом заботы о духовной жизни Церкви забрала себе церковные земли, а взамен предоставила выплаты из казны.
Коммунисты под видом отделения Церкви от государства прекратили эти выплаты.


Чем это отличается от того, что пришел бы какой-нибудь человек и выгреб все содержимое церковной кружки и забрал себе?
Ничем. Только растянуто по времени.
Может ли святотатство избежать проклятия , если оно делается ОЧЕЕЕЕЕЕНЬ МЕДЛЕЕНННО?

У нас сейчас много говорят о проклятии за отречение от царя.
Но никто не говорит о том, что вся Россия живет под проклятием святотатства.

Советская скверна в Церкви. Мзда блудницы.

Из лишения средств к существованию вытекает еще большее зло.

В Церковь внесли мзду блудницы.

Поскольку средств на существование нет , то главная задача любого настоятеля - поиск спонсоров.
Слово "спонсор" происходит от латинского "spondeo"- "вступать в брачные обязательства".
"Спонзус"- это "жених".
Священник, ищущий спонсора - это сводник, ищущий того, кто возьмет на содержание Церковь.

Это худшее из всех сводничеств - это продажа Невесты Христовой.
Причем людям, которые в большинстве случаев не просто безбожники - которые прямо служат антихристу.

Какая речь уже будет идти не просто о стоянии в правде - просто о вере?
Священник, ищущий спонсора, продает ему и Церковь, и веру, и себя самого с потрохами.

А мы дошли до такого безумия, что ХВАЛИМСЯ спонсорами.

Советская скверна в Церкви. Стройка убивает священство.

Услышавшие, что спонсоры - это скверна, скажут - а как же традиция ктиторов?
Византия, блаблабла...
Тут всплывает еще одно не менее лютое извращение.
Обязанность настоятелей строить храм.

Как вы думаете, сколько белых священников построили храмов с Крещения Руси до 1990 года?
Ни одного.
Священники НИКОГДА не строили храмы.
Лютейшее извращение - когда архиерей отправляет священника на пустой приход и говорит ему :
"Езжайте, батюшка, ищите спонсоров, стройте храм, вот вам мое благословение".

Строили монахи (как преподобный Сергий) - но своими руками и скромные маленькие часовенки на двенадцать человек братии.
Но это особая песня.

До революции архиерей назначал священника к построенному мирянами храму.
И не иначе как при полном представлении, какое содержание будет священнику, и ПИСЬМЕННОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ ПРИХОДА оказывать это содержание священнику.

Храмы строили те люди, которые имеют к этому время, способности и средства.
Князья, купцы, архиереи, миряне в складчину.

У священника - настоящего священника - НЕТ И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ничего из этого.
Св.Дионисий Ареопагит, приводя в "церковной иерархии" описание иерарха, говорит о том, что он все время, свободное от душепопечения, должен проводить неизменно в Божественном созерцании. И не выступать из него никуда.

Но даже посчитав это недостижимым идеалом, мы видим, что священник имеет необходимость совершать Богослужение, совершать подобающее священническое правило, имеет необходимость попечения о своей семье (которое ему ставит в заповедь Апостол Павел), имеет необходимость заботиться о приходе в духовном и в материальном плане.

Сколько времени займет у него все это?
48 часов в сутки.
Сколько финансовых средств и сил отнимает должное обеспечение Богослужения, прихода и семьи?
200% от наличных.

Каким образом ему строить храм?
Когда, за какие деньги и какими силами?

Возложение на священника обязанности строить храм - это разрушение этого священника.
Причем сознательное.
В результате, как правило , мы наблюдаем , как настоятель не в состоянии совершать богослужение.
Даже раз в неделю в воскресенье.
Ему некогда молиться- ему некогда даже ВЫЧИТАТЬ правило.
Всю литургию у него голова забита стройкой и спонсорами.

Потому что он с утра до вечера в стройке и в спонсорах, а Литургия попадает в него случайно настолько, что он при всей доброй расположенности может только совершать автоматически телодвижения.
Поэтому он или выпаливает автоматически Литургию из пулемета, или превращает ее в театр.

Ему некогда заниматься своей семьей. Поэтому, как правило, семьи настоятелей крайне запущены, а настоятельские дети крайне развращены как отсутствием заботы, так и порочной "привычкой к святыне", с убитым благоговением, а часто - и верой.

Особенно если настоятель начинает таскать их с собой в алтарь.
Чтобы они посмотрели, как их отец не имеет никакого благоговения к священнослужению.
При том, что они и так презирают священный сан в отце по правилу "не бывает пророка в дому своем",

Священнику, строящему храм, некогда молиться и даже читать духовные книги.
А при самоубийственном служении Литургии -какие духовные силы, какое здравое состояние будет в нем?

Он обязан таскаться по спонсорам - и там нет речи о выполнении постов Церкви.
"За послушание" и "пользу дела" настоятель будет и на первой неделе Поста, и на страстной и бухать со спонсором и жрать мясо.

Светская безбожная среда для него часто становится привычнее церковной.
В результате настоятель становится ИСТОЧНИКОМ и проводником обмирщения , слияния со светской безбожной средой.

Дуболомные дяди с кошельками с пьяными мордами , заведенные в алтарь настоятелем , которые не то что три земных поклона не делают - лба не перекрестят - это прекрасный символ. Жаль, что регулярный.

А поскольку эта светская среда погружена в блуд и развращение, то при разрушенной семейной жизни, отсутствии молитвы, возможностей для поддержания духовной жизни и самоубийственных служениях Литургии, то появление у настоятеля любовницы (а сейчас еще хуже - любовника) - вопрос времени. И это заканчивается или снятием сана (в случае если любовница содержалась не открыто - то запретом) или как минимум скандалом.

Причем - это путь ВЕРУЮЩЕГО настоятеля.
Если священник модернист (т.е. безбожник) - то этот процесс происходит почти мгновенно.

Доброе ли дело - строить храм?
Святое.
Но святое дело должно совершаться святым образом.

Уничтожение священника через строительство храма - одно из самых лютых бесовских извращений, оставшихся от советских времен.

Советская скверна в Церкви. Монах на приходе.

До революции единственным способом увидеть монашествующего на приходе - было сходить на подворье какого-нибудь монастыря.
Впрочем, приходом это сложно было назвать.
Монахи в священном сане совершали совместное служение с архиереем в крупных городах, приезжая в мирской собор из своего монастыря.
(впрочем, и эта традиция пошла начиная с Петра Первого, до этого архимандриты и игумены выезжали на служение из монастыря только по исключительным случаям)

В советское время после физического уничтожения белого духовенства и монастырей , единственным и очевидным выходом для архиерея был перевод имеющихся у него в распоряжении монахов в священном сане на приход. И это имело не очень много последствий.
Обстановка перманентных гонений и исповедническая жизнь самих приходов являлись дезинфецирующей средой для монахов, которая до некоторой степени изолировала их от мирских страстей.

Однако, гонения ушли, монастыри открылись, а практика монахов на приходе не только осталась, но и усилилась. Архимандрит -настоятель собора - почему бы нет?

И это катастрофа еще больше предыдущей.
Те беды, которые разрушают "белого" настоятеля, в случае монаха на приходе удесятеряются.
Даже искореженная семья "белого" настоятеля - все-таки семья.
Все-таки какая-то крепость от наплыва мирских страстей, в первую очередь блудных.
У монаха-настоятеля ее нет.
Зато есть исповедницы юного и зрелого возраста с блудными грехами и даже извращениями, есть неконтролируемый поток денег, нет молитвы, нет постов (ибо спонсоры превыше поста и молитвы), нет не только духовника - нет своей собственной исповеди (раз в год у епархиального духовника? Да что вы говорите)

Три пути монаха на приходе - блуд, пьянство и психическая болезнь.

Нет, понятно, что Бог и благодать Его все может сделать и всех спасти.

Но почему - вера в то, что Бог спасет от эпидемии, по мнению некоторых архиереев - это искушение Бога и страшный грех.
А вера, что Бог спасет монаха , выброшенного вопреки всем уставам и канонам Церкви на мирской приход - это не искушение Бога и не страшный грех ?

По уставу Церкви монах даже ОДНУ НОЧЬ не должен проводить вне монастыря.
Что это за "послушание", по которому монаха отдают на съедение бесам?

Советская скверна в Церкви. Извращение благословения.

Одним из самых скверных дел богомерзкой советской власти было вливание в церковную среду безбожников в священном сане.
Хотя их количество было не настолько большим, как это представляют раскольники и хулители Церкви, вливали их на ключевые и преимущественно начальственные посты.

Вливание это не могло не сопровождаться мимикрией под церковные обычаи, речь и образ действий.
А безбожие мимов не могло не произвести своего действия.
Очевидным свойством безбожного мима является цинизм.
Цинизм в приложении к священным словам и предметам производит извращение , переделку их содержания.

Самым распространенным и ярким примером такого цинизма и извращения является знаменитый и повсеместный ответ священноначалия на жалобы священников по поводу отсутствия средств к существованию :
"А ты что ради денег в священники пошел? не ради Иисуса а ради хлеба куса"?

Очевидно, что Священное Писание и в Законе Моисеевом, и в Евангелии, и в Посланиях Апостольских содержание священнослужителей делает особым и важным предметом заботы Церкви, а безвозмездное служение в Церкви апостол Павел называет исключительным подвигом (который несвойствен был даже никому из апостолов от двенадцати, кроме него самого)

Очевидно, что если бы священник в ответ на какой-нибудь архиерейский циркуляр по поводу обязательных епархиальных взносов или обязательных закупок ответил бы "Владыка, а вы что, ради денег в архиереи пошли? Не ради Иисуса , а ради хлеба куса"? - то реакция была бы совершенно отличная.

Это не "свойство Системы" - это извращение смысла Евангелия безбожными советскими мимами.

Еще более критическое и извращенное содержание советские безбожные мимы вложили в слово "благословение".
В нынешнем официозе этим словом заменяется целый спектр слов - "приказ", "распоряжение", "предписание". И даже "награда".
Заменяет оно их не просто так.
Благословение в Церкви это не что иное, как Божественная совершительная благодать.
Получение благословения (настоящего благословения) - это источник Божественной помощи.

Советский безбожный мим в Бога не верует.
Он только видит, что слово "благословение" оказывает "магический эффект на верунов".
Поэтому он выпотрошил "благословение" и заменил в нем Божественное действие на свою волю.
И больше он не приказывает, не предписывает, не распоряжается - он только "Благословляет".

Казалось бы - какая разница.
Это привычный всем церковный канцелярит.

" Настоящим Вам благословляется прибыть на ежегодное Епархиальное собрание, которое состоится ..."

Проблема - и великая - здесь в том, что это ложь.
Никто никого не благословлял

Благословение - это НЕ  выражение своей собственной воли, даже начальственной.
Благословение в Церкви совершается крестным знамением с призыванием имени Бога.
Выражение собственной воли может СОПРОВОЖДАТЬСЯ благословением, но не является им.


Для чего это делается?
Для принуждения к исполнению воли "благословителя".
Эдакое "божественное изнасилование" при помощи фальши.
Потому что  если написать все своими словами, то все становится очевидным.

В самом деле. Если написать
"Прошу вас прибыть на ежегодное Епархиальное собрание" - то люди, у которых есть более важные дела , не приедут.
Если написать
"Приказываю вам прибыть на ежегодное Епархиальное собрание"- это это выглядит самодурством с оттенком внезапного гитлера, не  таков подобаше архиерей.

А вот если написать "благословляется" , то с одной стороны это ведь не приказ, не принуждение, а наоборот - Благословение! Благодать снизошла в виде ежегодного епархиального собрания!

С другой стороны- попробуй не исполни. Это не просто нарушение приказа, это Страшный Грех, Преступление Благословения!

Благословения, которого не было.
Потому что архиерей не совершал крестного знамени и не призывал имени Божия.
Он просто высказал свою волю.

И здесь мы видим крайне скверные вещи.
Во-первых, из-за советских безбожных мимов все управление Церковью на всех уровнях осуществляется при помощи лжи.
При помощи Благословений, которых нет.


Во-вторых, это глубокое внутреннее отношение к благословению, как к мусору со стороны "благословляющего".
Грех Эдома-Исава.
Безостановочно источая фальшь под названием "благословений", источник этой фальши и к настоящим благословениям относится как к мусору.
Я не припомню ни одного настоятеля, который бы с благоговением преподавал благословение.
Все делают какие-то судорожные движения, как будто бы им жаль даже полсекунды потратить на это благословение.
Ни персты не сложат именословно, ни креста не изобразят.
То ли мух отмахивают, то ли того, кто подошел под благословение.

А вот обычные священники благословляют в большинстве своем благоговейно.

В-третьих, это неизбежное отношение к благословению (и благословению архиерейскому) - как скорби и неприятностям - со стороный "принимающих".

В-четвертых, это полное разрушение самого принципа управления.
Когда существует несколько градаций действий управления (приказ, указ, распоряжение, рекомендация, уточнение и т.д.), подразумевающих разные способы исполнения, разный приоритет, разную ответственность и разную отчетность.

Тупые советские безбожные мимы заменили это все на "благословение", невыполнение которого является Высшим Грехом,
Т.е. поставили любой чих архиерея в высший приоритет независимо даже от его намерения.

С одной стороны это кажется Идеальным Послушанием.
Но кажется так только   безбожным мимам.
Верующий человек видит здесь не только посмеяние и издевательство и над послушанием и над благословением, но и разрушение порядка и того самого Послушания.

Потому что единственной формой существования в бесконечном потоке фальшивых благословений остается только фальшивое же их исполнение.