May 16th, 2020

promo ortheos сентябрь 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Льва то я и не приметил.

Вдруг с необычайной четкостью осознал, что все странности жизни и деятельности графа Толстого - от его барской косьбы, заигрывания с Оптиной при полном неприятии православия и Оптинских старцев до собственного Евангелия и особенностей реакции на отлучение от Церкви-  происходят от одной причины.

Граф Толстой изображал из себя Христа.
Не настоящего, которого он ненавидел, а того, каким должен быть мессия по воображению его.
Он и мужиков своих поражал странными попытками барских милостей и переодеваний для того, чтобы они признали в нем Христа.
Мол,"Таков нам подобаше архиерей, .... спострадати могий немощствующим и заблуждающим".
Да они оказались слишком "тупы".


Граф лепил из себя вместо-Христа всеми усилиями своей души и тела. Вплоть до театральных поз, в которые он становился при малейшей возможности.

Например , первый переводчик сочинений  Толстого на японский язык Даниил Кониси ("мерзавец Кониси" по краткому и точному определению св.Николая Японского) приезжавший к нему в Ясную Поляну, в ожидании выхода к нему графомана лег на лавку поспать. И разбудил его Лев Толстой  - и как?

Проснувшись Кониси обнаружил себя в совершенной картине Микеланджело "сотворение Адама". Только вместо Бога его в такой же позе касался пальцем Лев Толстой.

Вполне возможно, то самое , что лев это символ Мессии, и это было его же именем - сыграло некую роль.
Вполне возможно отсюда и презрение Толстого к Церкви (ср. негодование Христа на иудейских первосвященников) и странная любовь к синкретизму религий, в первую очередь китайско-индийского язычества.