ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Category:

Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира- ΙΙ.

Сцена первая.


Сцена вторая
Зал для приемов в замке.
Трубят трубы. Входят король, королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт, Вольтиманд, Корнелий, придворные и свита.
Король:  Поскольку смертью брата  родного
       Полна душа и всем нам надлежит
       Печалиться, а королевству в скорби
       Избороздить морщинами чело,
       С тем и решили мы в супруги взять
       Сестру и ныне королеву нашу,
       Наследницу военных рубежей,
       Чтоб в полноте вкусить несчастия
       На Данию ниспосланного небом.
       При этом шаге мы не погнушались
       Содействием советников, во всем
       Нам давших одобренье. Всем спасибо.
       Все свободны.
(Стража выпускает из-за решетки советников)
       Второе. Королевич Фортинбрас,
       Не чтя нас ни во что и полагая,
       Что после смерти братниной у нас
       Развал в стране и все в разъединенье,
       то надоел нам, требуя возврата
       Потерянных отцовых областей,
       Которые достал себе по праву
       Наш славный брат. Нам с этим повезло,
       поскольку из-за разорения устава
       И путаницы в управлении страной
       Сейчас никто не обращает
       Внимания на требования принца.
       Пусть хоть до скончания веков
       возврата требует и пишет рунограммы.
                 
       Теперь о нас и сущности собранья.
       Тут нами извещается в письме
       Король норвежцев, дядя Фортинбраса.
       По дряхлости едва ли он слыхал
       О замыслах племянника.
       Поэтому я написал письмо, хоть
       Буквы ни одной не знаю, как и он,
       Ибо букварь мы утопили в том же пруду,
       что и монаха. Но думаю, понятно будет
       Из картинок, что Гамлет там пририсовал,
       Какой козел его племянник. И замыслы его
       Пресечь он сможет в корне, так как войско сплошь
       Из подданных его, и их содержат
       На счет казны. А? Что? Да.
       Без хлеба и воды, как доложил Горацио.
  Письмо мы отдаем
       Вам, добрый Вольтиманд, и вам, Корнелий злой.
       Свезите старцу-королю поклон.
       Мы вам не расширяем полномочий.
                   Не надо головы рубить или дворцы сжигать.                        
                   Держитесь в совещаньях с ним границ,
                   Дозволенных статьями.  Вы Вольтиманд,
                   Ему все разрешайте, играя доброго посла,
                   А вы , Корнелий - угрожайте злобно.
                   Поезжайте.
                   Готовность докажите быстротой.
Корнелий и Вольтиманд
                   Здесь , как и всюду , мы ее докажем.
Король: Здесь не надо.
Корнелий: А можно тогда  всюду?
Король: В Норвегию езжайте.
Вольтиманд: В Норвегии готовность доказывать сейчас
          Особенно опасно, уж преходит осень
          Не отложить ли до весны?
Король: Ступайте, в добрый путь, послы.
(стража уволакивает Вольтиманда и Корнелия)
Король: Итак, Лаэрт, что нового услышим?
      Шла речь о просьбе. В чем она, Лаэрт?
      С чем дельным вы б ни обратились к трону,
       Всегда добьетесь цели. Мы ни в чем
      Вам не откажем и пойдем навстречу.
      Не больше ладит с сердцем голова,
      Для пользы рта не больше служат руки,
      Чем датский трон - для вашего отца.
      Что вам угодно?
Лаэрт: Ваше величество, постойте, я соображу
    при чем тут рот, руки, сердце , голова
    трон ,  мой отец, тогда отвечу...
    Ага. Угу.... Хммм... Ничего не понял.
    В общем,  дайте разрешенье
    Во Францию вернуться, государь.
    Я сам оттуда прибыл для участья
    В коронованье вашем, но, винюсь,
    Меня опять по исполненьи долга
    Влекут туда и мысли и мечты.
    С поклоном хлопочу о дозволенье.
Король: Вот дельное прекрасное прошенье
      Для пользы королевства нашего,
      Уехать чтоб отсюда и Франции служить.
      Но как отец? Что сказал Полоний?
Полоний: Полоний ничего не говорил, но скажет все сейчас
       Поскольку тут он.
        Сын вымотал мне душу государь,
        И, сдавшись после долгих убеждений,
        И трех истерик с разбиванием окна мечтой,
        Я нехотя его благословил.
       Благоволите разрешить поездку.
Король:   Ищите счастья; в добрый час, Лаэрт.
        Как вздумаете, проводите время.
        И да послужат руки в пользу рта.
        А как наш Гамлет, близкий сердцу сын?
        После Лаэрта, впрочем...
Гамлет (в сторону)
        Как-то уж слишком быстрое движенье по степеням родства.
Король   Опять покрыто тучами лицо?
        Опять бормочешь что-то втихомолку так,
        что слышно только всем кроме меня?
Гамлет: Напротив, сияет совсем некстати солнце.
Королева  Ах, Гамлет, полно хмуриться, как ночь!
         Взгляни на короля подружелюбней.
В чем преступление его? Лишь в том, что
         день спустя по смерти мужа  спит с его вдовой?
         Не понимаю я твоих претензий.
         Что тут такого? Подумаешь, отец твой и мой муж
         Скончался. Бывает, что ж.
         Так создан мир: что живо, то умрет
         И вслед за жизнью в вечность отойдет.
Гамлет
         Ну зашибись теперь, пойду напьюсь на радость.
       
Королева
        Неужто кажется тогда
         Столь редкостной тебе твоя беда?
         А что женщина в расцвете сил и величины груди
         Тоскует по ночам одна и отбиваться от призрака
         Покойного принуждена секирой,
         тебе , мне кажется, и дела нет.
Гамлет    
         Не кажется, сударыня, а есть.
         Мне "кажется" неведомы.
         По крайней мере, пока череп Йорика
         не вдохновит меня на бездну рассуждений.
         Ни темный плащ на мне, ни платья чернота,
         Ни хриплая прерывистость дыханья,
         Ни слезы в три ручья, ни худоба,
         Ни прочие свидетельства страданья,
         такие как язвительные замечанья,
         Подколки, меткости и проявленье
         Высокого и благородного ума,
         Что даже в обостоятельствах таких
          Способен на экспромт стихосложенья,
          Не в силах выразить моей души.
         То способы казаться, ибо это
         Лишь действия, и их легко сыграть,
          Моя же скорбь чуждается прикрас
          И их не выставляет напоказ.
 Надеюсь, вы достаточно узрели,
          Непревзойденную тоску трагедии моей.
Король:
           Приятно видеть и похвально, Гамлет,
           Как отдаешь ты горький долг отцу.
           Но твой отец и сам отца утратил,
           И так же тот.
Королева (шепотом) Их тоже ... ты?
Король (шепотом) нет. Водка.
    (громко) На некоторый срок
               Обязанность осиротевших близких
               Блюсти печаль. А для блюдения у нас
               Назначены особые блюстители,
               Вот и пускай блюдут. А мы пойдем откушать.
               Благоразумно ль этому, ворча,
               Сопротивляться? Это грех пред небом,
               Грех пред умершим, грех пред естеством,
               Пред разумом, который примирился
               С судьбой отцов и встретил первый труп
               И проводил последний восклицаньем:
               "Так быть должно!" Пожалуйста, стряхни
                Свою печаль и нас считай отныне
                Своим отцом.
Гамлет: Что должен равнодушно я смотреть на труп отца
      И говорить, "так быть должно", мне говорит
      отец мой новый?
Король : Да, что-то тут не сходится и выглядит нелепо.
       По мне, конечно, обязан ты годичный траур соблюсти
       На хлебе и воде, как головорезы Фортинбраса.
     
         Что до надежд вернуться в Виттенберг
       И продолжать ученье, эти планы
       Нам положительно не по душе.
       Мечты и мысли Лаэрта о Париже - на пользу нам
       И государству , а это обученье непонятное - зачем?
       И я прошу, раздумай и останься
       Пред нами, здесь, под лаской наших глаз,
       Как первый в роде, сын наш и сановник.
       Люблю ласкать сановников глазами.
Королева
       Не заставляй меня просить напрасно.
       Останься здесь, не езди в Виттенберг!
       Там мысли об учебе развлекут тебя и позабыть
       Заставят события последних дней.
       Поброди по замку, пусть мысли гложут праздный ум
       тоска с отчаяньем по королю покойному,
       Авось какое подозрение взбредет на ум,
       Устроишь здесь кровавую резню, как истинный варяг.
Гамлет: Сударыня, всецело повинуюсь.
Король
       Вот датский подобающий ответ!
       Наш дом - твой дом. Сударыня, пойдемте.
       Своей сговорчивостью Гамлет внес
       Улыбку в сердце, в знак которой ныне
        О счете наших здравиц за столом
       Пусть облакам докладывает пушка
       Хоть никто не знает с чем ее едят.
       И гул небес в ответ земным громам
       Со звоном чаш смешается. Идемте.
Все, кроме Гамлета, уходят.
Гамлет: О, если б ты, моя тугая плоть,
      Могла растаять, сгинуть, испариться!
(открывается дверь , показывается голова Йорика)
Йорик: Изволите  попариться , милорд?
Гамлет: Друг мой, не превращайте скорбный монолог
      В комедию глухого идиота. Исчезните
Йорик : Простите, принц . (исчезает)
Гамлет: Я ж продолжу.
      О, если бы предвечный не занес
      В грехи самоубийство! Хотя если учесть,
      что я глухой язычник и поклонник
      великого Водана,
      Никто мне не препятствует немедля
      Закончить вдруг трагедию сию.
      А впрочем, отложу на крайний случай.
      Каким ничтожным, плоским и тупым
      Мне кажется весь свет в своих стремленьях!
       Один лишь Гамлет - д'Артаньян.
      О мерзость! Как невыполотый сад,
      Дай волю травам, зарастет бурьяном.
      С такой же безраздельностью весь мир
      Заполонили грубые начала.    
      Как это все могло произойти?
      Два месяца, как умер... Двух не будет.
      Такой король! Как светлый Аполлон
      В сравнении с сатиром. Так ревниво
      Любивший мать, что ветрам не давал
      Дышать в лицо ей.   О земля и небо!
      А в ответ он слышал бессердечное,
      Что нечем ей дышать и мольбу
      Ослабить чуть чадру на голове.
      Что поминать! Она к нему влеклась,
      Как будто голод рос от утоленья.
      Аж цепи на ошейнике звенели радостно!
       И что ж, чрез месяц... Лучше не вникать!
       О женщины, вам имя - вероломство!
       Нет месяца! И целы башмаки,
       В которых замуж выходила,
       В слезах от радости, как Ниобея при виде Аполлона!
       И она...
       О боже, зверь, лишенный разуменья,
       Томился б дольше! - замужем! За кем!
       За дядею, который схож с покойным,
       Как я с Гераклом...
       Хм. Стоп.
       Что-то это мне сравненье дало
       другое   мыслям направленье.
       Коль дядя не похож на моего отца,
       Я столь же - на Геракла не похож,
          а отец - с Гераклом схожи,
       Не значит ли , что родственники с дядей мы, а не с отцом.
       Какие же родственники ? Голова мутится...
       Нет, не видать от этого добра!
       Разбейся, сердце, молча затаимся.
Входят Горацио, Марцелл.
Горацио: Почтенье, принц!
Гамлет: Гораций! верить ли своим глазам? Ты?
Горацио: Он самый, в некотором роде.
Гамлет: Почему же ? Разве не совсем ты здесь или не весь?
Горацио: Совсем я весь, милорд, но в том вся штука,
       Что иногда Гораций я - мужского рода,
       А иногда, когда удобно автору - Горацио
       Что , всем известно, рода среднего.
       Так между двух родов блуждаю я без передышки
       Ни муж, ни нечто - некоторого рода.
Гамлет: Я рад, что обученье в Виттенберге
      пошло тебе на пользу. Хотел бы я
      так образованно шутить частями речи,
      А это кто- Марцелл?
Марцелл: Марчелло, сударь,  назван я отцом,
       Но от греха подальше и Бориса Пастернака
