November 3rd, 2017

Миф о госпитальерах-пиратах, говорите?

Оригинал взят у u_boot_man в Универсалы
«Апогей противостояния пиратам приходится на конец 40-х годов XVI века и связан с деятельностью чиновника Чжу Ваня. В 1547 году он был назначен военным губернатором Чжэцзяна, а также начальником морской обороны Чжэцзяна и Фуцзяни с самыми широкими полномочиями в действиях против пиратов и португальцев, которые порой были тесно связаны между собой. Например, католический монах Жуан де ла Консепсион, известный под именем Чжан Лянь, был отнюдь не последним среди пиратских лидеров».
Алексей Бокщанин, Олег Непомнин «Лики Срединного царства. Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая"
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Свора бандитов.

"во время своего понтификата, точно так же утвердил за нашим монастырём, а через него и за всеми аббатами этого монастыря, возведёнными законным путём, в торжественной и данной на веч ные времена привилегии. В ней также, помимо прочих возмущений, которые называют лёгкими, он строжайшим образом запретил впредь совершать грабежи, которые, как он узнал, обычно совершались в момент смерти аббата." (Хроника Льва Монтекассинского, кн. 2, гл. 93)

Это не просто захудалый монастырек на периферии , где какие-нибудь дикие варвары вроде англов, саксов или ляхов.
Это эпицентр папистской монашеской жизни - тогда (середина ΧI столетия)  единственный Бенедиктинский орден, благородные римляне.  И центральный монастырь этого ордена - папистский Афон.

И это не единичный случай - "грабежи обычно совершались в момент смерти аббата".
И это не распоряжение епархиального архиерея - булла папы.

Вот во что превратили паписты наследие православного монашества еще 1000 лет назад. 

Как отучить жену от косметики. Советы древних.

Ксенофонт, "Домострой".

"Я как-то увидал, что моя жена сильно набелена  и сильно нарумянена  и что на ней башмаки на высокой подошве

- Скажи мне, жена, — спросил я, — когда ты считала бы меня как владельца общего с тобою состояния более заслуживающим любви — если бы я показал тебе, что есть в действительности: не хвастался бы, что у меня больше, чем есть, и не скрывал бы ничего, что есть, или же если бы вздумал обмануть тебя: рассказывал бы, что у меня больше, чем есть, показывал бы серебро поддельное, цепочки с деревом внутри, быстро линяющие пурпурные одежды и выдавал бы их за настоящие?

Она сейчас же сказала в ответ:
-Что ты, что ты! Я не хочу, чтоб ты был таким. Если бы ты стал таким, я не смогла бы любить тебя от всей души».

-Ну хорошо, — сказал я, — мы сошлись с тобою, жена, также и для телесного общения?
— Да, так люди говорят.
— Так когда, по-твоему, я заслуживал бы больше любви, находясь в телесном общении с тобою, — если бы, отдавая тебе свое тело, я заботился, чтоб оно было здорово и сильно и чтобы благодаря этому у кожи был действительно хороший цвет, или же если бы я показывался тебе, намазавшись суриком и наложивши краску под глазами, и жил бы с тобою, обманывая тебя и заставляя смотреть на сурик и касаться его вместо моей собственной кожи?
— Мне меньше удовольствия было бы, — отвечала она, — касаться сурика, чем тебя, меньше удовольствия было бы смотреть на цвет краски, чем на твой собственный, меньше удовольствия было бы смотреть на твои глаза подкрашенные, чем на здоровые».
— Так и я, — сказал Исхомах, —уверяю тебя, жена, меньше люблю цвет белил и румян, чем твой собственный. Нет, как боги устроили Бог устроил  что для лошади самое приятное существо — лошадь, для быка — бык, для овцы — овца, так и человек считает самой приятной вещью тело в его подлинном виде. Обманы эти еще как-нибудь могли бы обмануть посторонних и оставаться неоткрытыми; но люди, живущие всегда вместе, непременно попадутся, если вздумают обманывать друг дру га: или, вставая с постели, пока еще не успели привести в порядок внешность, или пот их выдаст, или слезы откроют, или купанье покажет их в настоящем виде.

 — Что же она ответила тебе на это? Скажи ради богов, — спросил я.

•— Ее ответом было то, что с тех пор она никогда ничем подобным уже не занималась, а старалась показываться в опрятном виде, одетая к лицу.
Мало того, она меня спрашивала, не могу ли я ей чего посоветовать, чтобы ей быть на самом деле красивой, а не только казаться.

Конечно, Сократ, я советовал ей не сидеть все на одном месте, как рабыни, а с Божьей помощью попробовать, как следует хозяйке, подойти к ткацкому станку да поучить служанку, если что знает лучше других, а если что плохо знает, самой поучиться, присмотреть и за поварихой, постоять и возле управительницы, когда она отмеривает что-нибудь, обойти дом и проверить, все ли на том месте, где должно быть. Это, казалось мне, будет вместе и заботой, и прогулкой.

Хорошее упражнение, говорил я, также мочить, месить, выбивать и складывать одежду и покрывала. От такой гимнастики, говорил я, она будет и кушать с большим аппетитом, и здоровье будет, и цвет лица будет у нее на самом деле лучше.

Наружность  жены, когда она, по сравнению с служанкой, и опрятнее, и одета более к лицу, бывает привлекательной, особенно когда к этому присоединяется желание угодить мужу, а не служить ему поневоле.

А вечно сидящие сиднем с важностью хозяйки подают повод сравнивать их с разряженными обманщицами.

Как выбрать зама.

Продолжаем читать Ксенофонтов "Домострой".

"- Сейчас, может быть, у тебя есть много дел, требующих твоей заботы; но, раз ты уговорился с чужеземцами, ты дожидаешься их, чтобы не нарушить своего слова.

— Нет, Сократ, — отвечал Исхомах, — уверяю тебя, у меня и те дела, которые ты разумеешь, не остаются заброшенными: у меня в деревне есть управляющие.

— Что же, Исхомах, — спросил я, — когда тебе нужен управляющий, ты разузнаешь, нет ли где человека, способного к этой должности, и стараешься купить его, вроде того как, нуждаясь в плотнике, ты разузнаешь, я уверен, не увидишь ли где человека, знающего это дело, и стараешься приобрести его, или же сам обучаешь управляющих?

Клянусь Зевсом , Честное слово, Сократ, — отвечал он, — сам стараюсь обучать. Если человек в мое отсутствие должен успешно заменять меня в заботах по хозяйству, что же иное он должен знать, как не то, что я? А ведь если я способен руководить работами, то, разумеется, и другого мог бы научить тому, что сам знаю... когда я хочу поставить такого человека в управляющие, я учу его и быть заботливым.

— Как же? — спросил я. — Ведь я думал, что этому научить совершенно невозможно.
— Да, Сократ, — отвечал он, — действительно, всех, одного за другим, научить быть заботливым нельзя.

 — Так кого же можно? — спросил я. — Определи мне их поточнее.
— Прежде всего, Сократ, — отвечал он, — человека, не воздержанного в употреблении вина, не сделаешь заботливым: пьянство заставляет его забывать о всех нужных делах.
— Так только невоздержанные в этом, — спросил я, — неспособны к заботе или еще и другие какие?
Клянусь Зевсом, Честное слово, — отвечал Исхомах, — еще и неумеренные по части сна: когда спит человек, он ни сам не может исполнять своих обязанностей, ни других заставлять..."

Так. Кто там крикнул "Димон"?

Как вам не стыдно.
Это я про себя сейчас говорю.

...

Говорят, что фильм "Матильда" не про балерину, а про гимнастку.