ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Читальня: о.Рафаил Карелин "На пути из времени в вечность" (современный патерик) part1

У меня лично к трудам архимандрита Рафаила отношение двойственное ( особенно по части церковной культуры и его привычки пользоваться протестантскими сочинениями , не вдаваясь в разбор их подлинности), однако это не исключает 
ценности и интереса к его трудам как таковым. 

Оригинал взят у dralexmd в Читальня: о.Рафаил Карелин "На пути из времени в вечность" (современный патерик) part1

Отца Рафаила Карелина нет особой нужды представлять, как пишут на wiki -  священнослужитель Грузинской православной церкви, архимандрит, богослов, миссионер, духовный писатель, публицист, антимодернист, антиэкуменист.

После смерти о.Даниила, он, наверное, остался единственный такой мощный флагман, который открыто и прямо борется с осиповщиной. Но, помимо борьбы с разными ересями и духовными поучениями, о.Рафаил пишет и интересные книги, в которых собраны многочисленные рассказы из жизни праведников и простых священников - такой своеобразный патерик. И так как, в основном идет повествование о  грузинских подвижниках, то рассказы пропитаны особым неповторимым грузинским колоритом - грузинский юмор всегда стоял  особняком, и особо забавно видеть, как он проявляется в духовных грузинских наставниках.
Вот надергал рассказов из книги о.Рафаила "На пути из времени в вечность" (из главы "Зарубки в пути").
P.S. Кстати, все книги он выставляет у себя на сайте в электронном виде для свободного скачивания, а здесь можно скачать почти все одним архивом:
Список трудов
[просмотреть список трудов...]
1994 - Икона «Слава Грузинской Православной Церкви»
1995 - О теософии
1997 - Великие Христианские Праздники
1997 - О языке православной иконы
1997 - Мистика земного времени
1998 - Казнь над нерожденными
1999 - Путь христианина
1999 - Церковь и мир на пороге Апокалипсиса
1999 - Христианство и модернизм
1999 - Вызов новомодернизма
2000 - Падение гордых
2001 - В аду на земле
2001 - Узаконенное беззаконие
2002 - Тайна спасения. Беседы о духовной жизни
2002 - Какое согласие между Христом и... профессором А.И. Осиповым?
2003 - Умение умирать, или искусство жить
2003 - Наш календарь
2003 - Еще раз о еретических заблуждениях профессора МДА А.И. Осипова
2003 - Православие одного дня
2004 - О духовном делании
2004 - Культ и культура в истории человеческого сознания
2004 - Как вернуть в семью потерянную радость
2004 - В поисках истины
2005 - Вся жизнь в нашем мире - хождение по водам
2007 - Дыхание жизни
2008 - Море житейское. Ответы на вопросы читателей
2008 - На пути из времени в вечность
2009 - Церковь и интеллигенция
2010 - Тайна сия велика есть. Вопросы и ответы о семейной жизни

Келейник Католикоса-Патриарха Калистрата протоиерей П., овдовев, женился вторично. Патриарх запретил его к богослужению. Друг запрещенного священника протоиерей Мелхиседек Хелидзе стал ходатайствовать о нем перед Патриархом Калистратом, оправдывая П. тем, что у него дети, которых надо воспитывать. Тот ответил «Если я допущу его, то должен буду допустить к священнодействию и других второженцев, и этим самым я разрешу моим священникам вступать во второй брак. Неужели он не мог найти родственников, которые бы смотрели за детьми, или взять старую женщину в прислуги?». Протоиерей Хелидзе продолжал: «Вы правы, ваше Святейшество, но грешных надо любить и жалеть больше, чем праведников». На это Патриарх Калистрат ответил: «Если грешников надо больше любить, как ты говоришь, то пусть он женится в третий раз, тогда я прощу его». После этого протоиерей Хелидзе замолчал и отошел от Патриарха


Патриарх Ефрем
Патриарх Ефрем рассказывал, что когда ночью его привели в тюрьму, то все места на нарах были заняты, и он лег на полу. Увидев это, татарин-магометанин уступил ему свои нары. Патриарх (тогда еще епископ) сказал: «Тут хватит места на двоих», но татарин ответил: «Я недостоин лежать рядом с Божиим человеком».  
***   
Прихожане одной церкви жаловались Патриарху Ефрему на священника. Он приехал к вечерней службе, стал у дверей, а когда служба кончилась, то взошел на амвон и сказал: «Я хочу носить шелковую рубаху, но денег нет, приходится носить простую из ситца. Вы хотите безгрешного священника, а у меня такого нет. У вас в храме поют “Господи, помилуй”, а этого вполне достаточно для вашего спасения» — и вышел из храма.    
***
Послушав проповедь одного иеромонаха, Патриарх Ефрем сказал ему: «Говоришь ты складно, но на твоем месте я не говорил бы так много при архиерее».  
   
Говорил он также этому иеромонаху: «Несколько слов игумении, сказанные от ее многолетнего опыта, имеют больше силы, чем твои проповеди».  
   
***
Рассказывал архимандрит Парфений (Апциаури): «Когда я был отроком, то мать (мачеха) сама привела меня в Шио-Мгвимский монастырь. Там мне дали послушание пасти коров. Когда я громко молился, то коровы не уходили далеко, не разбегались в стороны, они паслись вблизи меня, как будто слушали молитву. В 20-е годы настоятелем Шио-Мгвимской обители назначили молодого иеромонаха Ефрема (Сидамонидзе), будущего Патриарха Грузии. Однажды он спросил у меня: “Ты знаешь, что значит открывать и закрывать монастырские ворота?”. Я ответил, что делаю это уже несколько лет. Он сказал: “Ложась спать, повторяй в уме какой-нибудь стих Псалтири и засыпай с ним, этим ты закроешь от диавола свое сердце. Утром, просыпаясь, прежде всего произнеси Иисусову молитву, а затем наизусть какие-нибудь стихи из псалма, этим ты посвятишь начаток своего дня Богу. С Его именем начинай день: открывай ворота монастыря”. Эти слова я принял как благословение игумена и, каким бы я ни был уставшим, перед сном читал Псалтирь, затем повторял один из прочитанных стихов и так погружался в сон. Я чувствовал, что и во сне читаю молитву».
   
(прим dralexmd: на это есть пространное поучение в трудах Св.Иоанна Кассиана Римлянина, см. в самом конце заметки)  
***    
Один иеромонах попал в искушение и женился. Патриарх Ефрем, узнав об этом, написал ему письмо со следующими словами: «Если ты раскаешься и вернешься, то твой грех я беру на себя перед Богом, как будто сделал его не ты, а я». Люди, знавшие строгость Патриарха Ефрема, были удивлены, но Патриарх сказал: «Я могу наказать человека, когда тот стоит на ногах, а если он упал, то стараюсь поднять его».    
***     
Когда, будучи в Санкт-Петербурге (в ту пору — Ленинграде), Патриарх Ефрем совершал Литургию, то на Великом входе один из епископов помянул его как «Патриарха всех грузин и армян». Патриарх, как  бы для ответного поминовения обернувшись в сторону этого епископа, тихо сказал: «Сам ты еретик» — и продолжал службу.    
***     
На одной из конференций Совета Мира Патриарха Ефрема попросили сказать речь. Он поднялся на трибуну и, обращаясь к американцу, сидящему в первом ряду, спросил: «Ты, американец, хочешь войны?». Тот ответил: «Конечно, не хочу». Патриарх сказал: «Я тоже не хочу» — и сошел с трибуны. Это было самое краткое из всех выступлений, но оно вызвало самые продолжительные аплодисменты.    
***   
(Иностранная делегация искушает Патриарха, о том, как Церкви живется при советах): <...> У гостя опять получилась осечка, он задает третий вопрос: «Свободны ли вы в своих действиях? Например, можете ли вы поехать на какой-нибудь завод и прочитать лекцию или произнести проповедь?». Патриарх ответил «Если пригласят, то поеду. У нас традиция, в отличие от протестантов, не ходить в гости без приглашения».   На этом беседа закончилась.    

  Архимандрит Гавриил
Архимандрит Гавриил вспоминал: "Когда я стоял на молитве, то вдруг услышал голос: "Скорей иди в Бетания". Этот голос повторился трижды. Я оставил молитвенное правило, оделся, взял посох и сумку и отправился в Бетания. По дороге купил несколько хлебов. Попутной машины не было, и я пошел пешком. Я шел по лесу, и какая-то сила торопила меня: "Не останавливайся, иди скорее".    

Уже к вечеру я пришел в монастырь. Меня встретил схиархимандрит Иоанн[11] - последний оставшийся в живых монах. Он сказал: "Я молился, чадо, чтобы ты пришел ко мне и прочел надо мной отходную молитву". <...>    
***
В 60-х годах отец Гавриил построил у себя во дворе церковь. Об этом узнал уполномоченный по делам религии и, вызвав одного высокопоставленного иерарха, сказал, чтобы тот принял меры и велел отцу Гавриилу тихо, без шума разобрать эту церковь. Видимо, уполномоченный не хотел скандала и слухов о себе как о поджигателе церквей. Иерарх предложил ему вместе поехать к отцу Гавриилу и поговорить с ним.    

