ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Тайна пляшущего благочинного



Тихо тикал маятник на больших старинных часах под портретом святейшего. Мы с викарием скромно сидели за столом, на другом конце которого шумно возился в ящике митрополит Авксентий. Наконец, он нашел то , что искал, и протянул нам через стол небольшую стопку фотографий.
- Вот.- Коротко сказал владыка Авксентий.
Я взял ее в руки.
-О! Это же о.благочинный N-ского округа!
- Точно. - Подтвердил митрополит.- А рядом кто?
  Я некоторое время разглядывал  фотографию, потом часто заморгал глазами и стал их протирать тыльной стороной кисти.
- Что-то глаза заслезились.- Сказал я.
  Митрополит снова наклонился через стол, забрал  у меня  фотографии и передал Холмскому епископу.
- А вы , владыка, что можете сказать?
 Тот бесстрастно изучил фотографии с обеих сторон и произнес:
- Судя по обнаженным чревесам и красным насисьникам - это танец живота. И похоже - на столе.
- Вот именно.
  Владыка Авксентий забрал у викария фотографии  и снова положил перед собой.
- Теперь понятно, почему я вас вызвал?
- Не совсем.- Пробормотал владыка Василий и поежился.
- Чего же тут непонятного.-Митрополит посмотрел на нас поверх очков. - Надо принимать меры.   
- Под запрет на год? Или посерьезнее - заставить воскресную школу вести?
  Викарий вопросительно посмотрел на митрополита.
- Все не так просто.
 Владыка Авксентий откинулся на спинку кресла и посмотрел на портрет митрополита Филарета, висевший на противоположной стене.
- Дело в том, что я уже имел объяснение с отцом благочинным. И он заявил мне, что канонические прещения в свой адрес он расценит как гонение за успешную миссионерскую работу и устранение неугодных священников, своей высокой духовной жизнью и исповедничеством заслуживших любовь прихожан. И в случае смещения его с должности благочинного примет ислам и уйдет в муфтии.

Наступило секундное замешательство. Потом оно незаметно переросло в минутное.
- О как.- Только и смог, наконец,выговорить владыка Василий.
- Но это только начало. Час назад  мне принесли телеграмму из Духовного Совета муфтев, в котором он единогласно сообщает, что в случае, если N-ский благочинный каким-бы то ни было образом окажется  в муфтиях, то они, клянутся Аллахом в тот же день познать иллюзорность бытия и последовать восмеричным путем стопами Совершенного к достижению Нирваны в юрисдикции Его святейшества Тендзин-Гьяццо.
- Ситуация тяжелая.- Вставил я свое слово.
- Не то слово.A это уже телеграмма от Тензин Гяьяцо...
- А он куда угрожает? - робко поинтересовался владыка Василий.
- В Киевский патриархат.  Вы понимаете, почему мы не можем действовать прямыми мерами?
- Я все еще не вижу, чем могу помочь.- Владыка Василий внимательно  посмотрел на митрополита.
- Ну, ты же любишь возиться с шифрами да  кодами. Вот, расшифровывай.
  Пачка компрометирующих фото снова подъехала по столу  к викарию. Тот с бесстрастным любопытством покосился на чревеса и утробы.
- Чего же тут расшифровывать? Тут все предельно очевидно.
- Вот и расшифруй так, чтобы было предельно очевидно совсем другое. Нам послезавтра в 8.00 в интернете отбиваться. А в 9.00 у  святейшего.

Из приемной мы вышли в молчании. Только на улице я рискнул заговорить.
- Это абсолютно невозможно! - сказал я возмущенно.- Как можно давать абсолютно невыполнимые послушания!
- Для науки нет ничего невозможного, о.Иоанникий.- Ответил викарий, кутаясь в рясу, прежде чем умоститься на переднее сидение. - Особенно для церковной. - Я вас попрошу , отче ,  заехать к моему знакомому библиотекарю, захватить для меня пачку книг александрийской школы. Дионисия... нет, Дионисий здесь будет слабоват. Да. Точно. Возмите Оригена, только что-нибудь покрепче, мне придется не спать всю ночь. Если не будет Оригена, возмите Климента, только тогда уже на греческом.

Я выполнил просьбу Холмского викария. Чтобы его не тревожить, я решил пойти помолиться в какой-нибудь скит.  

Я прошатался по скитам до самого утра и вернулся только  ранним утром. Когда я открыл дверь, меня словно ударили в грудь. Атмосфера в квартире была настолько пропитана оригенизмом, что я, не в силах дохнуть, бросился к окну и распахнул его. И только тогда смог разглядеть через клубы аллегорий владыку, восседавшего на диване по-турецки.
- Что, о.Иоанникий,- заметил викарий, переворачивая страницу.- Вы не любите александрийскую школу?
- Люблю, но все должно быть в меру. Когда наша почтенная домохозяйка у меня на глазах превращается в домостроительство, это уже несколько черезчур.  
- ну-ну,- благодушно и примирительно сказал Холмский епископ. - Зато я , кажется, решил нашу маленькую загадку. Прошу.
  Викарий жестом показал на стул , предлагая сесть.
- Итак. Начнем с самой простой фотографии, на которой изображены только две девицы, без отца благочинного. Как мы видим, девица слева тыкает пальцем в фотографа, а девица справа показывает рожки.
- Сатанюги.- Не выдержал я и сплюнул в сторону.
- Это на первый взгляд. Но воспользовавшись нашим методом расшифровки мы можем сказать, что очевидно, один палец означает единую власть, а два - два меча - светский и духовный.
- То есть , отец благочинный всю ночь тусил с католиками? Да нас за такую расшифровку владыка митрополит...
  Викарий взъерошил бороду.
- Мда. Действительно. Ага. Тогда так. Один палец означает первый вселенский собор, а два - второй вселенский собор.
- Это уже похоже на дело.- Согласился я.- Вот теперь - прямо не танец живота, а молодежные катехизаторские курсы!
- А значит , что мы теперь можем расшифровать вот эту фотографию с благочинным,(владыка поднес к свету фотографию, где отец благочинный изображал одновременно и Уму Турман и Джона Траволту) как исповедание ... два плюс два ... четвертого вселенского собора!
 Я вытащил тоже из пачки наугад фотку с частоколом ног, где участники праздничной трапезы в ресторане исполняли хула-хула.
- А эту - радостно подхватил я.- Как на исповедание двадцатого!
  Я вдруг запнулся и мы с владыкой посмотрели друг на друга.
- Чего мы сегодня все на католиков съезжаем.- Пробормотал владыка.
- Это все Ориген, владыко! -  с жаром сказал я.
 Викарий запустил обе ладони в волосы и взъерошил их, опустив голову.
- Ладно. Времени уже нет. Пусть остается XX собор. Пусть у нас будет благочинный-католик. В первый раз, что ли? Переживут.
  Владыка Василий обеспокоенно посмотрел на серый занимающийся рассвет за тихими безмятежными окнами.
- Пора  ехать к митрополиту.  
 
  У митрополита мы были через час. Идти к владыке Авксентию мне было как-то боязно, я остался в приемной ждать Холмского епископа в компании гостеприимной игумении, налившей мне монастырского китайского чая. Викария не было с полчаса. Когда тяжелые двухстворчатые двери распахнулись и он показался на дороге, я взглянул на него и невольно вздрогнул. Он был бледен , руки что-то сжимали. Очевидно, в моем взоре читался немой вопрос, потому что он молча протянул мне пачку бумаг. Это были новые фотографии благочинного. Я взглянул на первую. Мой взор потемнел. И последнее , что я услышал, был кроткий заботливый голос матушки игумении:
- Отец Иоанникий, да что же вы по полу глазами разбрасываетесь! Сестры только-только помыли!

Я пришел в себя в нашей уютной квартирке в Калашниковом переулке. Владыка сидел у кровати и заботливо делал мне компресс на лоб.
- Как вы себя чувствуете, отче? - Спросил он, выжимая полотенце.
- Глаза... мои глаза...- Простонал я, закрывая лицо руками.
- Ну-ну, скоро все пройдет. Ну подумаешь, ночной бар со стриптизом. Надо будет вас как-нибудь на исповедь отправить на наш приход.  Через недельку вы даже Алмазова  будете читать  с невозмутимым спокойствием забытой в колхозе статуи Ильича. Избаловал  я вас тут.
 Владыка покосился на пачку фотографий, завернутых в епархиальную газету и запечатанную для надежности освященным воском.
- Нам надо набраться сил, отец, и расшифровать до утра новые фотографии.
- А не легче его пристрелить?- простонал я.- Или хоть привязать к чему-нибудь.Цепями лет на двадцать.
- Вы не поверите, о.Иоанникий, такие мысли регулярно приходят в голову каждому архиерею, и борьба с ними составляют главный духовный подвиг епископа.

 Он вздохнул и , взяв сверток, отошел и  уселся в кресло. Фотографии веером легли на его подрясник и упали на пол. Я услышал его невнятное бормотание."Что-то должно быть... хоть что-нибудь... хоть одна зацепка!"
- Может мне за Оригеном сходить - спросил я , приподнявшись на кушетке.
- Нет,Оригена  мне больше нельзя. Итак все запреты духовника на  чтение книг с повышенным содержанием веществ нарушил. Будем обходиться естественными силами природы.

  Я отслужил вечерню с утреней, прогулялся по вечерней аллее, вернулся, приготовил на ужин "суши по-Афонски", а владыка все сидел, обхватив голову руками и слегка покачиваясь, неотрываясь смотрел на фотографии. Пот на его лбу и сверкающие за полузакрытыми веками глаза отражали невероятную мыслительную работу. Я вычитал повечерний интернет и лег спать, а он все продолжал и продолжал работать. Наконец, я погрузился в темный тревожный сон.

В пять утра меня разбудило лихорадочное трясение. Когда я продрался сквозь теплую уютную дремоту, оказалось, что это владыка Василий трясет меня за плечи.
- О. Иоанникий! О. Иоанникий! - громко шептал владыка.- Просыпайтесь! Есть! Это оно!
Зевая и расправляя бороду, я взглянул на фотографии.
- О! Они закрашены! - Воскликнул я.
- Да. Это сделал я . У меня нет ни времени ни настроения искать ваши глаза по полу в пять утра. Смотрите! Сюда смотрите.
  Он показал на руку благочинного. Под задравшимся рукавом рубашки отчетливо виднелся синий морской якорь.
- Якорь.- Завнул я .- И что?
- Я с утра сделал запрос в патриархию. До рукоположения в священники благочинный двадцать лет оттрубил на торговом флоте.
- И что?
- Теперь посмотрите на то, что у него в руках.
  Я посмотрел повыше . В воздухе энергично реяли два бюстгальтера.
- Лифчики вроде. - Неуверенно сказал я , не будучи уверен, как на такое знание предметов женского гардероба иеромонахом отреагирует преосвященный.
- Цвет. На цвет смотрите!
- Красный и белый...
- Именно!
  Владыка энергично выпрямился, подошел к книжной полке, взял с нее какой-то том и снова вернулся ко мне.
- Вот. - Коротко сказал он, вручая мне книгу.
 Я включил настольную лампу на изящном стеклянном столике возле  рогожи и , зевая, прочитал название.
- "Семафорная азбука торгового флота"  Мда. Кто бы из наших прихожан поверил, что викарный епископ и его келейник в пять утра читают на-пару "семафорную азбуку торгового флота".
  Епископ никак не отреагировал на мое брюзжание и опять выложил передо мной фотографии.
-  Вот, смотрите. Расположим фотографии по дате и времени съемки. Видите - желтые цифры в нижнем левом углу.
- Хм. Действительно.
- Теперь открываем семафорную азбуку  и сверяем с позами, в которых фотограф снял благочинного. Первая буква...
- "Г"! - радостно воскликнул я.
- Отлично.Вторая буква...
- О!
- Вот видите? У нас получается "Го"! Отец благочинный просто хочет нам что-то сказать! Давайте, расшифровываем дальше!

 Через пять минут первая стопка была расшифрована. Владыка убито опустил голову, склонившись в кресле, я печально смотрел в окно. На столе лежала бумага с расшифровкой, в которой было написано : "Голые сиськи". Разночтений быть не могло.

- Не, ну а что, логично в принципе.- Осмелился я прервать тишину.- Что еще можно семафорить в стриптиз-баре.
 Владыка вяло махнул рукой.
- О. Иоанникий, переведите пожалуйста, все остальное. У меня больше сил не осталось. Пусть митрополит   и с нами, и с благочинным делает, что хочет.

Я поморщился и благочестиво вздохнул, но это не подействовало на преосвященного. Пришлось продолжить его работу. Однако, когда я перевел вторую стопку, мое сердце забилось сильнее, а сон слетел напрочь.
- Владыко!- негромко сказал я .- Взгляните.
 Он поднял голову, быстро взглянув на меня, затем пружинисто, по-молодому , не опираясь на жезл,  поднялся и оказался рядом со мной.
 "Голые сиськи... Украина... Фемен...бензопила.. ХХС... воскресенье 21 января восемь утра....покушение... патриарх".
  Мы одновременно посмотрели друг на друга. Владыка перевел взгляд на часы.
- Успеем! - Коротко сказал он. - Но нам надо спешить!

Мы выбежали из квартиры, на ходу одевая мантии, и бросились к парковке.  Завелись мы с полуоборота и вынеслись на широкую проезжую часть  , которая еще пребывала в глубоком ночном сне. Раздался отчаянный визг резины ,  когда владыка, не сбавляя скорости, вписывался в очередной поворот. Мимо нас проносились ярко освещенные деревья, покрытые снегом кусты и удивленные лица редких прохожих.  
- Владыко святый! - Едва дыша, просипел я, наконец.- Мы в машину сесть забыли! А я -еще и  рясу!  Владыка Авксентий за рясу порвет меня на ленты для поручей!  Даром что я иеромонах.
 Викарий с досадой и с трудом остановился и пнул резиновой подошвой ближайший мусоросборщик. Я тоже прекратил бежать и наклонился, пытаясь отдышаться. Вокруг нас в морозном воздухе сразу всклубился пар. Владыка озирался по сторонам, но в воскресенье, в 7 часов утра на улицах не было ни души, ни бензинового выхлопа.
    И тут случилось чудо. Откуда-то издалека послышалось тоненькое  ровное рычание. Вдалеке за углом дома во тьме мелькнул теплый ламповый свет. Звук нарастал, свет усиливался, пока сквозь него мы не смогли разглядеть скромную застиранную рясу под китайским ватником и большую окладистую бороду под очками .
   Викарий поднял жезл и стал на пути у человека на скуттере.  Тот не торопясь сбросил скорость и остановился в нескольких шагах, чуть повернув переднее колесо.
- Я чем-то могу помочь, владыка? - Услышали мы негромкий размеренный голос с нотками трогательного отеческого снисхождения.
- Да.- Ответил владыка.- Нам нужны ваша ряса, скуттер и подтолкнуть.
  Неизвестный снял очки, протер их полой , снова надел  и прокашлялся...

- Ваше преосвященство...- Спросил я через полчаса, когда мы миновали третью пробку.- А зачем мы несем отца Андроника по тротуару? Да еще вместе со скуттером? Разве  мы не хотели  его  позаимствовать?
 Холмский викарий вздохнул, покрепче перехватил передний бампер и прибавил скорости.
- Да хотел. Но у отца протодиакона оказалась несокрушимая богословская аргументация.- перекрикивал он ветер в ушах.-  Я правда, почти ничего не помню, но там и Вселенские соборы были, и Вальсамон, и св.Осия Кордубский, и буддисты , и вообще дофига всего. Так что у нас просто нет другого выхода.
  Отец протодиакон несколько раз недовольно бибикнул, мы прервали разговор и еще быстрее понесли его со скуттером к ХХС, ярко освещенные купола которого  уже показались на фоне мрачного зимнего утра.


- Да возрадуется душа твоя!...- Протяжно прогудел архидьякон , неторопливо кадя паникадило над  патриархом. Патриарх пристально посмотрел на паникадило, потом  перевел недоуменный взгляд на  архидьякона,  но затем молча вытянул руки, на которые иподьяконы тут же принялись надевать подризник.  
   В это время в притворе происходила бурная деятельность. Какие-то люди с камерами, прожекторами, катушками проводов и микрофонов заполонили все доступное пространство.
- Извините, молодые люди. - К ним подошел один из охранников.- Вы для новостей или хулиганить?
- И то и дхугое. - Бодро и сухо ответил молодой человек с боходкой.  - Так девочки, все готово, можно начинать!
  Дверь распахнулась, в нее ввалились три полуголые девицы с надписью  "Kill Kirill" поперек арбузов. Надпись была  очень неудачно стерта , под "Kirill" отчетливо просматривалось "Benedict".
- Бесстыдница! Платок на голову надень . -Процедила одна из стариц в притворе и с ненавистью перекрестилась.
- Девочки! - нервно потребовал молодой человек.-  Больше бензопил в кадре. Режиссер говорит, мы сливаемся. Девочки вздохнули, переглянулись, но кое-как взяли в левую руку по второй бензопиле. После небольшой фотосессии в притворе одна из девиц наконец-таки приступила к делу.

 - Все , Гундяй! Допилился! - Взвизгнула одна из феминисток  и включила   обе бензопилы. Ее пример у последовали ее спутницы. Девицы, размахивая жужжащими лезвиями, двинулись вперед.
   Молодой человек вздохнул и  крикнул : - Вы куда, дуры? Там автостоянка!
  Феминистки  вздрогнули, остановились, огляделись и рванули с пилами наперевес в другом направлении.
- За что мне такое наказание?! - Взмолился молодой человек вполголоса неизвестно кому и потом заорал еще громче: - ИДИОТКИ! Там вообще выставка!
  До самых "Блаженных" мирное течение службы прерывалось возгласами  молодого человека :"Куда вы прете, ненормальные, это же туалет!", "Упадочные! Это же закусочная!", "Психованные, это сувениры!".
   Патриарх благословил народ, отдал трикирий с дикирием, повернулся  и слегка наклонился к митрополиту, который  в пышном саккосе и омофоре торчком с непроницаемым выражением лица созерцал третью свечку справа на втором подсвечнике слева.
- Владыка Авксентий, а что там , собственно говоря , происходит?
- Похоже, вас пилить пришли, Ваше Святейшество.
- Вот как?  И почему так долго пилят?
- Благодаря особой планировке  храма  и отсутствию преподавания основ православной культуры в средней общеобразовательной школе очень долго храм ищут.
- Благодарю, ваше высокопреосвященство. Кстати, к слову сказать... МИИИР ВСЕЕЕЕЕМ...а где отец Алексей Зайцев?
- Ждем только вашего благословения, ваше святейшество.  
 Патриарх коротко взмахнул десницей крестообразно. Митрополит Авксеннтий преклонил главу и многозначительно посмотрел на иподьяконов. Те поспешно подняли рипиды вертикально.  
  Под главным куполом скользнула какая-то тень.
  Феминистки, чудом обретшие тропу войны, с нестройными кликами, заглушаемыми ревом бензиновых движков,  рванули к стройным рядам духовенства. Но тут прямо перед головной девицей в мраморный пол с леденящим стальным лязгом, выбив фейерверк осколков,  воткнулись три софринские свечки. Активистки отпрянули. Прямо перед ними на парадную дорожку, сделав три сальто, приземлилась темная фигура.Полы стихаря, как крылья, медленно опустились  на ковровую дорожку. Фигура медленно и величественно встала и повернулась к девицам лицом. На лице, закрытом орарем, были видны только сверкающие глаза.  
- Дальше вы не пройдете!- глухо сказал неизвестный дьякон Алексей Зайцев.
- Вот какая хорошая штука все-таки этот культурный обмен.- Сказал патриарх, благословляя кадило на Апостол. - Мы японцам - митрополита, а они нам - ниндзю.  

Атака феминисток захлебнулась. Одна из девиц как-то вяло попыталась распилить ниндзю, но отец Алексей так крепко зажал цепное лезвие между стоячим воротничком, что бензиновый двигатель не выдержал и задымился. Остальные остановились в замещательстве. Однако, продлилось оно недолго.
- Девочки! Да что вы стоите! Грудью его, грудью! Ему за грудь хватать нельзя! - Крикнул из притвора молодой человек. Феминистки радостно взревели и кинулись грудью на дьякона. Тот попятился от неожиданности... но тут в воздухе что-то промелькнуло и ударило в челюсть первой феминистке. Та с удивлением повернулась в сторону входа  и рухнула на пол, осыпаемая сухими светлокоричневыми обломками. Второй блин попал в бензопилу ее соседки и пробил цепь. Третий блин с засохшей селедкой сбил с ног энергичного молодого человека.

 На пороге храма стоял отец Андроник. А за его спиной были мы с владыкой Василием.
- Мда, отец протодьякон. Черствым блином - в челюсть - такого я от вас не ожидал. - Вполголоса проговорил викарий.
- Когда я их приглашал, они были еще свежими.- Мрачно ответил отец Андроник.- И вообще я кидал в рот. Но уже старый, с такого расстояния не попадаю.
 С этими словами он выхватил из необъятных карманов подрясника двое огромных угольных щипцов и возгласил:
- Щипайте их, православные!
 И бросился вперед.
 Щипцы скрестились с бензопилой. Девицы пятились, но против отца протодиакона у них не было ни одного шанса. Даже когда ,изловчившись, одна из феминисток с размаху ударила его  в живот, бензопила лишь жалобно звякнула и сломалась.
  Отец Андроник поднял голову и печально улыбнулся из-за очков.
- Родные вы  мои. Увы, но это факт. Это не поможет. Я слишком много знаю.
  И ущипнул.

Из сообщений "РИА новости"

"Сегодня в 9.00 активистки движение "Фемен" провели акцию в кафедральном соборе Москвы во время службы, возглавляемой предстоятелем Русской Православной Церкви. Активистки доставлены в больницу с ущипами различной степени тяжести. Состояние нападавших не вызывает опасений, кроме одной из девушек, в грудь которой попало около десяти осколков от блинов. После проведенной операции на мозге осколки были удалены, врачи утверждают, что умственным способностям девушки ничего не угрожает, как , впрочем, и не угрожало.  Также  одна из активисток,известная  своими языческими и оккультными  высказываниями, приняла во время акции кальвинизм. Комментируя это, известный миссионер отец Андроник Ураев сказал, что за полторы секунды он больше  просто ничего не успел.


Постановление Священного Синода.

  "За проявленное мужество и пастырскую ревность награждается диакон Алексей Зайцев правом ношения ниндзя-то поверх ораря.  
  За духовную мудрость и предусмотрительность награждается протоиерей N , благочинный N-ского округа правом ношения митры.
 
Из жизни духовных школ.

27 января в Московской Духовной Академии состоялось закрытое заседание Ученого Совета МДАиС, на которое был приглашен протодиакон Андроник Ураев. На заседании поднимался вопрос о допустимости применимости в миссионерской практике блинов годичной давности и угольных щипцов. По словам отца Андроника заседание проходило в дружественной обстановке полного взаимопонимания, а сидеть он не может из-за того, что до Академии долго ехать на скуттере.  Проректор по учебной работе в свою очередь поведал, что ученый совет в принципе не видит препятствий для употребления угольных щипцов, однако изготовление - и особенно - применение блинов все-таки желательно согласовывать с представителями иерархии и ученым советом не позже, чем на следующий день после изготовления.

- Судя по частоте кликов мышкой , читаете патриархию.ру, о. Иоанникий? - Спросил владыка Василий, стряхивая нагар с лампадки. -  Все таки удивительно, но люди ведь никогда не поверят, что о.благочинный действительно получил митру в награду за посещение ночного клуба. Попробуй их переубеди, что это не коррупция и не выгораживание нужных людей.
Я закрыл браузер и вздохнул.
-  Что-то не так, отец?
- Да вот я все думаю. На этом деле все прославились. Дьякон Алексей Зайцев получил японский меч, благочинный с семафором - митру. Даже отец Андроник получил по заднице в Ученом Совете. А вы? Вы же сделали всю грязную работу?  Что осталось вам?
- Мне?- Владыка улыбнулся - Мне остался знаменный распев.
  И он тихо завел вполголоса "На реках вавилонских."
  Дверь распахнулась и в комнату влетела наша почтенная домохозяйка с аптечкой и тахометром. Увидев, что епископ поет, а не бьется в судорогах на полу,  она остановилась и всплеснула руками.
- Владыка. Ну сколько можно! я опять было решила, что у вас сердечный приступ. Измываетесь над старой женщиной. А к вам там, между прочим, посетитель, священник. Говорит, по поводу отца Савватия (Баскервилля).
  Холмский епископ удивленно посмотрел на меня и сказал: "Просите!"
 И мы приготовились к новой удивительной истории...



UPD Еще раз повторюсь, что все совпадения с реальными лицами являются результатом крайней невезучести автора. Что касается о. благочинного - это вообще сферический благочинный в вакууме и прототипа у него нет. 
Subscribe

  • Наследие Гришки Отрепьева.

    На Руси был даже не обычай, а святая заповедь - обязательно отдыхать после обеда. Владимир Мономах так пишет в своем "Поучении":…

  • Ерофеич всё .... 丁幾.

    "Ерофеич вошел в употребление в Петербурге в 1768 году. Граф Григорий Алексеич Орлов был болен. Врачи истощили все способы для его излечения.…

  • Вод это поворот

    "Водка - изобретение арабов. В Европу она пришла не ранее конца XIII века, а к нам в конце XIV. Раймонд Луллий, находясь на острове Мальорке ,…

promo ortheos september 3, 2020 11:11 35
Buy for 10 tokens
Наконец закончил , если можно так выразиться, перевод "Шести книг о музыке" блаженного Августина. Перевод делался для себя, поскольку полный перевод госпожи Двоскиной издательства московской консерватории ( не хулю, а привожу причины своего перевода) 1) дорогой 2) в малом количестве…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments

  • Наследие Гришки Отрепьева.

    На Руси был даже не обычай, а святая заповедь - обязательно отдыхать после обеда. Владимир Мономах так пишет в своем "Поучении":…

  • Ерофеич всё .... 丁幾.

    "Ерофеич вошел в употребление в Петербурге в 1768 году. Граф Григорий Алексеич Орлов был болен. Врачи истощили все способы для его излечения.…

  • Вод это поворот

    "Водка - изобретение арабов. В Европу она пришла не ранее конца XIII века, а к нам в конце XIV. Раймонд Луллий, находясь на острове Мальорке ,…