ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Житие Константина Философа ч. 19. Диспут в Хазарии - конец.


Кирилл-19
Кирилл-19-1
Кирилл-19-2
Кирилл-19-3





Когда же хазарский каган и вельможи его выслушали все эти слова его, подходящие и приятные, сказали ему: “(Самим) Богом ты послан сюда для назидания нашего, и знание всех Книг в тебе — от Него, все как подобает говорил и досыта насладил всех нас медвяной сладостью слов святых Книг. Мы — люди не книжные, но верим, что стало так по (воле) Божьей. Если же хочешь еще больше успокоить души наши, дай нам по порядку объяснение в притчах обо всем, о чем спросим”. И так разошлись на отдых.

XI. Когда же на другой день (снова все) собрались, обратились к нему, говоря: “Покажи нам, честный муж, доводами и притчами, какая вера из всех наилучшая”. Отвечал им Философ: “У некоего царя были (при дворе) двое супругов, которых он очень почитал и любил. Когда же согрешили, изгнал их и послал (прочь) из (своей) земли. И живя так много лет, породили детей в нищете.  И собирались дети друг с другом, советуясь, каким бы путем снова достигли прежнего положения. Из них же один молвил так, а другой иначе, третий советовал по-своему. Какой же совет подобает принять? Не наилучший ли?”

Сказали же они: “Для чего так говоришь? Ведь каждый считает свой совет лучшим, чем другие: иудеи лучшим считают свой [, а сарацины — свой, и вы также — свой] и (все) другие. Скажи же, как нам понять, который из них лучше?” Сказал же Философ: “Огонь испытывает серебро и золото, а человек разумом отсекает ложь от истины.  Скажите же мне: от чего случилось первое падение, не от взглядов ли на сладкий плод и не от желания ли (сравняться) с Богом?” Они же сказали: “Так и есть”. Философ же сказал: “Если кто заболеет, съев меда или напившись воды студеной, и придет врач: и скажет ему: съешь еще больше меда и исцелишься, а тому, кто пил воду, тому скажет: напившись студеной воды, стань наг на морозе и исцелишься. Другой же врач не так говорит, но предпишет лекарство, противоположное (болезни): вместо меда пить горькое, воздерживаясь от пищи, а вместо студеного — теплое и греющее. Который же из двух искуснее лечит?” Отвечали все: “Тот, кто противоположное лекарство предписал, ибо горестями жизни этой подобает умертвить сладость желания, а смирением — гордость, противоположным противоположное исцеляя, и мы ведь говорим: дерево, что сначала родит терн, потом сладкий плод принесет”. Снова же отвечал Философ: “Хорошо сказали. Ведь закон Христов показывает (всю) суровость жизни (по заповедям) Божьим, потом же в вечных жилищах стократно плод приносит”.

Один же из них, (советник) кагана, хорошо знавший всю злобу сарацинов, спросил Философа: “Скажи мне, гость, почему вы не признаете Мухаммеда? Ведь он очень восхвалил в своих книгах Христа, говоря, что родился от девы, сестры Моисея, пророк великий, что воскрешал мертвых и всякий недуг исцелял (своей) силой великой”.  Отвечал же Философ ему: “Пусть рассудит нас каган. Скажи же: если Мухаммед пророк, то как можем верить Даниилу? Он ведь сказал: "Перед (явлением) Христа прекратятся все видения и пророчества".  Этот же после  Христа явился, как же он может быть пророком? Если наречем его пророком, то Даниила отвергнем”. Сказали же многие из них: “Что Даниил говорил, говорил от Божьего Духа, а о Мухаммеде все знаем, что он — лжец и погубитель общего спасения и что лучшие из заблуждений своих изблевал он на злобу и бесстыдство”. Сказал же первый среди советников приятелям евреев: “С Божьей помощью гость этот ниспроверг наземь всю гордыню сарацинов, а вашу отбросил на иной берег, как нечто нечистое”. И сказал всем людям: “Как дал Бог власть над всеми народами и совершенную мудрость христианскому цесарю, так (дал ему) и (самую лучшую) веру из всех,  и без нее никто жить не может жизнью вечной. Богу же слава навеки”. И сказали все: “Аминь”. Сказал же Философ всем со слезами:

“Братья и отцы, и друзья, и дети  (мои). От Бога — и всякое знание, и достойный ответ. Если есть еще кто несогласный, пусть прийдет и либо победит в споре, либо будет поражен. Кто послушает этого (совета), пусть крестится во имя Святой Троицы, а если не захочет, то нет на мне (за это) никакого греха, а он (сам) увидит, (что будет с ним) в день судный, когда сядет (на престол) Ветхий днями судья судить все народы”. Отвечали они: “Не враги мы сами себе, и так повелеваем, что с этого дня понемногу, кто может, пусть крестится по (своей) воле, если пожелает. А тот из вас, кто на запад кланяется, или еврейские молитвы читает, или держится веры сарацинской, скоро смерть от нас примет”. И так разошлись с радостью. Крестилось же из них двести человек, отказавшись от мерзостей  языческих и браков беззаконных. Написал же к цесарю каган такое письмо: “Послал к нам, владыка, такого мужа, что показал нам (всю) христианскую веру и (догмат) Святой Троицы словом и делами. И познали, что это — вера истинная, и повелели, чтобы тот, кто хочет, крестился, надеясь, что и мы к тому же прийдем. Все мы — друзья и приятели твоего царства и готовы (идти) на службу твою, куда захочешь”. Провожая Философа, каган стал давать ему многие дары, и не принял их, говоря: “Дай мне пленных греков, сколько их есть здесь (у тебя), и это для меня больше всех даров”. Собрали же их тогда до двадцати и отдали ему. И с радостью отправился в (обратный) путь.





1. Сладкие переведено как приятные, хотя никакого отличия "сладкие слова" в славянском и в русском не имеют.

  "Подобные" переведено  как "подходящие", что справедливо до некоторой степени, поскольку действительно, есть такое слово - "подобие"  (ср. лат. конгруэнтность) . Проблема тут в том, что славянским словом "подобный" передаются ДВА греческих слова
- ὅμιος  - подобный, похожий,
- и   ὅσιος - священный, божественный, благоговейно-почитаемый, высочайше-истинный, божественно-законный.

В богослужебных текстах для отличия от "подобный"  слово ὅσιος передается как "преподобный" (т.е. "пере-подобный, сверх-подобный")


Но в древности вместо "преподобный" часто стояло "подобный" и это были два омонима. Кстати, это некоторым образом сохранилось и до сих пор - ср. "полное подобие мамы "  и  "встретили как подобает"
Так что здесь слова Кирилла были не "подходящими" -ὅμιοι -(к чему подходящими?) , а священными, заслуживающими благоговейного почитания - ὅσιοι

3. "Вся книги умееши" опять переведено как " и знание всех Книг в тебе" - опять эта сциентическая хромота. "Уметь книги" - это "держать в уме ве книги", а не "знание всех книг".

4. Вторая неисцельная язва сциентизма - "по чину" - "по порядку" -  переведено "как подобает". ну незнакомо академической учености такого понятия, как чин. Что с этим поделаешь. Впрочем в этом же абзаце "по чину" внезапно переведено "по порядку". Видимо, туча набегала.

5. Совершенно неудобовразумительная фраза в переводе "Мы — люди не книжные, но верим, что стало так по (воле) Божьей." .Что стало так, и при чем тут "мы люди некнижные" ?

На самом деле каган говорит, что они в Библии не разбираются  (и поэтому не могут сами удостовериться , что так оно и есть), но верят сказанному св.Кириллом, что это от Бога.

7.  Уже было сказано, что славянское притчи - это не русское слово "притча" , которая означает иносказание, басню, а наглядные примеры.

8. Опять "честный" оставлено без перевода, как будто бы хазары удостоверились, что он не врет, хотя "Честный мужу" означает "Благородный муж".

9. Притчами и умом - это примерами и рассуждениями (в сциентической терминологии - практика и теория), а не "доводами и притчами".

10. "Похоти на Божество" переведено "и не от желания ли (сравняться) с Богом?". В то время как это "похоти стать божеством" или даже в прямом смысле - разжигание плотской похоти на Бога. (знакомые с катарскими обычаями и этому  не удивятся).

11.  Острота жития переведена как суровость, чем разрушена связь слов св.Кирилла с пословицей хазар про шипы терновника и сладкий плод.

12. А вот "добрейшие бляди своя " великолепно  переведено как "лучшие из заблуждений". В точку. Лучше не скажешь.

13. "Се Бог даст всякий  разум и всякий ответ достоин" - переведено безлично, про "Бог вообще дает", а "даст" это старинная форма перфекта от "давать"-  "дал". Это св.Кирилл о закончившемся диспуте а не отвлеченно  про вообще .





1. Вызывает недоумение странное поведение кагана. Который просил сам проповедника из Византии, чтобы противостоять иудеям и мусульманам, теперь же после диспута он хвалит св.Кирилла, но ни сам не принял христианство, ни каких-то преференций не дал - только разрешил свободно креститься желающим. У Аль-Масуди (это восьмой век) в кратком рассказе о хазарском царстве упоминается, что у хазар было по двое судей для иудеев, мусульман и христиан, и один судья для язычников. То есть и раньше желающие свободно исповедовали христианство, принимали крещение.  Интересно, что император Лев , раздраженный на святителя Фотия, называл его "хазарской мордой" - остается гадать, это за внешнее сходство или действительно святитель Фотий был по происхождению хазарин.

Так что очевидно, что со стороны кагана здесь лукавство - ему нужно показать , что приезд св. Кирилла имел хорошие последствия с точки зрения отношений с Византией.
А ни сам не принял христианства , ни его советники. Св.Кирилл крестил двести хазар, но кто они были - неизвестно.
Эту странность наши ученые академики объясняют тем, что автор жития придумал победу св.Кирилла - они истово веруют, что победили иудеи (видимо, своим рассказом о шехине и тем, что все кроме иудеев - скоты во образе человеческом, чтобы иудеям не брезгливо с ними было общаться.)

Но как было сказано, дело было в другом - каган преследовал исключительно политические цели, и диспут св.Кирилла был нужен ему исключительно как щит для отражения политических наездов мусульман и иудеев. Причем обратим внимание на то, что говорит св.Кирилл слушателям и чего просит у кагана напоследок . Он прекрасно понимал зачем его позвали и не строил никаких иллюзий насчет рождения Хазарской Церкви.

Через 50 лет арабский путешественник Ибн-Фадлан, проезжая по Волге, уже свидетельствует о том, что каган хазарский стал иудеем и вел себя отвратительнейшим образом - это было предвестие последнего разрушительного меча русского князя Святослава.

Читавший дневники св.Николая Японского - с которым у св. Кирилла - как и следовало ожидать - крайне много общего и единомысленного - наверняка припомнит, что главным препятствием к принятию веры во Христа у его слушателей был политический патриотизм. Не тот патриотизм, который говорит любить свою родину и свой народ- такое чувство растет из Самой Церкви , а тот, который во всем видит только средства к доминированию и властолюбию.

Как сейчас у нас нет числа людям, которые хорошо относятся к Церкви и вере , потому что это "хорошо для страны", так и св.Николай постоянно сталкивался со слушателями, - образованными, добропорядочными, умными, которые благодушно и разумно слушали все сказанное и со всем соглашались . Но никогда не вошли в ограду Церкви потому что считали веру инструментом государственной власти .
Такой патриотизм - мертвая пустыня.
Совершившие ужасные преступления (святителя Николая забрасывали японские язычники сидящие в тюрьмах просьбой о просвещении Христовой верой) и имеющие страшные повреждения души (например , мать, которая отчаянно пыталась отобрать у опекунов дочь, чтобы ... продать ее в публичный дом) - приходили в раскаяние, всем сердцем принимали веру во Христа и так оканчивали жизнь.
Самые негодные , безнадежные - принимали крещение, шли в катехизаторы , падали, вставали, снова падали, опять плакали и вставали - и вошли в Церковь .

А сонм благонамеренных, чисто-нравственных политических патриотов остался каменной бесплоднейшей землей, не принявшей ни капли воды Евангелия.
И на мой взгляд, это не случайно. Именно политический патриотизм был причиной самого первого и неисцельного отпадения Израиля вслед Иеровоама и его греха.
Он же погубил и римского папу.
Он же в некоторой степени погубил и Российскую Империю.
У того же св.Николая в дневниках можно прочитать, как за каких-то 15-20 лет до полного краха русские политические патриоты откровенно бахвалясь, рассказывали ему, как Россия поглотит ни на что не годную Корею, а потом слабый безвольный Китай. Причем - это были по удивительному совпадению - крайне холодные и безразличные к вере и Церкви люди.

Не наблюдаем ли мы и сейчас этого?

2. Как св.Кирилл отделяет веру истинную от ложной? На первый взгляд - крайне неэффективно .
Разве нет аскетов в индуизме, иудействе или том же исламе?
 Разве там не учат о скромности ?
И не обещают своим аскетам вечное блаженство после прохождения подвига?
Есть одна маленькая деталь.
У аскетов языческих и иудейских человек подвизается, переносит страдания и терпит лишения, а потом в награду ему даются наслаждения - исламские райские гурии здесь яркий пример - как их ни понимай - духовно или материально.
Проще говоря, у них жизнь двухфазная, которые отличаются друг от друга очень резко. Нет ничего более отличного друг от друга чем отшельничество будды и его нирвана.


Христианский аскет  раз и навсегда берется за Христово житие.
Он его не бросает и никогда уже не переменяет образ жизни.
Что же изменится?
Сейчас этот образ жизни доставляет ему страдания и скорби - по свойству мира.
Потом же этот же образ жизни - жизни Христа доставит ему только радость и блаженство - не потому, что изменится сам образ жизни - а потому что Бог изменит мир. Он не прекратит воздержания, он не прекратит постоянной молитвы, он не забросит целомудрия, он не начнет гневаться или лгать - он будет вести себя так же, потому что с первых шагов он уже причастник вечной жизни. Шипы становятся плодами не потому, что у аскета вытащили шип и сунули в руку виноград, а потому что сам шип становится виноградом.

Блаженный Августин , говоря о том, почему лучшие из преподобных оковываются оковами железными , говорит, что эти оковы предназначены стать драгоценными украшениями.
Именно поэтому и существует в Церкви поклонение веригам апостола Петра, потому что это не что иное, как слава апостола Петра.
Крест  , который носит на груди христианин - одновременно и источник страданий его , и спасение вечная слава.
Не отберут у него Крест, а тот же самый Крест, источавший скорби и боль, в той же мере будет источать  радость.

Это крайне важное отличие - по рассказам нехристиан  у нехристианских аскетов страдания сменяются блаженством потому что изменится их образ жизни . У христиан - потому что изменится мир. Как изменится ? Через Воскресение Христово. В этом ключевая и глубинная разница, которую надо иметь в виду при рассмотрении слов св.Кирилла. Разница просто в том, что  у тех нет ни Христа ни Воскресения.

3. Обратим внимание на бред, что Пресвятая Богородица была сестрой Моисея. Это не хазары придумали - это написано в Коране чем доставляет много удовольствия  наблюдающим за иезуитскими извивами пытающихся вылезти  из этой несомненной жопы имамов. Собственно, понятно, что не только о каком-то божественном откровении Корана , но даже об адекватном человеческом знании (кто такая Мария можно было узнать у любого из миллионов христиан)  не приходится.   Святой Кирилл до рассмотрения этого бреда даже не доходит. Он останавливает его уже на первом слове "Пророк (Мухаммад)". Потому что кто-то один может быть пророком - или Даниил - или Мухаммад.



Tags: Житие Константина Философа, летсрид
Subscribe

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments