ortheos (ortheos) wrote,
ortheos
ortheos

Categories:

Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира

В Интернете пользуются большой популярностью видео-блоггеры, которые подробно разбирают ошибки, глупости и откровенные противоречия в  фильмах-"блокбастерах". Я и сам при том, что сами фильмы практически не смотрю , с удовольствием слежу за новыми выпусками того же kinomaru. Удовольствие сие сочетается с некоторой даже пользой, поскольку напрочь отбивает редкие позывы таки окатиться модным голливудским продакшном.

И вдруг мне захотелось - от праздности и нерадения, конечно - представить, как бы выглядел подобный разбор не для кинофильма , а для шедевра мировой классики. Например, хрестоматийного "Гамлета" Вильяма нашего Шекспира. Выкладывать сухой перечень несостыковок, логических неувязок и анахронизмов мне показалось скучным, и поэтому я решил представить, как могла бы выглядеть пьеса великого драматурга, если бы все эти недостатки вдруг всплыли и заняли свое подобающее место в тексте.

Некоторое предисловие. конечно, подобало бы обратиться к оригиналу на английском языке, - для большей аутентичности. Но во-первых, это означало бы необходимость клепать свой перевод, во-вторых, у Вильяма Шекспира довольно своеобразный английский.

Поэтому текст составлен по каноническому  переводу Б.Пастернака, в связи с чем, конечно, многие неувязки могут относиться не к источнику, а к переводу.

Также хочу особо отметить, что история про Гамлета была заимствована Шекспиром из итальянской новеллы эпохи Возрождения (поэтому в пьесе столько итальянских имен, которых не могло быть в Дании), и оригинал повествует о подлинной истории, случившейся в Дании в Χ веке не задолго до крещения Дании.

Ну и прошу не ругать что только одна сцена.