       Зовусь сурово по латыни здесь-  Марцелл.        
Гамлет: Я очень рад вас видеть.
       А. Нет. Забыл. Я же скорблю по смерти папы.
       Нет, не рад я видеть никого, уйдите все.
(входит Бернардо)
Бернардо: Всем здорово.
Гамлет:  Как-то необычно все реагируют на "все уйдите".
      Впрочем, добрый вечер.
(обращается к Горацио)
      Что ж вас из Виттенберга принесло?
Горацио: В последней битве с герундивом
       Бежал позорно я и здесь скрываюсь
       Наголову разбитые спасая остатки мозга.
Гамлет  Ваш враг не отозвался б так о вас,
      И вы мне слуха лучше не терзайте
       Поклепами на самого себя.
       Я знаю вас:  латынь не сломит   ваших мыслей.
       Зачем приехали вы в Эльсинор?
       Тут вас научат пьянству.
Горацио: Приехал я  на похороны вашего отца.
       Сказать иначе- чтобы научили пьянству.
Гамлет:  В сём  получите вы здесь профессорскую мантию
       Высот достигнув Вакха и научившись ползать меж столами.
       А тут еще мамаша решила за дядю выйти замуж.
       Вам конец. Вас заспиртуют заживо. Глупцы, бегите.
Горацио: Коль аблятив погибнет вместе с нами -  я готов.
       Но что ж так быстро женятся?
       Торопятся прожить два года за неделю?
Гамлет:  Расчетливость, Гораций! С похорон
       на брачный стол пошел пирог поминный,
       Врага охотней встретил бы в раю,
       Чем снова в жизни этот день изведать!
       Отец - о, вот он словно предо мной!
орацио, Бернардо и Марчелло с вскриком ужаса разбегаются и прячутся )
       Друзья, в чем дело? Я испугал вас?
Горацио: Принц, он правда здесь?
Гамлет: Кто?
Горацио: Ваш отец. Вы видите его?
Гамлет: В очах души моей, Горацио.
Горацио: Бернардо, вылезайте, Марцелл, спускайтесь с люстры.
       Принц выразился фигурально.
Гамлет: Конечно, как еще я могу его видеть?
      Он человек был в полном смысле слова!
     Такого в свете больше не сыскать!
Горацио: Зато сыскать отлично можно ночью, в темноте.
Гамлет: Кого сыскать? Такого как мой отец ?
Горацио: Да, в точности. До волоска на бороде.
       До ржавчины на шлеме.
       Спокойнее: сдержите удивленье
       И выслушайте. Я вам расскажу -
       Меня поддержат эти очевидцы -
       Неслыханное что-то.
Гамлет: Поскорей!
Горацио:     Подряд две ночи с этими людьми,
           Бернардо и Марцеллом, на дежурстве
           Средь мертвой беспредельности ночной
           Творится вот что. Некто неизвестный,
           В вооруженье с ног до головы
           И сущий ваш отец, проходит мимо
           Державным шагом. Трижды он скользит
Бернардо: А в прошлый раз Марцелл сказал, что дважды.
Горацио: Пусть будет трижды - так страшней.
           Скользит он трижды
           Перед глазами их на расстоянье
           Протянутой руки, они ж стоят,
           Застыв от страха и лишившись речи,
Марцелл: А разве алебардой не я его...
Горацио: Как громом пораженные, о чем...
Бернардо: Каким нас поразило громом?
       Не ты ль за ним со словарем гонялся?
Горацио:  Принц, вот видите - от страха помешались.
        О чем и рассказали мне под страшной тайной.
         Я стал на стражу с ними в третью ночь,
         Где, подтверждая это все дословно,
         В такой же час проходит та же тень.
         Мне памятен отец ваш. Оба схожи,
         Как эти руки.
Бернардо: Да, отец с отцом как капли две воды.
         Отца два Гамлета.
Гамлет: Где это все случилось?
Марцелл: На той площадке , где стоит охрана.
Гамлет: Постойте,вся охрана замка на одной площадке?
Бернардо: Да, все мы втроем. Приятно так болтали.
Гамлет: Что за обычай новый и чудный замки так охранять?
Горацио: Спросить Шекспира надо.
Гамлет: Вы с ним говорили?
Горацио: С Шекспиром? Бесполезно.
Гамлет: С каким Шекспиром? С отцом моим!
Горацио: Да, говорил,
       Но без успеха. Впрочем, на мгновенье
       По повороту плеч и головы
       Я заключил, что он не прочь ответить,
Марцелл: Иль плюнуть в морду за алебарды тычок.
Горацио: Но в это время закричал петух,
       И он при этом звуке отшатнулся
                   И скрылся с глаз.
Гамлет: Я слов не нахожу!
Горацио: Принц, вы говорите минут десять
        без остановки.
Гамлет:  Да, да, все так. Сейчас я успокоюсь.
                   Кто ночью в карауле?
Марцелл и Бернардо
       Мы, милорд.Четвертые подряд уж сутки
       Не спим, и даже не ложимся, днем - бродим,
       А ночью - опять дежурить, ибо в замке всем
       Охраны больше нет, как мы вдвоем.
Гамлет: Он был вооружен?
Марцелл и Бернардо
       В оружье. И броне.
Гамлет: В полной?
Марцелл и Бернардо: Во всем, что было на него надето.
Горацио: Принц, прошу нас извинить,
       рассматривать в полночной тьме
       на привидении боекомплект
       нам было недосуг.
Гамлет :  И вы не видели лица?
Марцелл: Сдается мне , ваш следующий вопрос , милорд,
       будет о том, проверили ли мы ему карманы.
       У призрака не сильно разберешь, где там лицо,
       а где наоборот...
Гамлет: Так видели лицо?
Горацио:  шлем был с поднятым забралом
Гамлет:   И что ж, он хмурил брови?
Горацио:  Нет, смотрел скорей с тоской, чем с гневом.
Марцелл: Но разве не нахмурился король, как будто снова вывалил
       Послов полонских из кареты?
Бернардо: Свидетельство переменилось, Марцелл. Теперь я бы сказал,
        с таким легчайшим  оттенком недоуменья он глядел.
Гамлет: Он  бледен был  Иль красен от волненья?
Горацио: Ну, до инфаркта было далеко. Покойником он был.
       И покраснеть не мог от перевозбужденья.
       Был бел как снег. И чуть зеленоват.
Гамлет: И не сводил с вас   глаз?
Бернардо: Сдается, принц решил, что мы там объяснялись с ним в любви
Гамлет: И что ж, он долго пробыл?
Горацио: Я мог легко  до ста бы досчитать.
Марцелл: Горацио,  в такое время вы вздумали тогда считать?
Горацио: Я всегда считаю, когда является мне дух.
       Наука в деле изученья привидений - святое дело.
Бернардо: А может, не до ста, а до двухсот?
Горацио: Не спорьте, вот бумага, здесь все написано.
       Centum, сеnti, cento...
Марцелл: Горацио, это ж вы склоняли, а не считали...
Горацио: Проклятие , в тревожную минуту всегда сбиваюсь.
               на склонение второе....
Гамлет: А борода... седая у него была?
Горацио: Нет , не совсем.
       Едва посеребренная
Гамлет: А при жизни не был  сед.
      О женщины, вот до чего довели вы короля.
Горацио: Милорд, вы слишком строги, смерть могла
      его расстроить и поседеть мог от переживаний.
Гамлет: Жаль, не видел я его.
Горацио: Так можно посмотреть. Сегодня ночью.  
Гамлет: Я стану с вами на ночь. Может статься, он вновь придет
Горацио: А куда ему деваться, коль площадка одна
       На замок весь? Придет наверняка.
Гамлет
      И если примет вновь отцовский образ,
      Я с ним заговорю, хотя бы ад,
      Восстав, зажал мне рот
Ад: Вот это наглость.
Гамлет:  А к вам есть просьба.
       Как вы скрывали случай до сих пор,
       Так точно и вперед его таите.
Марцелл: То есть разболтать его пред первым встречным
       членом королевского семейства?
Гамлет: И что бы ни случилось в эту ночь,
       Доискивайтесь смысла, но молчите.
Горацио: Я то хочу молчать. Но кто заткнет Шекспира?
Гамлет: За дружбу отплачу. Храни вас бог!
      А около двенадцати я выйду
      И навещу вас.
Все: Ваши слуги, принц.
Гамлет: Не слуги, а друзья. Прощайте.
Все, кроме Гамлета, уходят.

Гамлет:
Отцовский призрак в латах! Быть беде!
А если не произойдет, устрою ее сам!
Обман какой-то.
Но я ему поверю!Только бы стемнело!
Терпи душа! - Засыпь хоть всей землею
Деянья темные, их тайный след
Поздней иль раньше выступит на свет.
Всю правду расспрошу у привиденья.
Устрою правосудие по показанию покойника в ночи!
(Уходит.)

Tags: Бредятина, графоманство
Subscribe

  • Из кунсткамеры.

    Цитата Самое смешное тут в то, что бесполезное занятие пытаться объяснить сциентисту, что в действительности все прямо наоборот. С точки зрения…

  • Буддизм как учение сатаны.

    Из завещания Гунавармана (одного из проповедников буддизма в Китае) "Нужно правильно знать пути созерцания; Их можно назвать, но нельзя…

  • Имена

    Фотобатоло Фотоешэ Бимолоча Шилимотоло У китайских буддийских миссионеров даже имена такие, что ни в жизнь не подумаешь, что это китайское. А…

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments