ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Священный чин славянской азбуки.

Прочитав или услышав о великих монашеских обителях - Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, Оптиной пустыни, Псково-печерском монастыре, Соловках, вы возгорелись желанием лично прикоснуться к изливамой там реке благодати Божией и , полные трепетных ожиданий, едете за тысячи километров, наконец, попадаете под своды старинного собора, где радостно ждете когда же наконец всеблагоговейный лик равноангельных человецев воспоет вашим ушам древние песнопения по истинному уставу настоящим знаменнодемественным распевом, воскриляя душу горе.

Вместо всей этой благодати внезапно прибегает всклокоченный послушник, всучивает толстенную тетрадку и вы всю службу читаете безконечный список Алекасндров, Алевтин, Сергиев и Матрон, не услышав в результате ни слова из Богослужения и вместо воскриления получив ломоту в ногах и мелькание нескончаемых имен в глазах даже  во сне.

Такое безобразие искренне возмущает высокоученых мужей из преподавательского состава духовных школ, которые учат будущих священников, что этот потоп помянников, захлестывающий священнослужителей - совершенно бессмысленный. Что Церковь разом молится о всех, сказав "О всех и за вся" и поэтому надо все эти помянники отменить как наследие сребролюбия а вместо этого внимать богослужебному чину.

Нечто подобное этому недоумению испытывает человек при чтении Ветхого (да и Нового Завета). Он слышит слова Христа "Испытайте Писаний, яко мните в них имети живот вечный".
Хочет иметь живот вечный , открывает  и читает:

"Адáмъ, Си́ѳъ, Енóсъ,
Каинáнъ, Малелеи́лъ, Иáредъ,
Енóхъ, Маѳусáлъ, Ламéхъ,
Нóе, си́мъ, Хáмъ, Иáфеѳъ.
Сы́нове Иáфеѳовы: Гамéръ и Магóгъ и Мадáй, Иовáнъ, Елисá и Ѳовéлъ, и Мосóхъ и Ѳи́расъ.
Сы́нове же Гамéровы: Асханáзъ и Рифáѳъ и Ѳоргамá.
Сы́нове же Иовáни: Елисá и Ѳарси́съ, и Хетти́мъ и додани́мъ.
Сы́нове же Хáмовы: Хýсъ и месраи́мъ, Фýдъ и Ханаáнъ.
Сы́нове же Хýсовы: Савá и Евилá, и Саваѳá и Регмá и Севеѳахá. Сы́нове же Регмáновы: Савá и Дадáнъ.
Хýсъ же роди́ Неврóда: сéй начá бы́ти исполи́нъ ловéцъ на земли́.
Месраи́мъ же роди́ лодiи́ма и Анамiи́ма, и Лавiи́ма и нефѳосеи́мы,
и фаѳеро­и́мы и патросонiи́мы, и хаслои́мы, от­ ни́хже изыдóша Филисти́ми, и кафѳорiи́мы.
Ханаáнъ же роди́ Сидóна пéрвенца сво­егó и Хеттéа,
и Иевусéа и Аморрéа, и Гергесéа
и Евéа, и Арукéа и Асенéа,
и Арадíа и Самарéа и Амаѳíа."

И так на десять глав.

Точняк регистрационная книга ЗАГСа , только в ЗАГСе интереснее, потому что есть шанс встретить знакомых. А тут бесконечные простыни древних всеми забытых и никому неинтересных еврейских покойников.
Где здесь живот вечный?
Какая здесь мудрость веков?


Сначала небольшое отступление.
Сама жизнь наша такова, что в самые важные моменты ее самым важным для нас являются имена.
Когда человек рождается, то родители обсуждают не в какую школу отдадут его, не обстоятельства рождения, вес, рост или еще что - задолго до его рождения они обсуждают самое важное - какое у него будет имя.

В самом важном документе для  человека -паспорте - ничего не написано о его богатстве, здоровье, о том, что он несчастен , или наоборот, что у него все зашибись. Там написано самое важное  - имя.

Когда человек любит кого-то, сердце его екает не от запаха котлет или смски о пришедшей зарплате, а от имени того, кого он любит.

Когда происходит какая-то катастрофа, те, кого она не касается , с интересом смакуют ее подробности, а тех, кого касается  , совершенно безразличны к обстоятельствам - и  не смотрят никуда, кроме доски с именами пострадавших и погибших.

И на кресте на могиле написано только самое важное для человека - не то, чего он "добился в жизни" , а его имя.

Да и случайное произнесение нашего имени непременным образом против нашей воли мгновенно завладевает нашим вниманием.

Все это говорит о том, что имена важны - и очень важны.

А теперь обратимся к безсмертному творению св.Кирилла - славянской азбуке.

В свое время мы обращали внимание на совпадение названия буквы "Б" - "Буки" с греческим βουκος - пастух. И что таким образом при чтении "Аз буки веди глагол добро" получается "Я Пастух знай Слово Прекрасно(прекрасное) " - что является однозначным отнесением к Евангельскому "Аз есмь Пастырь Добрый".

Это в свою очередь наводит на мысль, что если "Буки" - Пастух, то само понятие "буква" имеет значение пасомого, и что бык - это то же самое, что буква.  Может быть, "буки " и есть "быки".

Что это не просто совпадение, нам подтверждают два факта:
1. Знаменательные слова св.Кирилла - создателя славянской азбуки - перед смертью (из жития Св.Мефодия) . Напомню их.
"«Вот, брат, были мы с тобой в упряжи, пахали одну борозду, и я у леса <, дойдя борозду,> падаю, свой день окончив." - вот - быки в упряжи.
2. В древности был очень интересный способ письменности - т.н. бустрофедон - снова быки.

Пастырь-Слово пасет буквы - быков.

Но как пасет?
Как появляется написанное слово?
Ум человека по Логосу-смыслу подбирает буквы , образуя из них слово написанное - составляя из них некое единое тело слова, а из слов образуя обладающий единым смыслом текст (который в старину, кстати , тоже назывался Словом - ср. "Слово о законе и благодати", "Слово в день Пятидесятницы" и др.).

Ничего не напоминает?
Точно.
Точно так же из отдельных людей образуется Единое Тело Христово - Церковь.
Таким образом можно сказать, что чин славянской азбуки (как и греческого алфавита, как и древнееврейского алфавита) не что иное, как чин Церкви.

И как из отдельных букв составляется слово, так из христиан составляется Тело Христа.

Но ведь у каждого из людей есть имя (как свое имя есть у каждой буквы), и произношение, звучание слова складывается из соединения этих имен.
Таким образом, получается , что полное имя Христа состоит из имен всех принятых им в Свою Церковь людей.
И действительно , мы в Священном Писании знаем, что имя Иисуса Христа необычно.
Так во время явления отцу Сампсона  Маною Ангел ( по толкованиям святых отцов под ангелом подразумевается Сын Божий, по пророку Исайе "И нарицается имя Его велика совета Ангел".)

"И речé манóе ко áнгелу Госпóдню: чтó и́мя твоé? да егдá сбýдет­ся слóво твоé, прослáвимъ тя́.
И речé емý áнгелъ Госпóдень: почтó сié вопрошáеши и́мене мо­егó? и тó éсть чýдно."


Дальше сам Маной говорит о том, что это был Бог:
"И речé манóе къ женѣ́ сво­éй: смéртiю ýмремъ, я́ко Бóга ви́дѣхомъ.
И речé емý женá егó: áще бы хотѣ́лъ Госпóдь умертви́ти нáсъ, не бы́ взя́лъ от­ рýкъ нáшихъ всесожжéнiя и жéртвы,"


И владыка Виссарион (Нечаев) изъясняет, что это было именно имя Божие

"Вопрос Маноя и ответ Ангела одинаковы с вопросом Иакова, боровшегося ночью с таинственным незнакомцем и с ответом ему последнего.
По окончании борьбы, Иаков спросил незнакомца: «Повеждь ми имя Твое», и получил ответ: «Вскую сие ты вопрошаеши имене Моего? Еже чудно есть» (Быт. 32:29).
– Почто сие вопрошаеши имене Моего, говорит Ангел Маною, т.е. напрасно любопытствуешь знать Мое имя, как свойственно любопытным людям осведомляться об имени лиц, впервые с ними встречающихся.
Ты принимаешь Меня за человека и думаешь, что Я ношу обыкновенное человеческое имя.
Нет, – Мое имя не принадлежит к числу человеческих имен, – оно чудно, – чудно, как имя существа, пред величием которого всяк ум изумевает, всякая высота смиряется, все Силы небесные со страхом и трепетом повергаются.
– Из последующих действий Ангела Маной и жена его узнали, что это не человек, и вообще не тварь, а Сам Господь (22), и что, следственно, настоящее имя Его есть имя Божие.

Эти действия описываются в дальнейших двух стихах, 19-м и 20-м, не вошедших в паримию. В них идет речь о жертвоприношении, которого потребовал Ангел. «Маной взял козленка и хлебное приношение и вознес Господу на камне. И сделал Он (Господь) чудо, которое видели Маной и жена его. Когда пламень стал подниматься от жертвенника к небу, Ангел Господень поднялся в пламени жертвенника». Произошло то же, что с жертвою Гедеона. Как жертва Гедеона воспламенилась от огня, исторгшегося из скалы вслед затем, как Ангел прикоснулся к жертве жезлом, так и чудо воспламенения жертвы Маноя совершилось, вероятно, одинаковым образом. Как там, так и здесь жрецом был Ангел, и как там, так и здесь Ангел же в пламени жертвы неопаляемый им, вознесся к небу и тем дал понять, что жертва принята Богом, Ему угодна. «Видя это, Маной и жена его пали лицем на землю», воздавая божеское поклонение Ангелу Господню, в Котором узнали Самого Бога. Последнее видно из слов Маноя, сказанных им, когда скрылся Ангел. Он тогда сказал жене своей: «Верно мы умрем, ибо видели мы Бога» (22). Но это не вошло в паримию, – она заключается стихом 21-м, где сказано, что Ангел Господень, совершив чудо, мгновенно скрылся с глаз Маноя и жены его."

Слово "чудно" פֶּ֫לִאי употребленное здесь в масоретском тексте употребляется только дважды - в этом месте и в 138 псалме, когда Давид говорит: "Удиви́ся рáзумъ твóй от­ менé, утверди́ся, не воз­могý къ немý."  - и означает оно буквально "неохватный", "недоступный пониманию из-за размера".
Кстати, в масоретском тексте в книге Бытия нет слов "оно чудно"- только в греческом тексте Септуагинты.

В греческом стоит θαυμαστόν , что переводится как "чудесный", но этимологически происходит от θωμός - груда, куча и θῶμιγξ - измерительный шнурок - т.е. тоже в своей глубине имеет значение огромного по размерам.

В Откровении Иоанна Богослова ангелу-епископу Филадельфийской Церкви говорится о новом имени Агнца , т.е. Иисуса Христа, которое не знает никто , кроме Него Самого. "óчи же емý [естá] я́ко плáмень óгненъ, и на главѣ́ егó вѣнцы́ мнóзи: имы́й и́мя напи́сано, éже никтóже вѣ́сть, тóкмо óнъ сáмъ:" (Откр. 19,12)

Почему ? Потому что оно чудно - недоступно пониманию людей из-за своей величины.
Почему оно так велико ?
Потому что включает в себя имена всех спасенных им людей, как имя-произношение слова включает в себя имена составляющих его букв.


Как вас зовут?
Есть простой ответ на такой вопрос - "Меня зовут Коля".
Но если вас попросят назвать полное имя, вы скажете "Николай Николаевич Николаев" - смотрите, в ваше полное имя входит имя вашего отца и через фамилию - имена всех ваших предков.
На востоке это еще очевиднее - откройте любое арабское сочинение - там полные имена включают в себя десятки уровней "ибнов" -  что-то типа этого: Абубакр ибн Хаттаб ибн Уссалам ибн Дауд ибн Сулейман ибн Муххамад

А теперь откроем Евангелие и прочитаем "полное" официальное имя Иисуса Христа.

"И тóй бѣ́ Иисýсъ ... Сы́нъ Иóсифовъ, илíевъ, Матѳáтовъ, Левíинъ, Мелхíинъ, Иан­нáевъ, Иóсифовъ, Маттаѳíевъ, Амóсовъ, наýмовъ, если́мовъ, наггéовъ, маáѳовъ, маттаѳíевъ, семеíевъ, Иóсифовъ, Иýдинъ, Иоáн­нановъ, рисáевъ, зоровáвелевъ, Салаѳiи́левъ, нирíевъ, Мелхíевъ, Аддíевъ, косáмовъ, Елмодáмовъ, И́ровъ,Иосíевъ, Елiезéровъ, Иори́мовъ, Матѳáтовъ, Левíинъ, Симеóновъ, Иýдинъ, Иóсифовъ, Ионáновъ, Елiаки́мовъ, мелеáевъ, маинáновъ, маттаѳáевъ, наѳáновъ, Дави́довъ,
Иессéовъ, ови́довъ, воóзовъ, Салмóновъ, Наассóновъ, Аминадáвовъ, Арáмовъ, Есрóмовъ, Фарéсовъ, Иýдинъ, Иáковль, Исаáковъ, Авраáмовъ, Ѳáринъ, Нахóровъ, Серýховъ, Рагáвовъ, Фалéковъ, Евéровъ, Салáновъ, Каинáновъ, Арфаксáдовъ, Си́мовъ, Нóевъ, лáмеховъ, Маѳусáлевъ, Енóховъ, Иáредовъ, Малелеи́ловъ, Каинáновъ, Енóсовъ, Си́ѳовъ, Адáмовъ, Бóжiй."

Причем буквально - Начало и Конец, Первый и Последний - Он и в начале имени, и в конце.
И тут мы снова возвращаемся к священному чину алфавита, поскольку Он еще и Альфа и Омега.

Но это Его формальное имя до Воскресения - когда Он еще не всех привлек к Себе - а после Воскресения, через Церковь и таинства в это имя входят не только предки по плоти, но и все родные Ему через таинства.

Об этом говорит и пророчество Исайи о Рождестве Христовом - "И нарекут имя ему Эммануил - еже есть сказаемо "С нами Бог". То есть можно понять, что и имя Христово состоит из соединения имен человеческих и имени Божия.

В том же Откровении говорится о некоей Книги Жизни, в которую записаны имена людей, и что эти имена могут быть изглаждены (удалены из нее).
Как мы знаем из слов Спасителя - "Аз есмь воскресение и живот" (Ин.11,25) , т.е. Книга Жизни - это Книга Спасителя .
И таким образом получается, что в этой Книге написано всего одно слово - Его имя, но состоит оно из имен избранных Его, поэтому и хотя в Книге Жизни по определению  и написано Слово Жизни, но присутствуют там и изглаждаются почему-то имена людей.

 И непостижимо оно для людей потому, что никто , кроме Него не знает кто спасется и погибнет, да и вообще для человеческого разума невозможно вместить имена всех спасенных людей , особенно не зная , кто же спасен.

Таким образом, получается, что читая бесконечный помянник на службе , читая нескончаемый перечень ветхозаветных имен, человек делает не что иное, как призывает то самое чудное и непостижимое Имя Божие.

А поскольку всем известно, что в Имени Божием и сосредоточена самая суть молитвы и спасения ("Нет иного имени под небесем, в немже подобает спастися), то поминовение имен на службе оказывается самым эпицентром молитвы и самой важной ее частью.


P.S. Разумеется, здесь речь идет не об имени Бога по Божеству, а об имени Слова Божия по воплощению.

Tags: летсрид, церковно-славянский
Subscribe

promo ortheos сентябрь 18, 2014 10:40 27
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments