June 26th, 2017

Старая песня о главном.

О продолжающейся движухе о том, чтобы приступать к таинствам без исповеди, говения и разрешения священника.

Любопытно чей это дух,  и какой  конец обещает .

"
В мирном и молитвенном настроении я служил до Херувимской, когда увидел в конце Церкви только что появившегося Пантелеймона Сато, кандидата, который не был ни на одной службе доселе. «Ужели причащаться?» — подумал я, но тотчас же успокоился мыслью, что пришел просто помолиться. Но каково же было мое изумление и смущение, когда, открыв Царские врата ко Причастию, я увидел и еще трех кандидатов, кажется, только что пришедших в Церковь,— Минато, Сайкайси, Хигуци,— выступивших всех четверых вместе с причастниками? Молча приобщил я и их, когда подошли; но расстроился новый день: печаль горькая снедает душу. Хотел было, тотчас по выходе из Церкви, известить их, чрез Сенума, что вперед лишу их причастия, если будут так неблагочестиво вести себя в отношении к нему; написал к Сенума и письмо о сем; хоро шо, что не тотчас послал; в гневе сделанное всегда грозит потом укором
в глупости поступка. Спаситель не изгнал из горницы, где совершал пасху с учениками своими, и Иуды,— могу ли я изгнать их?.. Хотел потом призвать Сенума и сказать, чтобы объявить им, что уподоблю их в слове пред Причастием Иуде Искариоту, коли будут так вести себя; конечно, не назову их по именам, но все поймут о них, ибо для всех очевидно, что их никогда нет в Церкви, до самого времени Причастия, а я должен отражать их соблазн учащимся, подаваемый их примером поведения.

Но и это было бы — выругать их, с сомнительным ожиданием пользы от того для них и других.— Решил, наконец, попытаться еще раз убедить их вести себя благочестиво относительно Таинства Святого Причастия; но это нужно сделать пред временем следующего говения, то есть пред Страстной неделей; теперь поговорить бы с ними — все забылось бы к тому времени, следа впечатления не осталось бы. Едва ли будет успех.

И вот урок: не посылать больше никого в русские академии,— развращаются религиозно; были все — первые, лучшие ученики, исполнительные, благочестивые; теперь что они?
Недоверки какие-то!
В России не на добрые примеры обращали внимание, а на дурные, льстящие извращенной природе человека, хотя внушаемо было им — не заходить на задние дворы в России; но что делать! Люди они самые заурядные, не из блестящих, не из самостоятельных; не видели бы дурных примеров, были бы хороши, теперь вон они,— свое беспардонное лентяйство и неблагочестие, вероятно, считают дипломом цивилизации. Нет, больше никого не пошлю в Россию,— на вред здешней Церкви!" (Дневники св.Николая Японского , т.4. с. 39)

Давненько уже ад прет из "духовных академий".
Давненько.
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Летающий дрон в алтаре. Привет от епископа Объегорьевского

Оригинал взят у l_lednik в Летающий дрон в алтаре. Привет от епископа Объегорьевского
Оригинал взят у melissa_12 в Ангелы и камеры
25.06.2017
Священник Валерий Зорин

Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих, и Господь господствующих, приходит заклатися и датися в снедь верным.

Песнопение, исполняемое во время Великого входа на Литургии в Великую субботу.

Наверное, почти любому из нас в нынешнее время дня не прожить, чтобы не увидеть кого-нибудь снимающего что-либо на телефон. Или самому не поснимать. Любые ситуации и поводы: день рождения, встреча со старым другом, забавный случай, чья-то неловкость, ошибка, трагедия, интимная жизнь – все, буквально все на камеру и скорее-скорее в интернет. Доступность получения цифрового изображения с последующей возможностью выставления картинки на всеобщее обозрение сделала человека не живущим собственно, а каким-то наблюдателем за жизнью. Последствия этого превращения, кажется, только начинают проявляться, но уже хорошо заметны все шире распространяющаяся эмоциональная тупости. Это логично и неизбежно – ведь снимающий уже не живет в полноте тем событием, которое хочет запечатлеть. Он отстраняется и занят только тем, чтобы как можно лучше снять, уже предвкушая как потом будет показывать отснятое френдам в интернете. Эта доминанта притупляет все прочие чувства, а отстранение, вошедшее в привычку, становится причиной появления в сети кадров со смартфона с запечатленными на них гибнущими в питерском метро людьми. Это ведь не камера наблюдения сняла. Это кто-то стоял и хладнокровно (ну или со слезами на глазах – это сути не меняет) наблюдал через камеру телефона за человеческим страданием. А сколько этого добра на всевозможных видеохостингах. Даже монтируют целые сборники из человеческих трагедий.



Особенно тревожит то, что этот же процесс давно уже вовсю касается Церкви и людей церковных. И речь даже не о том, что почти у каждого прихожанина в кармане смартфон или телефон и многие заражены той же страстью. Речь о том, что стремление к созданию впечатляющей картинки разрушает чувство благоговения к святыне. Мы давно не смущаемся тем, что на архиерейских (уже и не только на архиерейских) богослужениях по всему храму устанавливают камеры и операторы в самые важнейшие моменты молитвы беззастенчиво шарят объективами по лицам прихожан в поисках пресловутой «картинки» (да что операторы – теперь уже роботы этим занимаются: уставится на тебя во время службы такой стеклянных глаз – какая уж там молитва…). Священнослужители привыкли и не смущаются тем, что во время Херувимской их просят отодвинуться от Престола, чтобы фотографу было удобнее заснять предстоятеля с воздетыми руками – эффектный же момент, правда?

Collapse )

You shall not read!!!

Чтобы не травмировать психику белоленточных почитателей богини свободы, на википедии агрессивно подчищают творческую биографию нобелевской лауреятыни

Оригинал взят у mislpronzaya в жидовье на страже библиографии С.Алексиевич (удалено из википузии)
Честно говоря, мне непонятно, зачем бы жидовью зачищать вполне стандартную библиографию
партийного провинциального журналера.
Может быть, они и номера газет и журналов начнут удалять из библиотек? С них станется...



Оригинал взят у yadocent в Из ранней библиографии С.Алексиевич (удалено из википузии)
1971
Алексиевич С. И нету высших здесь наград... [О председателе колхоза «Родина» Новогрудского района В.М.Добруке] // Знамя юности. 1971. 3 февр.
Алексиевич С., Черненкова Г. Здесь Купалы песня родилась // Сельская газета. 1971. 16 февр.
1973
Алексиевич С. Памятник. [Рассказ] // Знамя юности. 1973. 27 февр.
Алексиевич С. [Рецензия на книгу: Соловейчик С. Час ученичества. М.: Дет. лит., 1972] // Советская Белоруссия. 1973. 2 июня.
Алексиевич С. Сердце за сердце. [Об учительнице березовской школы №1 А.И.Крупкевич] // Заря. 1973. 23 июня.
Брыль Я. «Узнать друг друга». [К открытию VI Республиканского семинара творч. науч. молодежи в Минске. Интервью с писателем Я.Брылем записала С.Алексиевич] // Знамя юности. 1973. 6 сент.
Collapse )

О Маяковском

Оригинал взят у koparev в О Маяковском
И. А. Бунин паисал о Маяковском в "Окаянных днях": "Последний раз я был в Петербурге в начале апреля 17 года. Я видел Марсово поле, на котором только что совершили, как некое традиционное жертвоприношение революции, комедию похорон будто бы павших за свободу героев (возможно, хоронили содомитов-большевиков). Что нужды, что это было, собственно, издевательство над мертвыми, что они были лишены честного христианского погребения, заколочены в гроба почему-то красные и противоестественно закопаны в самом центре города живых! Комедию проделали с полным легкомыслием и, оскорбив скромный прах покойников высокопарным красноречием, из края в край изрыли и истоптали великолепную площадь, обезобразили ее буграми, натыкали на ней высоких голых шестов в длиннейших и узких черных тряпках и зачем-то огородили ее дощатыми заборами, на скорую руку сколоченными и мерзкими не менее шестов своей дикарской простотой. Я видел очень большое собрание на открытии выставки финских картин. А затем я был еще на одном торжестве в честь все той же Финляндии, – на банкете в честь финнов, после открытия выставки. И, Бог мой, до чего ладно и многозначительно связалось все то, что я видел в Петербурге, с тем гомерическим безобразием, в которое вылился банкет! Собрались на него все те же – весь «цвет русской интеллигенции», богема, то есть знаменитые художники, артисты, писатели, общественные деятели, новые министры и один высокий иностранный представитель, именно посол Франции. Но над всеми возобладал – поэт Маяковский. Я сидел с Горьким и финским художником Галленом. И начал Маяковский с того, что без всякого приглашения подошел к нам, вдвинул стул между нами и стал есть с наших тарелок и пить из наших бокалов. Галлен глядел на него во все глаза – так, как глядел бы он, вероятно, на лошадь, если бы ее, например, ввели в эту банкетную залу. Collapse )

Внезапный вопрос: а что это за балкон Кшесинской? Это ТА Кшесинская или однофамилица?