?

Log in

No account? Create an account

October 27th, 2014

post

Оригинал взят у sevruga в post
в мусульманском раю, я придумала, каждой благочестивой мусульманской бабушке полагается 72 голодных внучка. и чтоб сколько бы ни ели всегда оставались худенькими и бледненькими. вот это был бы рай!))

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
Характер дел Тайного Приказа (ФСБ при Алексее Михайловиче) поражает своим резким отличием от современных затей спецслужб.

"Того же числа послан государев указ в Казенной Приказ , велено было сделать ево государевым богомольцам кафтаны бумазейные Микифору Андрееву вдоль 2 аршина , ширина аршин с вершком, Ивану Никонову вдоль 2 аршина без вершка, ширина аршин без двух вершков, Павлу Тимофееву вдоль 2 аршина без 2 вершков, ширина аршин без 3 вершков, Гарасиму иванову... (и т.д. всего человек тридцать государевых богомольцев)"

Маия в 8 день великий государь пожаловал велел дать боярину князю Юрью Ивановичу Ромодановскому в вотчину ево что на реке Рожле на церковное строение остаточных прошлых лет 505 камней, что лежат в Пахрине.

19 мая великий государь указал дать боярину князю Якову Никитичу Одоевскому на семяна взаймы из Домодедовския волости овса двести чети, а как новь поспеет, и тот овес принять у него в ту же меру.

Того же числа великий государь указал блаженной памяти по государыне царице и великой княгине Марии Ильиничне сего числа другой год служить в 22 церквах прежним священникам и дать в те церкви противу прежнего воску по 20 налепов в церковь в месяц итого в год 5280 налепов. "

Вот же ж лютовали кровавые спецслужбы в мрачные мракобесные времена. То ли дело сейчас, когда расцвел гуманизм и просвещение.

P.S. А вот как изображает тайный приказ граф Алексей Николаич Толстой и Википедия.

" Пусторослев не будь дурак, вскочил и крикнул: «Слово и Дело!» — Всех гостей с именинником — цап-царап — в приказ Тайных дел. Пусторослев: «Так, мол, и так, сказаны Чижовым на государя поносные слова». Чижову руки вывернули и — на дыбу. И завертели дело про куру, что петухом кричала. Пусторослеву за верную службу — чижовскую усадьбу, а Чижова — в Сибирь навечно. "
Кофе, как говорит арабская легенда, было открыто, когда некий пастух из Мокки в Аравии вдруг заметил, что его стадо баранов после того как поест каких-то бобов и листиков с куста всю ночь не спит. а бузит. Будучи сам весьма сонлив, он решил попробовать отварить этих бобов и попробовать самому. Результат так ему понравился, что он стал угощать знакомых.

Первые кофейни открылись в Константинополе при Сулеймане Первом. Они сразу стали для придворных любимым местом препровождения времени. Наконец, некоторые имамы решили , что такое количество восточных танцев, стихов и отравлений уже черезчур даже для ислама и объявили кофе джихад. Начались серьезные богословские битвы кофейников против антикофейников, пока последние не победили и не издали фетву, которая гласила, что всякая пища или питье, изготовленное из вещества, превращенного в уголь , противны исламу. Тогда кофейники обратились к Сулейману и вместо догматических доводов дали ему попробовать Kenya AA Ruiruiru . Сулейман молча выпил чашечку, потом другую , сказал "ёпты!". Больше он ничего не сказал, но антикофейники поняли все по выражению лица и в панике разбежались по уединенным диванам под сенью смокв. Кофейники поняли всю силу практической аргументации и продолжали ее на Селиме Втором, при котором в Константинополе было уже 600 кофеен .

Пока преемнику Селима Второго султану Мураду не пришло в голову попить кофейку в одной из них и ему прямо на входе на голову не свалился свежезарезанный паша иностранных дел. Мурад устроил скандал, несмотря на то, что хозяин предлагал убрать тело и вторую чашечку бесплатно за счет заведения. Мурад все равно расстроился, потому что хотел зарезать пашу сам. В расстроенных чувствах он пошел домой и там антикофейники , наконец осмелившиеся слезть с дивана под смоквой, показали ему фетву, которую они сберегли ценой своих жизней, проведенных впустую под сенью смоквы и в обществе рахат-лукума и полонянок. Султан Мурад сказал "Во! Это же то, что мне нужно! Будут знать, как резать пашей поперед батьки атамана" и издал ее. Однако придворный муфтий, который привык к кофе и полюбил его как родного, вооружился древними манускриптами и заперся на ночь, сопровождаемый усердной молитвой прочих имамов-кофеистов. За ночь он соорудил фетву, которая популярно объясняла, что да, правоверным запрещено есть и пить вещества, изготовленные на основе угля, но кофе тут ни при чем, потому что он только жарится на огне, но в уголь не обращается.

Султан Мурад почитал толкование, но поскольку был силен больше в части слабого пола и войны, чем в богословии, ничего поделать не мог. Так кофе и жило под благословением турецких имамов до самого времени Османа Второго, который неожиданно преставился после непродолжительной , но бурной беседы с накофеинившимися янычарами . Наследник Османа Мурад Четвертый , чувствуя себя неуверенно в бурных непродолжительных беседах и опасаясь неожиданностей, повелел срыть нахрен все кофейни Стамбула. Только Ибрагим убежденный своей супругой (ее номер по гаремному списку остается неизвестным) вернул кофе обратно и с тех пор любая турецкая свободная женщина могла официално получить развод, если ее муженек отказывался поить ее кофе.

(В тексте использованы незначительные исторические преувеличения)

Первые наркоторговцы.

"В последние годы корабли американцев стали вывозить из Турции значительное количество опиума, коим снабжают они Китай, Японию и магометан Восточной Азии. Но эта торговля преставляет много затруднений по той причине, что евреи, промышляющие заготовлением этого товара для вывоза, нашли удивительные средства его подделывать. "(Базиль К., "Босфор и новые очерки Константинополя", 1836 г)

Кто бы сомневался.

Чума в Константинополе.

"В это время (1833 год) не было в Константинополе чумы, как за год перед тем и год спустя нашего похода. Провидению угодно было освободить столицу Махмуда от постоянного ее бича на время пребывания в ней нашего войска и флота.Но кажется, никто не может сказать, чтобы со времени завоевания Константинополя когда-нибудь в нем не было чумы. Она всегда появляется в одно время в каком-нибудь квартале , особенно в Балате и в Хас-кьой, в душных кварталах евреев. Там она имеет свое постоянное гнездо среди нищенской неопрятности и тесноты, в которой живет племя Израилево в болотной глубине залива Золотой Рог, непродуваемой сквозными ветрами Черного и Мраморного морей и хребта Гемуса. Многие приписывают только евреям постоянное существование чумы в Константинополе , она к ним пристала и переходит из рода в род ,будто продлившаяся до нашего времени одна из язв Израиля".

"В исходе весны 1812 года оказалось несколько признаков ее , но сильные жары остановили успехи заразы, и она в это время довольствовалась редкими безвестными жертвами во внутренних кварталах. К осени она вдруг явилась с таким остервенением, какого столетние старики не вспоминали, и которому вряд ли есть примеры в летописях Стамбула. Первое ее появление ознаменовано большим пожаром. В несколько часов сгорел весь еврейский квартал Балата, в котором обыкновенно гнездилась язва. Сорок тысяч евреев-погорельцев распространились по всему городу, и вместе с ними разлилась и зараза. Она объяла весь город до предместьев. Около восьмисот тысяч человек трепетали под ее смертносным действием.

ни одна жертва не переживала трех суток. В протяжение октября и ноября умирало до трех тысяч человек в день. Базары закрылись. Последними вещами , проданными в них были вещи зачумленных евреев , которые продавали платье свое и умерших родственников, чтобы достать кусок насущного хлеба. Всякий раз в эпоху чумы продажа зачумленных вещей, которые обыкновенно продаются за бесценок и охотно скупаются людьми, верящими в судьбу, служит к распространению заразы.

По приблизительным вычислениям, за 70 дней умерло более 200 тысяч человек. Четверть населения Константинополя за два с небольшим месяца сошло в могилу. Примечательно, что более трех четвертей погибших были турки-мусульмане, а христиан почти не было. Это легко объясняется тем, что по учению Магомета, все предопределено и никаких предосторожностей против чумы предпринимать не имеет никакого смысла, кроме того, они в отличие от христиан, выгнанных из города в предместья, более чистые и здоровые, сами жили большей частью в тесных стенах Стамбула, где заразу распространяли свободно бродящие кошки, мыши и даже легкий пух, переносимый ветром.

Греки рассказывали, что если во время чумы приснится матери семейства черная женщина отвратительного и страшного вида, то она проснувшись может быть уверена, что в ее доме будет больной. И с кем я ни говорил в Константинополе по этому поводу, подобное сновидение никогда не обманывало.

Вообще думают в Константинополе и по всей Европе, что человек, однажды имевший чуму, не подвержен опасности получить ее снова. Это не основательно. Есть люди, которые имели ее по нескольку раз и спасшись первый раз умирали потом, что было замечено в Лондонской и Марселской чуме.По сказанию Фукидида Афинская чума никогда вторично не приставала, а римские писатели, на которых ссылается Гиббон в своей истории в главе 18, свидетелствуют обратное"

Турки не имеют для заболевших никаких учреждений. Греческая Церковь имеет в Константинополе две большие больницы собственно для чумных. Одну в Пере у большого кладбища , другую за городом близ Семибашенного замка. Обе содержатся одними монахами. Других врачей в них нет, кроме монахов. Нет сомнения, что они лучшие врачи не толко духа но и тела в этой болезни, которую они знают о собственному опыту и которая доселе недоступна всем изысканиям медицины европейской. Они то могли бы дать самые точные сведения о ней европейским медикам, которые нередко отправляются в Константинополь , чтобы ее исследовать, но которым не позволяет факультетское самолюбие обратиться с вопросом к безграмотному монаху и потому они возвратясь к своим, рассказывают ученым собратьям небылицы, что греческие папасы подобно дервишам лечат одними амулетами и молитвами. В Стамбуле же всякий знает, что нет врача от чумы хуже, чем европейский медик.

О загадках константинопольской чумы.

Многолетним опытом доказано ее распространение с юга на север и никогда обратно. Александрия и Смирна часто сообщали свою болезнь Константинополю, но константинопольская чума никогда не поражала эти два города несмотря на постоянные сообщения со столицей.Даже если два жителя поедут в разных направлениях, то едущий на север несет за собой заразу, а при перемещении на юг болезнь теряет свою силу и заразительность, чем многие и пользовались.

Самые обстоятельства ее заболевания непостижимы. Некоторые случайно попав в чумной лазарет, остаются невредимы, но случайное прикосновение к чумной вещи сообщало им болезнь. Положительно можно утверждать, что ни по воздуху ни даже через дыхание больного она не распространяется, однако есть тысячи людей, которые спаслись от нее и утверждают, что каждый раз, когда приближается новый период заразы, они чувствуют его по боли в своих залеченных ранах. Эта боль усиливается и слабеет соответственно распространению мора. Были случаи, когда матери во время беременности заболевали чумой и умирали, а дитя рожденное было здоровым, и наоборот, дитя умирало во чреве от чумы, а мать оставалась невредима.

На Азиатском берегу Стамбула в нескольких верстах от Босфора есть гора средней высоты Алем-дагы с прекрасным воздухом. Она совершенно загадочным образом недоступна моровому поветрию. Ее вершина увенчана лесом, в небольшой деревне живут бедные семейства, промышляющие обжиганием угля. Они принимают к себе на жительство семьи из зачумленного города , в том числе и уже больных людей. И не было еще случая, чтобы зараза распространялась в этой деревне. Больные, привезенные сюда, умирают или выздоравливают, но никого еще не заразили несмотря на всякое отсутствие предосторожности со стороны местных.

(Базиль, К., "Босфор и новые очерки Константинополя, 1836 г.)

(если чо, это не злорадство, и не антисемитизм, а "страшно еже впасти в руки Бога живаго). Особо примечателен характер смерти. Чуть менее трех суток.
Наверняка никто не знает, что прививкам от оспы мир обязан не медицинским светилам, а константинопольским христианским старухам. Вот что писала за 120 лет до Константинопольской чумы 1812 года леди Монтегю из Стамбула:

"Скажу тебе новость, которая тебе внушит желание быть в Константинополе. Оспа, столь смертельная и повсеместная в наших краях, здесь вовсе безопасна по причине искусственного ею заражения. Здесь есть старухи, которые делают эту операцию осенью, во время спадения жары. Спрашивают в семействах, не пожелает ли кто-нибудь получить оспу. Охотники, человек по 15-16 собираются в кружок, и тогда приходит старуха с ореховой скорлупой , наполненной лучшего качества оспой. Она всякого спрашивает, где ему угодно открыть себе жилу. Колет указанное место большой иголкой и в эту рану не больше обыкновенной царапины кладет столько материи, сколько можно взять концом иголки, потом перевязывает рану ,закрыв ее выпуклой раковиной.Эта операция повторяется в четырех или пяти местах. Греки делают эти раны на лбу, на двух руках и на груди в виде крестного знамения, от чего навсегда остаются маленькие рубцы. "

Profile

ortheos
ortheos

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow