June 30th, 2020

Еще о богословской ущербности женщин

Причина, по которым гордые и напыщенные богословы признают женщин неспособными к богословию и к высокой духовной жизни вообще заключается вовсе не в пастырской практике, а в том, что сама их жизнь имеет язву - и язву серьезную.

По богоустановленному чину дитя узнает о Боге и учится вере у родителей и в первую очередь у матери. Об этом очень глубоко пишет священномученик Владимир Богоявленский в беседах о воспитании детей.

" Только тогда от взрослого человека можно ожидать благочестия и набожности, когда фундамент, основание этого благочестия заложено в его сердце еще в детстве, когда он с самого раннего возраста приучен был к молитвенным и благочестивым упражнениям.

Религиозные наставления и впечатления, которые дитя получает от своей матери в самом нежном возрасте, которые он, так сказать, всасывает в себя вместе с молоком матери, остаются обыкновенно на целую жизнь.

Если же такое дитя впоследствии, обуреваемое страстями и соблазняемое дурными примерами, и сбивается иногда с истинного пути, то в большинстве случаев оно гораздо легче снова возвращается на него, чем то, которое осталось без первоначального религиозного воспитания. В детях, воспитанных в христианском благочестии и набожности, но впоследствии развратившихся нравственно, очень часто с необыкновенною силою вдруг пробуждается воспоминание о невинной поре их детства.

Они снова припоминают себе те детски простые молитвы, которым они научились из уст их, быть может, давно уже покоящейся в могиле матери, те простые уроки, увещания и наставления, которые они слышали еще на недрах своей матери. И воспоминание об этих счастливых днях детства нередко снова отвращает от греха и порока и обращает к недрам Небесного Отца.

Отсюда ясно видно, какое величайшее для детей счастье, если они имеют благочестивую мать, с самого раннего возраста знакомящую их с верою и благочестием.

От матери, а не от законоучителей и учителей дитя впервые должно получить религиозное наставление;
у матери, а не в школе впервые оно должно научиться ежедневно молитвам православного христианина
.
Так, по крайней мере, было во все времена в истинно благочестивых семействах.

Святой Иоанн Златоуст говорит, что как только дети начинали обнаруживать смысл и понимание, то родители спешили наставлять их в апостольском исповедании веры, в молитвах, песнопениях и некоторых богослужебных обрядах. Тот же самый святой Иоанн Златоуст дает такое наставление матерям: «Учите вы, матери, ваших малюток изображать рукою крестное знамение прежде, чем они сами в состоянии будут это делать; напечатлевайте это знамение на челе их вашими собственными руками». А святой Иероним пишет к одной вдове (Лидии): «Радость матери-христианки должна состоять в том, чтобы научить свое дитя произносить сладчайшее имя Иисуса в то время, когда голос его слаб и язык еще нем», Святой Августин говорит, наконец, что он, будучи еще малюткою, много наслушался о жизни вечной от своей благочестивой матери Моники."

И далее

Беда богословов, презирающих и унижающих женскую природу, что у них нет этого глубоко посеянного зерна веры вообще или они получили его не по Божественному чину - не от матери. В лучшем случае они приняли веру, как некую систему мировоззрения, которая давала ответ на сложные рациональные вопросы. И если нет усилий по внедрению этой веры в сердце, чтобы она стала определяющим принципом бытия, то она так и остается  некоей  интеллектуальной средой, в которой они ,как в гумусе, выращивают то, что для них имеет бОльшую ценность - карьера, денюжки, учительный авторитет, преждеседания на сонмищах и т.д.

Христианская вера  парадоксальным образом определяет их внешние действия как носителей социального статуса или даже священного сана, но при этом совершенно не затрагивает их действия как человека .

Поэтому они способны соловьями заливаться о высоких степенях молитвы - и болтать на совершаемом ими же Богослужении, высокопарно трещать о достоинстве поста  - и тут же вкушать осетриные балычки жуя ананасы и заливая все это шато бриньонами.

Евангельской детской веры от матери-бабушки  , которая единственная  может ввести в Царство Небесное, они не получили.
В профессорах богословий, кропающих ученые своды, женщин , слава Богу, нет.

Отсюда у них и складывается два совершенно ложных убеждения:
1) Что Богословие - это некая математика о Боге - свод логических тонких умозаключений.
2) Что женщины на богословие не способны. Причем не по иной причине, как по ущербности природы.

Но тут все  очень просто.

Говорящий, что женская природа  ущербна и неспособна к богословию  -  злословит собственную мать.
А по Закону Божию - иже злословит отца или матерь - смертию да умрет.
Это не только не христианство - это даже не Ветхий Завет.

И боюсь, что это даже не язычество.


promo ortheos сентябрь 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

О причинах запрета на женское священство.

Утверждающие,  что в Церкви отсутствует женское священство   по причине недостатков женской природы - не просто содействуют скорейшему введению этого очевидного канонического преступления - но и являются основным двигателем этого процесса.

По той простой причине, что это не только ложь, но еще и одна из самых смехотворных гнуснейших нелепостей.

Collapse )


P.S. - И да, священнослужителю брить бороду - это нарушение церковного чина.