?

Log in

No account? Create an account

February 17th, 2014

...

Последователи Осипова убеждены, что вечные муки не могут быть вечны, в том числе и потому, что все святые будут молиться о мучающихся грешниках, и милосердный Бог не сможет не исполнить усердную всеобщую молитву и смилостивится.

Это результат глубокого заблуждения - некоей прелести. Они непонятно почему считают, что святые молятся, любят и милосердствуют сами по себе. В то время как и молитва , и любовь и милосердие исходят исключительно от Творца. Если Он не помилует - никто не будет миловать. Если Он не даст молитвы - никто не будет молиться. Ни Пресвятая Богородица, ни преподобный Серафим, ни даже Силуан Афонский. Причем эта действительность перед глазами у всех - Он не дает Церкви молитвы о язычниках,еретиках и самоубийцах - Церковь и не может молиться за них. Частные молитвы допустимы - даже за диавола некоторые особо высокие подвижники типа Исаака Сирина или Силуана Афонского молились. Но это потому что Он дает. Если Он не даст - ничего не будет. Если воды нет в источнике, то нет и в ручье. 
promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens

Скока ж можна терпети?!

Маршал Ней жил на Маросейке, рядом с Ильинскими воротами. Его адъютант, молодой такой француз, утром выходит из дома, который занимает Ней, видит, что русские крестьяне активно разбирают что-то из соседнего здания. В центре. В расположении французского корпуса. В трёх шагах от маршала Франции, герцога Эльхингенского, покорителя Европы, сокрушителя всего на свете Мишеля Нея.

Адъютант к ним. Он же молодой. И вот подходит он сначала очень решительно, по-гасконски так подходит, эполеты, орден Почётного легиона, аксельбанты, пропахшие порохом Бородина. И начинат этих крестьян видеть всё ближе и ближе. С каждым шагом всё отчётливее. Сначала-то он решил всех-всех разогнать строгим окриком, распугать всё это безобразие в лаптях, чтобы разлетелось неприятно деловитое вороньё, хлопая армяками. Но с каждым шагом решимость и задор адъютанта оставляют потихоньку. И когда он подходит совсем близко к продолжающим растаскивать какие-то кровати мужикам, то решимости у него хватает только негромко спросить, неожиданно даже для самого себя: "А где тут, господа, госпиталь?"

По французски спросить. Мужики его, вроде, и не слышат. Продолжат страдничать. Увязывают, упихивают и выволакивают. В спину адъютанту смотрят его родные содаты, которым тоже интересно стало, чем тут всё дело закончится. А в лицо адъютанту смотрят русские глаза из-под бровей. И адъютант понимает, что он здесь совсем один, со своим оредном, аксельбантами и эполетами. Что сзади стена и впереди стена. И серое, огромное и безразличное, небо Азии над головой. И с неба тоже кто-то смотрит на него, капитана. И что теперь делать ему? Как, куда, зачем?! Он хватает проходящего оборванного русского мальчика из явно благородных и просит перевести мужикам свой вопрос. Мальчик переводит мужикам вопрос про "а где здесь госпиталь?"

Много лет спустя, став довольно известным и очень взрослым человеком, тот маленький мальчик вспоминал: "Выслушав заданный мною вопрос про госпиталь, мужик оглянулся по сторонам с какой-то невыносимой мукой и с болью в голосе произнёс: "Да долго ли нам мучиться-то? Долго ли нам тут это терпеть-то, господи?! Оспиталь!", выхватил железный лом и ударил француза по голове...""

Отсюда: </span>http://gilliland.livejournal.com/381549.html

Profile

ortheos
ortheos

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow