December 21st, 2017

Диалог с советским человеком.

- Этот ваш "гулаг" придумал подлый американский наймит Солженицын. Все эти миллионы замученных в лагерях коммунистами - западная американская пропаганда.
- Позвольте  вот у меня на полке семь томов новомучеников и исповедников российских, в которых несколько десятков тысяч только прославленных святых , то есть только широко известных людей , имена которых стали известны не смотря на то, что практически все архивные документы остаются засекреченными. И это не Солженицын написал.
- Это все тупые проклятые веруны, которых так и надо было сгноить в лагерях.
- Простите, а вас не смущает, что этих тупых проклятых верунов еще в 1937 году было половина населения СССР?
- Вот всех и надо было в расход. Недоработали.
promo ortheos сентябрь 3, 2020 11:11 35
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…

Кто курировал "матильду"

Рашатуды:

"Президент России Владимир Путин с иронией высказался о членах Совета по культуре и искусству, которые не пришли на заседание в Кремле в четверг, 21 декабря.
«После праздников, Дня чекиста не все собрались, я вижу. Кто-то ещё отмечает. Ну ничего. Мы отдельно с этими товарищами увидимся», — сказал президент.

Ранее Путин пошутил про свой график после выборов президента России в 2018 году."



Теперь понятно, кто курирует культуру.
Люди,
Бывшие люди
Товарищи, отмечающие День Чекиста беспробудной пьянкой.

(no subject)

Из анонса мероприятия:
"Разберёмся, почему Альфонс Муха – самый рождественский чешский художник. Что приносило ему Рождество? Как сделать рождество своим «тотемным» праздником? "

Рождество - тотемный праздник.
Дико даже в кавычках.
Дожили...
капитан алатристе

Старое кино, ня!



Собственно, рано или поздно это должно было произойти; моя внутренняя машинисточка внезапно осознала, что Голливуд начинается отнюдь не со Шварца и даже не с "Челюстей". И тут же уселась смотреть, разумеется.

А в ленте, видите ли, пишут о том, что Бима Дилан побрил видимую часть себя, а именно голову. (Сад ты мой заброшенный, лента моя неполотая..) По этому поводу я много размышляла.

Думала я так: вот, скажем, почему Кларк Гейбл (да простит меня Господь, когда я вижу вот эти все истории с домогательствами, я всегда за него радуюсь, что бедняжка не дожил.) хату покинул и пошёл воевать, и не хухры-мухры там, а боевые вылеты и всё такое. И вроде как всё это в порядке вещей, никто особо не впечатляется. А тут - нате вам, Бима Дилан голову побрил. Тьпфу. У меня есть и ещё что сказать, но это уже сказал Лавров.

А фильма, между прочим, дивная. "Сан-Франциско", дай Бог памяти, 1936 года. Он - раздолбай, циник и бабник (но в душе, в душе-то добрый и порядочный!), она порядочная вотпрямсразу и ещё немножко поёт, а ещё у неё такое белое платье с мохрами и шлейфом, и она в нём так ловко бегает по залу (где полным-полно народу), что ей на шлейф никто не наступает а тут театральную юбку, как дура, укорачиваешь аж на целых десять сантиметров, потому что обязательно какая-нибудь зараза на шлейф.. И у них любовь и землетрясение, а ещё есть священник-резонёр, который всегда готов разъяснить, если кто не понял окончательно про порядочность в душе.



Землетрясение, кстати, убедительное, создателям спецэффектов есть чему поучиться. Не каждый снимет землетрясение так, чтобы человек, вернувшийся из кухни с бутербродом, сказал: "Охтыжнифига себе, что тут у них творится" - это уметь надо.

Переводчик портил фильм, как мог. Всеми своими полипами. И потом, он как-то странно переводил американскую разговорную речь. В результате объяснение в любви обогатилось фразой "Мне нравятся твои буркалы." Не прощу ему.

Героиня уже совсем было предпочла оперную карьеру и более приличного жениха ("- Были ли вы счастливы после этого? - Ни одной минуты за всю мою жизнь, ваше величество!"), но тут, как я уже сказала, весьма кстати начинается землетрясение, приличный жених уносит героиню, которая в отчаянии простирает руки к любимому, размахивая всей своей бахромой.

Контуженый герой бродит по развалинам, демонстрируя носки на подвязках и готовность найти свою Мэри. Уже совсем отчаявшись, он встречает того самого положительного священника, который говорит: "Я отведу тебя к ней. Она жива!" (Именно так и говорит.) И отводит. Мэри не только жива, но даже и шлейфа не запачкала. Хэппи энд.

Ну вот ведь умели же.