August 7th, 2020

Картинная галерея и иконостас.

Нет более чудовищного , более уродливого, более кошмарного заведения, чем картинная галерея.
Картинная галерея – это апофеоз европейского варварства , нецивилизованности и дикости, которая как была при вандалах и вестготах, так и осталась на века .
Дикарь, видя какую-нибудь блестящую и цветастую вещь – тут же напяливает ее на себя.
Увидел красивую ракушку – бац себе в ухо.
Увидел красивый камешек – хрясь себе в ноздрю.
Увидел пеструю тряпочку – шмяк себе на темечко.
И ходит гордое надменное пугало, глядя на всех с высока, довольное как свинья вывалявшаяся в мусорке.
Примерно то же самое представляет собой картинная галерея.
Увидел дикарь красивый пейзаж – бац на стену.
Увидел натюрморт – хрясь рядом.
Увидел портрет – туда же.
Схватил икону – а куда ее еще ? Обязательно в кучу малу.
Это какая-то пародия на иконостас – без складу, ладу, смысла и гармонии.
Каждая картина представляет собой некоей музыкальное произведение, только не в звуке, а в свете. Недаром живописные и музыкальные термины едины – гамма, акценты, громкое и тихое звучание, композиция, тональность, ритм, хроматизмы.
Представим себе комнату, где одновременно играют сорок оркестров. Разную музыку- в разных тональностях, в разных ритмах. Сколько там продержится человек не с музыкальным слухом- с обычным?
Секунды три. Потом вылетит оттуда пулей – как можно находиться в такой какофонии? Если человеку в такой комнате норм – он глухой. Если в такой комнате норм музыкантам – то они не только глухие, но и имбецилы.

Иконостас – да и вся традиционная храмовая иконопись – не просто куча картинок. Они звучат вместе, в одной тональности, в одном ритме. Это триста хоров, которые поют созвучные и совершенно гармоничные собой мелодии. По крайней мере так было, пока в цивилизованную храмовую иконопись не пришли европейские дикари и не начали писать архангела Михаила с Потемкина а Богородицу с Кабаевой.
Недаром не было на Руси никаких картинных галерей, пока не появился глухослепой Петр Первый и не поменял русскую культуру на европейскую дикость .


Собственно, весь ужас европейской культуры заключается  даже не в том, что глухие организовывают там картинные галереи.
Их организовывали воры и грабители – какие к ним претензии?
Весь ужас, что глухие имбецилы пишут эти картины.
Потому что точно такая же «картинная галерея» творится в подавляющем большинстве "шедевров".
Как дикарь шмякает в картинную галерею без складу и ладу картиночки, так такой же дикарь пихает в свои картины объекты.

При этом в картине может быть даже хорошая цветовая гамма, даже какая-то нетошнотворная композиция , но они бессмысленны.
Потому что у дикаря нет задачи передавать смысл.
У дикаря задача – нарисовать оптическую иллюзию МЯСА.
Причем мяса не обязательно человеческого – дикарь мясным рисует даже небо и землю.
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Культурный человек ходит на выставки.

Из комментариев:

metaspector "

В Суздале в палатах кремля есть выставка икон. Предполагается, что турист должен пробежать с десяток залов за час-полтора. А потом - прыг в автобус и за новыми впечатлениями. По мне так изъять бы их из музея этого - и разместить по храмам и монастырям. Икона - это всё же сугубо специальный инструмент, созданный под конкретную задачу, а не портрет для услаждения взора скучающего буржуа." https://ortheos.livejournal.com/2078363.html?thread=15342235#t15342235

Сама культурная манера посещения выставок имеет генетическое свойство с английской традицией туристических маршрутов по барам и пивным ,  итальянской  "гурман-туризма" , да и туризмом и трэвел-блоггингом вообще
Как гурман-турист идет в ресторан не поесть (пусть и вкусную пищу), а испытать новые впечатления, так и во всех остальных случаев.
Это не естественный процесс, вернее , противоестественный.
И имеет ту же природу, что сребролюбие , блуд , женский шоппинг и сциентизм
Сребролюбец зарабатывает доллар, но в ту же секунду он его начинает презирать.
Дама покупает классные туфли и в ту же секунду они становятся старыми и для нее неинтересными.
Блудник совокупляется с красивой женщиной и в ту же секунду она становится ему противна.
Сциентист узнает "закон природы" и в ту же секунду он уже ему становится неинтересен, банален и скучен.

Так и турист - он тратит время, деньги и здоровье ради чего?
Ради получения впечатления.
Ок. Ты его получил. Возвращайся домой.
Но он тут же бежит за другим впечатлением, которое .... перезатирает первое, оставляя от него какие-то несвязные обрывки.
Чтобы сразу перезатереться новым впечатлением.
В конце тура у него остается только хаос обрывков впечатлений - и он доволен. Именно за хаосом, за мусором он и ехал.

Точно так же и шлянец по выставкам и музеям.
Он получает впечатление от картины, тут же переходит к другой картине, перезатирает себе впечатление от первой - и опять в конце выносит из морга для картин обрывки впечатлений - как куски от развалившихся тел.

Здравая, давно забытая традиция цивилизованных, культурных народов состоит в неспешном, спокойном и вдумчивом впечатлении.
В Церкви иконы имеют локальное и непостоянное освещение от свечей и лампад. Для того, чтобы рассмотреть икону, надо подойти к ней близко .
Традиционный полумрак храмов через тень создает разграничение пространств для икон и зрителей их , а устав Церкви, который запрещает переходить с места на место во время богослужения, фиксирует зрительное впечатление человека.

Традиционная восточная живопись - монохромная тушью, укиё-э и т.д. при всей своей смысловой противоположности (икона есть временное изображение вечности, китайский пейзаж есть музыкальная композиция в туши, а  японская гравюра- это долговременная фиксация мгновенно пролетевшего навсегда момента)  имела изначально тот же самый здравый подход.

Картины, хранимые у вельмож , при храмах или монастырях  или во дворце императора ,выставлялись по одной в определенный день - редко больше, и то с тщательным подбором по смыслу .

Хотя православный устав выносить дневные иконы на средину храма преследует не эстетические, а духовные цели, при этом он  мимоходом он осуществляет то, что в дальневосточной культуре считалось основным принципом гармонии и красоты, который ярче всего выразил знаменитый Рикю , когда оборвал все хризантемы в саду, кроме одной.

Принцип, совершенно неизвестный варварской   католической  Европе, которая красотой считает нагромождение награбленного.