(Часы начинают бить двенадцать)
Франциско(вздрагивает): - Что это за хрень сейчас была?
(часы бьют второй раз)
Франциско: - Вот, опять.
(часы бьют третий раз)
Франциско: Похоже, какой-то урод колотит в чан дубиной.
(часы бьют в четвертый раз)
Франциско:  сейчас короля же разбудят.
Шекспир: Слушай, это башенные часы с боем. Двенадцать ударов означают глубокую полночь, что  наводит мистическую атмосферу ужаса и надвигающейся катастрофы.
Франциско: Слушай, сейчас время принца Гамлета, десятый век на дворе. Глубокая тьма и язычество. Какие еще часы с боем?
Шекспир: Не важно, какой сейчас век.  Главное, что сейчас мистическая атмосфера. И хорош пререкаться с автором. А то  персонаж на полстранички текста, а уже нервы треплет.
(появляется Бернардо)
Бернардо: И что это за дебил фигачит среди ночи по чану топором?
Франциско: А  сам ты что за дебил?
Бернардо: Да здравствует король!
Франциско: А, Бернардо! Ты чего тут делаешь?
Бернардо: Да тут сейчас не только я делаю, тут сейчас вся стража сбежится во главе с Гамлетом в ночнушке, чтобы узнать, кто тут стучит.
Шекспир (нервно) Все, все, я отключил часы, успокойтесь уже.
Франциско: Тогда я спать пошел.
         Ибо такая тоска на сердце,
         что прямо тут заснул бы и храпел
         в две дырки...
Бернардо: Все тихо?
Франциско: не считая этих ударов, от которых все трясется  - да. Всё тихо словно мышь.
Бернардо: Всё быстро носится в труднодоступных и неопределенных местах и как только наступит тишина, начинает громко чего-то хомячить?
Шекспир: Нет, "как мышь"  означает, что все тихо затаилось.
Бернардо и Франциско (хором): Слышь, мужик, ты мышь вообще когда-нибудь в глаза видел?
Шекспир: Господи, ну зачем я бросил писать сонеты. Господа служивые, или вы прекращаете пререкаться, или трагедия закончится прямо сейчас тем, что все умрут.
Бернардо: Убедительно. Ладно, пускай все будет как мышь.
(Замковая стена начинает громогласно что-то хрумкать)
Бернардо: Ну, Франциско, доброй ночи. А встретятся Гораций и Марцелл - подсменные мои - поторопи их.
Франциско: Устрою. Стоп. Опять кого-то несет. Стой! Кто идет!
(Входят Горацио и Марцелл )
Горацио: Друзья страны.
Марцелл: и слуги короля.
Франциско: Эх, забыл сказать Гамлету, что систему опознавания надо бы усовершенстовать. Пусть добавят хоть какой страны и чьего короля. А то англы на прошлой неделе так Дувр взяли.
Марцелл: Кто вас сменил?
Франциско: Бернардо на посту. Прощайте.
Бернардо: А ничего, что я тут в двух шагах стою? Прямо перед глазами.
Горацио: Ничего, можешь стоять.
Бернардо:  шутник Горацио тоже здесь? Удачное дежурство  будет .
Горацио: В некотором роде.
Марцелл: Ну как, являлась нынче эта странность?
Бернардо: Пока не видел. Я тут всего две минуты и две минуты никто не затыкает рот. Если призрак и появится, ему придется долго ждать пока закончат болтать и обратят на него внимание.
Марцелл:  Вот и Горацио считает это все
        Игрой воображенья и не верит
        В наш призрак, дважды виденный подряд.
        Вот я и предложил ему побыть
        На страже с нами нынешнею ночью
        И, если дух покажется опять,
        Проверить это и заговорить с ним.
Ведь знают все, что у Горацио
Воображенья нет, и даже книжку видит он
Местами только теми,
        где скучные сухие факты.
Уж если все втроем увидим мы виденье...
Горацио:
...То значит, что у всех троих больно воображенье
Бернардо: Присядем, потому что за пять минут
болтать устал уж я и зубы ломит.
 И поболтаем о виденном.Хоть долг стоять на страже
Пусть подождет,  пусть даже враг штурмует
        Наш замок.Ведь главное - рассказы о нечистой силе!
Горацио: Ты убедил меня, сажусь.
Марцелл: А я вообще улягусь, устав провалится  пусть в бездну.
Бернардо: Минувшей ночью,
Когда звезда что западней Полярной
Перенесла лучи в ту часть небес,
        Где и сейчас сияет
Горацио:   (растеряно вертит звездной картой)
       Но разве не западные все они
Пока вращается небесной сферы механизм?
И разве не сияет каждая звезда всегда
       в той части неба, что и сейчас сияет?
Бернардо: Горацио, мой друг, сейчас десятый век, я среднестатистический средневековый дуболом из замковой стражи, я даже читать не умею . А меня мало того, что заставляют говорить стихами, так еще и астрономией заниматься. Справляюсь как могу. Так что будь добр, заткнись пожалуйста, и слушай дальше свою историю про приведение.
Горацио: ПривИдение.
Бернардо: Так вот , и мы с Марцелло лишь било час...
Горацио: Вы с Марцеллом побили часового?
Бернардо: Нет, час било.
Горацио:  Кто било? Привидение? Привидение побило часового?
Бернардо: Что же ты такой непонятливый! БИЛО ЧАС!
Горацио: Я знаю, что такое час. Я не знаю, что его било. И зачем оно его било.
Шекспир: Пусть будет проклят тот час, когда я решил, что начать пьесу с удара часов будет гениально.
Бернардо: Горацио, не бери в голову, короче когда стукнуло в колокол...
(бьет колокол, входит Призрак)
Марцелл: Молчи! Замри! Гляди, вот он опять.
Бернардо: Осанкой - вылитый король. Или танцор.
        Хотя, мне кажется , больше похож на короля.
        Белесое пятно такое, и не пляшет.
Марцелл: Король, но только чей?
Бернардо: Если никто не против, пусть будет наш.
Марцелл: Но наших тоже штук тридцать - не меньше
Здесь в замке полегло в сражении с врачами.
        И бродят неупокоенно, бренча рецептами и пузырьками.
Бернардо: Что скажешь ты теперь , Горацио премудрый?
Горацио: Я охренел.
Бернардо: Спроси ж его, он ждет, ведь по поверью
        Дух хранит молчание , пока не спросишь,
Горацио: Эээээ... Монсир, ду ю спик даниш?
                Стой! Я стрелять сейчас начну!
Марцелл: Он оскорбился.
Бернардо: и уходит прочь
(Призрак уходит)
Марцелл: Горацио его спугнул.
Бернардо: Да кто б не испугался, коль в него пообещали стрельнуть?
Марцелл: Надо было вместо Горацио Офелию позвать
        Чтоб в лифе без шнуровки.
        Нет  мужчины, чтобы ушел так от нее. Особенно король.
Бернардо: Ну что, Горацио? Ты все еще не веришь в приведенье?
        И думаешь, что все сие игра воображенья?
        Как твое мненье?
Горацио: Меня мутит немного... от таких стихов... Сейчас...
А нет, прошло. Так вот ,как яростный сторонник
        Научных методов, я возвещаю нам, что мы сошли с ума
        И место нам в психушке. Давайте свяжем мы друг друга
        И тихо приступим к психотерапии.
Марцелл: Но ведь похож он был на короля!
Горацио: Как мы с тобой!
       Мы тоже короли, я- франкский, ты - испанский!
Марцелл: Но разве не был он в тех латах,
       как в бою с норвежцем
       И так же хмур, как в незабвенный день
       Когда при ссоре с выборными Польши
       Он из саней их вывалил на лед?
Бернардо: Ты был тогда?
Марцелл : Нет, но я представляю, как он был хмур.
Горацио: И все это ты узрел сейчас? Вот в этой призрачной тени?
Марцелл: Готов поклясться! но не буду.
       В такой же час таким же важным шагом
       Прошел вчера он дважды мимо нас.
Горацио: Дважды прошел туда-сюда? Прогуливался дух?
Марцелл: Нет, туда - и потом опять туда.
Горацио: Я ничего не понял. Это как?
Бернардо: Марцелл его сначала не заметил и со стены плевал.
        И духу снова пришлось пройти разок.
Горацио: И что потом, когда заметили? Что сотворили вы?
Марцелл: Облегчились.  поспешно и успешно. Весьма.
       Скажи, Горацио, что значит это привиденье?
Горацио:  Подробностей разгадки я не знаю,
        Но в общем, вероятно, это знак
        Грозящих государству потрясений.
Бернардо: Чьему?
Горацио: Подробности - я повторю- мне неизвестны.
Марцелл: Постойте. Сядем.
Горацио: Так нам стоять иль сесть?
Марцелл: Приятнее сидеть.
Бернардо: Мы сели и сидим давно .Выше пролистай.
Марцелл: Сидите вы, а я лежу. Сам выше пролистай.
       Так кто мне объяснит,
К чему такая строгость караулов,
       Стесняющая граждан по ночам?
Горацио: стесняющая горожан? Что ночью делает народ?
       Разве не спят?  Что можно делать по ночам в десятом веке?
Марцелл: Что и всегда. Буянить.
Горацио: То есть спросил ты, зачем ночная стража не дает буянить?
Марцелл: Здесь тайна! Заговор!
       Чем вызвана отливка медных пушек...
Бернардо: Отливка кого? Пушок? Что такое медный пушок?
Марцелл: Шекспир, скотина, что за текст подсунул мне ты?
Шекспир: Пушка это такая штука, которая стреляет ядрами при помощи пороха.
Марцелл: Да смилуется над тобой небо, зачем кому то понадобилось стрелять орехами при помощи потрохов?
Шекспир: Все, проехали. Просто читай дальше по тексту.
Марцелл: И ввоз оружья из-за рубежа,
       И корабельных плотников вербовка,
       Усердных в будни и в воскресный день?
Горацио: А что такого в работе в воскресный день?
       Постой, я видел какого-то монаха, что-то говорил он
       Что по его религии нельзя работать.
       Повесили его мы и после утопили.
       Ты часом не христианин?
Марцелл: Язычник я, уже сказал я, десятый век. и в Дании живу.
       И имя датское народное имею, как и ты , Гораций.
       Так объясни мне, Что кроется за этою горячкой,
       Потребовавшей ночь в подмогу дню?
       Кто объяснит мне это?
Горацио: Постараюсь.
       По крайней мере слух таков. Король,
       Чей образ только что предстал пред нами,
       Чего не может быть и мы сошли с ума,
       Как вам известно, вызван был на бой
       Властителем норвежцев Фортинбрасом.
       В бою осилил храбрый Гамлет наш,
Бернардо: Постой. Был вызван на бой король,
        а в битве победил наш Гамлет?
Горацио:  Именно так все и было.
Бернардо: И данов племена не посчитали такое
        трусливым бегством недостойным короля,
        который первым в битву вступать обязан?
Марцелл : Не посчитали, ибо так решил Шекспир великий.
Горцио : Читал я в книжке, что таков обычай был царей норманских.
       Вместо себя другого подставлять.
Бернардо: А что же фортинбрас?
Марцелл: А Фортинбрас, как все мы, читать не научился,
       Своих обычаев не зная,
       Сам в драку влез и получил мечом по шлему ...
Горацио:  Имелся договор,
       Скрепленный с соблюденьем правил чести,
       Что вместе с жизнью должен Фортинбрас
       Оставить победителю и земли,
       В обмен на что и с нашей стороны
       Пошли в залог обширные владенья,
       И ими завладел бы Фортинбрас,
       Возьми он верх.
Бернардо: И сделав ставки эти, наш Король вдруг выставляет
       бесстыдно  туза  Крапленого- Гамлета?
Горацио: Ты книжек не читал, мой друг.
        Про средние века.
Бернардо: Но разве не мошенничество это?
        В трактире за обычаи такие почтенные
        Меня б давно  побили палкой
Горацио: Но ты послушай дальше.
       По тем же основаньям
       Его земля по названной статье
       Вся Гамлету досталась.
Бернардо: Так. А король?
        Его же Фортинбрас
        На бой призвал.        
 И обещал поместья в случае победы.
        Ему. Причем тут Гамлет?
Горацио: Да, сам я вижу, история тут темная.
        Но дальше вот что.
        Его наследник, младший Фортинбрас,
        В избытке прирожденного задора
        Набрал по всей Норвегии отряд
        За хлеб готовых в бой головорезов.
Марцелл: Они там с голоду все пухнут, что ли?
Горацио: Все - нет. Головорезы - да.
       За корочку сухую хлеба готовы убивать,
       А больше им не надо - скромный люд.
       Хоть золотом обсыпь - после резни
       довольствуются только хлебом и водой
       бессребреники.   А приготовлений видимая цель,
        Как это подтверждают донесенья, -
        Насильственно, с оружием в руках,
        Отбить отцом утраченные земли.
        Вот тут-то, полагаю, и лежит
        Важнейшая причина наших сборов,
        Источник беспокойства и предлог
        К сумятице и сутолоке в крае.
Бернардо: как удачно сели поболтать мы здесь
        В дежурства прямо время  ,
        В важнейшем замке, забив на стражу.
        Но думаю, так все и есть.
        Не зря обходит в латах караулы
        Зловещий призрак, схожий с королем,
        Который был и есть тех войн виновник.
Марцелл: Мерзавец. Мало того, что вызов бросил ему
        Король Норвежский, желая земли отобрать его
         так еще и Гамлет забрал весь приз,
         который жадно хочет Фортинбрас второй.
        Король , конечно , виноват, кто же еще.
Горацио: В года расцвета Рима, в дни побед,
         Пред тем как властный Юлий пал, могилы
         Стояли без жильцов, а мертвецы
         На улицах невнятицу мололи.
         В огне комет кровавилась роса,
         На солнце пятна появлялись; месяц,
         На чьем влиянье зиждет власть Нептун,
         Был болен тьмой, как в светопреставленье  
       
Марцелл: Подумать только, сколько знамений
        И все для Юлия, который помер
        И тут же стал Октавиан после него
        На Цезарское место и славно Римом управлял.
        Зачем был весь этот цирк, так до сих пор
        Никто не знает.
Горацио: Такую же толпу дурных примет,
       Как бы бегущих впереди событья,
       Подобно наспех высланным гонцам,
       Земля и небо вместе посылают
       В широты наши нашим землякам.
Бернардо: Разве не ты недавно считал воображеньем
        явленье призрака?  Теперь приметы
        нам излагаешь и грозишь убийством Юлия.
Горацио: Наука светлая дотоле отвергает примет народных
       Пока вдруг не находит  объясненье верное
       Приметам, признакам, гаданьям,
       И объяснив их силами природы,
       Уже научно верит в них.
(Призрак возвращается)
        Но тише! Вот он вновь! Остановлю
        Любой ценой. Ни с места, наважденье!
        О, если только речь тебе дана,
        Откройся мне!
        Быть может, надо милость сотворить
        Тебе за упокой и нам во благо,
        Откройся мне!
        Быть может, ты проник в судьбу страны
        И отвратить ее еще не поздно,
        Откройся!
        Быть может, ты при жизни закопал
        Сокровище, неправдой нажитое, -
        Вас, духов, манят клады, говорят, -
        Откройся! Стой! Откройся мне!
Марцелл и Бернардо (возбужденно, хором): Сокровище?! Горацию закройся, нам откройся!
Поет петух.
Горацио: Марцелл, держи его!
Марцелл: Ударить алебардой?
Горацио: Бей, если увернется.
Марцелл: Увернется от чего?
Горацио: от того, то ты ударил.
Бернардо: Друзья страны и слуги короля! бей короля!
Марцелл: За короля! По королю! Хрясь алебардой!
Горацио: Промазал. Ну еще бы, - призрак.
Марцелл: Ушел! Не надо было алебардой
       В него с размаху тыкать.
       Так и обидеться недолго.
Бернардо: Да брось ты, он же призрак.
       это не от топора,
       Подумаешь, удар по тыкве.
       Мы, даны, на такое внимание стыдимся обратить.
       Петух запел! Вот кто обидчик королевский!
Горацио: Да, тут он вздрогнул, точно провинился
       И отвечать боится. Я слыхал,
       Петух, трубач зари, своею глоткой
       Пронзительною будит ото сна
       Дневного бога.
Марцелл: В три часа ночи.
Горацио: А тот потом ложиться досыпать.
       При его сигнале,
       Где б ни блуждал скиталец-дух: в огне,
       На воздухе, на суше или в море,
       Он вмиг спешит домой. И только что
       Мы этому имели подтвержденье.
Бернардо: домой - это куда?
        Что значит...  в королевский замок?
(Все трое переглядываются)
(Снова появляетя Призрак, видит их и в панике опять убегает)
Марцелл: Разделимся давайте и обшарим здесь каждый уголок!
       Не мог он далеко уйти.
Горацио: А если не поймаем,
      поставим принца Гамлета в известность
      О виденном. Ручаюсь жизнью, дух,
      Немой при нас, прервет пред ним молчанье.
      Ну как, друзья, по-вашему? Сказать,
      Как долг любви и преданность внушают?
Марцелл: То есть поймаем призрак на живца!
       И выбьем карту от сокровищ!
       Горацио! Ты гений!

Tags: Бредятина, графоманство
Subscribe

  • Дна нет.

    @Олимпийский комитет России (ОКР) и официальный экипировщик олимпийской команды России ZASPORT провели презентацию экипировки для сборной России на…

  • Как княгиня Дашкова бивала пруссаков.

    "Русские всегда прусских бивали" - говорил незабвенный Александр Васильевич Суворов. Но среди всех многообразных и многочастных способов,…

  • Цыгачесса и кузина Лилибет.

    Мухосранская самозванка решила пропиариться на смерти летального принцовируса Филиппа. И сделала это одновременно и хитрожопо, и предельно тупо. (…

promo ortheos september 18, 2014 10:40 25
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Дна нет.

    @Олимпийский комитет России (ОКР) и официальный экипировщик олимпийской команды России ZASPORT провели презентацию экипировки для сборной России на…

  • Как княгиня Дашкова бивала пруссаков.

    "Русские всегда прусских бивали" - говорил незабвенный Александр Васильевич Суворов. Но среди всех многообразных и многочастных способов,…

  • Цыгачесса и кузина Лилибет.

    Мухосранская самозванка решила пропиариться на смерти летального принцовируса Филиппа. И сделала это одновременно и хитрожопо, и предельно тупо. (…