Они приехали в дом отца Гавриила, который находился недалеко от Варваринской церкви; уполномоченный остался во дворе, а иерарх зашел в храм, где молился отец Гавриил. Он сказал: "Сын мой, Гавриил, какой хороший храм ты построил своими руками! Но знаешь, какое теперь время: иногда более мудро отступить, чем идти вперед. Послушай меня, разбери его; положение переменится, и тогда ты снова построишь эту церковь, и я приду помолиться с тобой. Скажи об этом уполномоченному". Отец Гавриил вышел во двор и сказал: "Я разрушу".  

Прошло несколько дней. Отец Гавриил разобрал переднюю стену, отодвинул на два метра и построил снова. Он сказал: "Я послушал и разрушил, а теперь настало хорошее время - и построил". Больше отца  Гавриила не трогали.  
***  
Однажды отец Гавриил молился в алтаре Сионского собора. К нему подошел один известный архимандрит, пользовавшийся среди монашествующих авторитетом, и приветствовал его. Отец Гавриил пристально посмотрел на него и неожиданно сказал: "Несчастный, сейчас же становись на колени и кайся в своих грехах!". Архимандрит, оскорбившись, ответил: "Какое тебе дело до моих грехов? Я сам знаю, когда каяться!". Тогда отец Гавриил подошел к престолу и закричал: "Тебе говорю, ты проклят Богом!". Такой поступок удивил и возмутил присутствовавших в алтаре. Через несколько лет этот архимандрит ушел в раскол.  
***  
Однажды отец Гавриил на праздник 1 Мая поджег огромный портрет Ленина, который висел на Доме правительства. Когда на допросе его спросили, почему он это сделал - ведь христиане должны уважать власть,- то отец Гавриил ответил: "Потому что на портрете было написано: "Слава великому Ленину!". Вся слава принадлежит Богу, а какая слава может быть у мертвой головы! Я сжег его портрет не как правителя, а как идола!". 
  
Когда отца Гавриила посадили в тюрьму за то, что он сжег портрет Ленина, он начал рассказывать заключенным о Боге; когда же он читал вслух молитвы, то многие из них опускались на колени и молились вместе с ним. Даже бандиты просили, чтобы отец Гавриил рассказал им о христианской вере и помолился за них.  

Оказавшись снова на воле, отец Гавриил решил: "Если преступники послушали меня, то я должен напомнить народу о Боге". Взял он иконы, пошел на главную площадь, называемую теперь площадью Свободы, поставил их там, достал книгу и стал громко читать молитвы. Он рассказывал нам: "Некоторые останавливались, чтобы посмотреть, что я делаю, но, назвав меня сумасшедшим, проходили дальше, другие не обращали никакого внимания. Затем приехала милиция. Мои иконы разбросали, а когда я хотел собрать их с земли, выкрутили руки за спину; меня потащили, как преступника, хотя я не сопротивлялся, посадили в машину и повезли в участок. Там меня побили и сорвали крест. Нигде никто не заступился за меня ни одним словом.   Раньше я думал: "Зачем Господь посылает скорби на землю?". А теперь я понял: камень разбивают молотом. Многих людей только горе и скорби могут привести к Богу".  
***  
Однажды ночью на авву Гавриила напал грабитель и потребовал денег. Авва дал ему все, что имел, но тот схватился за иерейский крест на его груди и стал тянуть. "Зачем тебе мой крест?" - спросил авва. "Я продам его",- ответил бандит. Авва сказал: "Брат мой, я соберу денег и дам тебе, в каком месте ты назначишь, но этот крест не принесет тебе пользы". Тот в ответ ударил авву в лицо и сорвал крест, так что порвалась цепочка. Через три дня незнакомый человек принес крест с порванной цепочкой отцу Гавриилу, предлагая купить его. "Откуда ты взял этот крест?" - спросил архимандрит. "Мой товарищ попал в аварию и разбился насмерть,- ответил этот человек,- и мы решили продать крест, который был в его кармане, для похорон". Авва рассказал, что произошло, тогда тот человек сказал: "Возьми свой крест назад, нам не надо никаких денег". Они начали спорить. Наконец авва сказал: "Где лежит мертвый? Я приду и отслужу ему погребение за то, что он после смерти возвратил мне крест".  Но человек, словно боясь чего-то, не согласился и на это. Он положил крест на стол и быстро ушел.    
***  
Как-то ночью во дворе монастыря, где жил отец Гавриил, раздался страшный крик. Это кричал отец Гавриил голосом, похожим на львиный рев. Потом он взял палку и стал колотить о железный лист. Монахини выглянули из окон, чтобы посмотреть, в чем дело. Оказывается, он ругал старшую из них, которая без благословения спилила дерево. Монахини закрыли окно и потушили свет. Отец Гавриил продолжал ходить по двору и кричать, что это не монахини, а лесорубы. Когда наутро его спросили, зачем он это делал, то он ответил:  "Монахинь нужно смирять, это им полезно: тогда они лучше каются; кто хвалит их, тот их первый враг".    
***  
Отец Гавриил рассказывал, что к нему приходили исповедоваться архиереи; это смущало его. Тогда он начал давать им епитимии, и они перестали исповедоваться у него и нашли других духовников.    
***  
Рассказывала духовная дочь архимандрита Гавриила: "Однажды мне сильно захотелось увидеть своего духовного отца, хотя особых вопросов к нему не было. Я думаю: "Что бы понести ему?", а денег у меня только двадцать копеек: как раз на дорогу. Тогда я решила купить буханку хлеба и пойти пешком. Когда я пришла к нему, он сказал: "Я сварил суп, а хлеба у меня не было; садись, пообедаем вместе". Потом он сказал мне, что не хотел выходить из келии и молился, чтобы Господь послал ему хлеб".  

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко)  
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) любил повторять слова аввы Дорофея: «Христос приходит к нам в образе человека; что сделаешь для человека — сделаешь для Христа»[5]. Он старался не пройти мимо нищего, не подав ему милостыню. Это было его правилом, которое он завещал исполнять своим чадам. Случалось, что когда у него не было денег, он давал нищим что-нибудь из своей одежды, и не только нищим. Однажды в разговоре он узнал, что у его собрата старые, порванные брюки. Он тут же, в метро, быстро снял брюки и отдал ему, а так как он был одет в подрясник и длинный плащ, то это обнаружилось не сразу. 

*** 
Он говорил: «Если ты несешь деньги, чтобы отдать долг, а по дороге встретится нищий и в твоей душе будут бороться помыслы: вернуть долг или дать милостыню нищему,— то подай милостыню; лучше остаться должником у человека, чем у Бога».      

***  
Схиархимандрит Виталий, будучи юным послушником у схиархимандрита Серафима, раздарил в отсутствие старца все его рясы и подрясники. Когда старец вернулся, то сказал: «Милостыня без послушания в монастыре считается воровством; пойди к тем, кому ты подарил, и скажи: “Отче, я украл, отдай назад, чтобы я вернул хозяину”».     

***  
Когда у отца Виталия украли присланные ему деньги, то братья стали возмущаться поступком вора. Отец Виталий сказал: «Он взял не мое, а свое». Братья сказали: «Мы на эти деньги собирались купить провизию на зиму, гвозди и инструменты». Виталий ответил: «Считайте, что это я у вас украл, и, если хотите, наложите на меня епитимию за воровство». Услышав это, братья простили вора и больше не вспоминали о пропаже.     

*** 
Отец Виталий беседовал с верующими в доме одной прихожанки. Был вечер — зимой темнело рано. Девушка по имени Нина торопилась идти домой, так как она жила на окраине города и нужно было проходить в пустынном месте через мост. Отец Виталий сказал: «Не бойся, тебя проводят». Она подумала: «Из мужчин никого нет, может, он сам проводит меня?» — и с радостью осталась. По окончании беседы отец Виталий сказал: «Теперь пойдем», довел ее до двери дома и прочел молитву, в которой призвал на помощь многих угодников Божиих, и сказал: «Иди без страха, ты не одна, святые проводят и сохранят тебя».     

***  
Отец Виталий, как и другие монахи, был против экуменизма и считал его искушением для Церкви. Но иерархов, вступивших в экуменическое движение, старался не осуждать, и когда об этом заходил разговор, то замолкал и закрывал глаза, как будто погружался в сон. Он говорил, что осуждать архиерея — это брать огонь себе за пазуху.       

***  
Отец Виталий, как и другие монахи, был против экуменизма и считал его искушением для Церкви. Но иерархов, вступивших в экуменическое движение, старался не осуждать, и когда об этом заходил разговор, то замолкал и закрывал глаза, как будто погружался в сон. Он говорил, что осуждать архиерея — это брать огонь себе за пазуху.       

***  
Отец Виталий рассказывал притчу. Некий старец в монастыре посетил монаха, у которого келия была чисто вымыта и убрана, все вещи находились на своих местах. Старец сказал: "Наверное, брат не может терпеть грязи - ни духовной, ни телесной - и так же очищает свое сердце". Затем старец вошел в келию другого монаха, которая долго не прибиралась: вещи валялись разбросанными где попало. Увидев сор и беспорядок, он сказал: "Наверное, брат настолько занят молитвой и духовной жизнью, что уже совсем забыл о земном". Так старец мудро избежал греха осуждения.       
  =

(part2)

Рубрика:      

21 янв.2013
"Записки мирянина"
dralexmd.livejournal.com

Subscribe

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments