July 19th, 2018

О церковных либералах.

Они с радостью готовы принять и почитать любых святых и знаменитостей - кроме святых Церкви.
Они с радостью готовы молиться и участвовать в любых таинствах и обрядах - кроме таинств Церкви.
Они зачитываются любыми богословами , кроме святых учителей Церкви - последних  они читают только для того, чтобы вообразить себе повод поизвергать на них  желчь
Они с удовольствием проповедуют - везде, кроме Церкви, и всё, кроме церковного учения - оно для них невыносимо тоскливо и неинтересно.

Церковного в них только одно - Ее долготерпение, по которому Она не извергает их, до последнего ожидая - не придут ли в себя.
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
Россия, русские

"Николай Кровавый" или Как работает пропаганда

Давно подозревал

Отсюда

Про бытование устойчивого сочетания Николай Кровавый как примера "народной революционной фразеологии", которая, как оказалось, не такая уж революционная и не очень народная. Это, правда, интересно. Sergey Oboguev в коменте пишет -

" чтобы сократить вам усилия поисков, сообщу, что поиск по полному архиву "Искры" (с точностью до возможных ошибок OCR) не обнаруживает сочетания "николай кровавый", а сочетание "николая кровавого" обнаруживается в количестве 1 шт. (Искра №107, стр. 5).

В архиве газеты "Социальдемократ" (центральный орган РСДРП) регистрируется два случая употребления выражения "николай кровавый" и два -- "николая кровавого".

Итого, предварительно вырисовывающаяся картина такова:


1. Выражение было изобретено революционными публицистами в 1900-х, но популярности не приобрело даже в революционной среде; случаи употребления его даже в революционных изданиях единичны (буквально единичны, т.е. "несколько") и труднообнаруживаемы.

2. Об употребление его вне революционной литературы никаких свидетельств не имеется.
Судя по единичности употребления мема даже в радикально-революционных изданиях, вне революционной среды выражение по всей видимости было или неизвестно вообще или во всяком случае совершенно неупотребительно.

3. В единичных же примерах это выражение возникает в политической литературе в 1921-1926 гг. -- в сочинениях Зиновьева (1925), Троцкого (1924) и др.
Имеющаяся в Google Books выборка регистрирует 11 случаев употребления за этот период.


Collapse )

P.S.
Национальный корпус русского языка дает первый пример словоупотребления:
М. М. Пришвин. Дневники (1918): В «Бедности» же напечатано, что Николай Кровавый, «душитель» и т. д.