June 1st, 2015

Иудейская пасха

Вавилонский талмуд, трактат Таанит, глава 1.
"Мишна: Сказал ему (раби Елиезеру)раби Иегошуа : "Поскольку дожди в Торжество - это знак проклятия , то почему он, молящийся, упоминает о дождях, то есть просит о плохом?"

Я это к тому, что на иудейскую пасху всегда идет дождь.
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Слепота и идиотизм , как научный метод.

Цитата из солидной напыщенной энциклопедии "Духовная культура Китая" Титаренко, Кобзева и Лукьянова.

"Четыре пространственные зоны - восток, юг, запад, север, - соответствуют четырем сторонам света. Пятая, обозначаемая как чжун, есть центр мира. Пятичленная пространственная модель зародилась еще в культуре неолитического Китая, но в более менее окончательном виде она сложилась в позднеиньской государственной религии .Наиболее почиталась южная сторона, что было связано с солярными культами, а именно, культом солнца находящегося в зените. Материальным воплощением этого культа и пятеричной пространственной модели и ее особенностей являются царские усыпальницы : погребальная камера в центре и четыре ведущих к ней прохода, из которых самым длинным неизменно делался проход, ориентированный на юг".

Тут, конечно, что ни слово, то фэйспалм (на культе почитания солнца в зените у меня вообще чуть предохранители фэйспалма не полетели).

Но, КАК ?! КАК можно было за всем этим словоблудием не увидеть САМОГО ЯСНОГО И САМОГО ПРЯМОГО смысла?!

вв
В кресте погребали китайских императоров! В КРЕСТЕ!

Смерть патриарха Иосифа

Письмо государя Алексей Михайловича.

"Будь тебе, великому святителю, ведомо: за грех православного христианства, особенно же за мои окаянные грехи, содетель и творец и бог наш изволил взять от здешнего прелестного и лицемерного света отца нашего и пастыря, великого господина Кир Иосифа, патриарха Московского и всея Руси, изволил его вселити в недра Авраама и Исаака и Иакова, и тебе бы, отцу нашему, было ведомо; а мать наша соборная и апостольская церковь вдовствует, слезно сетует по женихе своем, а как в нее войти и посмотреть, и она, мать наша, как есть пустынная голубица пребывает, не имеющая подружия: так и она, не имея жениха своего, печалится; и все переменилось не только в церквах, но и во всем государстве; духовным делам рассуждения нет и худо без пастыря детям жить.


Как начали у меня (в великий четверток) вместо херувимской первый стих вечере твоей тайне петь, и пропели первый стих, прибежал келарь спасский и сказал мне: "Патриарха, государь, не стало!"

в ту пору ударил царь-колокол три раза, и на нас такой страх и ужас нашел, едва петь стали, и то со слезами, а в соборе у певчих и властей всех со страха и ужаса ноги подломились, потому что кто преставился? Да к таким дням великим кого мы грешные отбыли? Как овцы без пастуха не ведают, где деться, так и мы теперь грешные не ведаем, где главы преклонить, потому что прежнего отца и пастыря лишились, а нового нет. Отпевши обедню, пришел я к нему, свету, а он, государь, уже преставился, лежит как есть жив, и борода расчесана, лежит как есть у живого, а сам немерно хорош; и простясь с ним и поцеловав в руку, пошел я к умовению ног. В пятницу вынесли его, света, к Риз-Положению.

Я вечером пошел один к Риз-Положению, и как подошел к дверям полунощным, а у него никакого сидельца нет, кому велел быть игумнам, те все разъехались, и я их велел смирять митрополиту: да такой грех, владыко святый, кого жаловал (покойный), те ради его смерти, лучший новинский игумен - тот первый поехал от него домой, а детей боярских я смирял сколько бог помочи дал; а над ним один священник говорит псалтырь, и тот говорит, во всю голову кричит, а двери все отворил; и я начал ему говорить: "Для чего ты не по подобию говоришь!" "Прости, государь, - отвечал он, - страх нашел великий, в утробе у него, святителя, безмерно шумело, так меня и страх взял; вдруг взнесло живот у него, государя, и лицо в ту ж пору стало пухнуть: меня и страх взял, думал, что ожил, для того я и двери отворил, хотел бежать". И на меня, прости, владыко святой, от его речей страх такой нашел, едва с ног не свалился; а вот и при мне грыжа-то ходит очень прытко в животе, как есть у живого; и мне пришло помышление такое от врага: побеги ты вон, тотчас тебя, вскоча, удавит! И я, перекрестись, взял за руку его, света, и стал целовать, а в уме держу то слово: от земли создан, и в землю идет, чего бояться? Да в ту ж пору как есть треснуло у него в устах, и я досталь испужался, да поостоялся, так мне полегчело от страха, да тем себя и оживил, что за руку его с молитвою взял. А погребли в субботу великую, и мы надселись, плачучи,"